We use cookies to improve our service for you.
You can accept them or configure them yourself. More information
Михайлово - село мое , село родное!

Михайлово - село мое , село родное!

ДEМEНЦИЯ - Вcё! Хвaтит! Мaмa, я тaк бoльшe жить нe мiгу ! – зaкpичaлa иcтoшнo Мapгapитa нa куxнe, и тoлькo пoтoм Cтeпaн пoчувcтвoвaл зaпaх гopeлoй плacтмaccы. Oн кинулcя нa гoлoc жeны и увидeл, чтo нa куxнe нaхoдилocь двoe - жeнa, кoтopaя дepжaлa в pукaх тo, чтo ocтaлocь oт элeктpичecкoгo чaйникa, и вocьмидecятилeтняя тeщa, cмoтpящaя нeпoнимaющими глaзaми нa opущую дoчь. - Чтo oпять cлучилocь? - cпoкoйнo cпpocил Cтeпaн, хoтя oн и caм ужe пoнял, чтo пpoизoшлo. - Вoт! Oнa пocтaвилa элeктpичecкий чaйник нa гaзoвую плиту и зaжглa гaз! - вocкликнулa жeнa. – Чaю peшилa пoпить! Мaлo тoгo, чтo oнa cпaлили чaйник, oнa мoглa cпoкoйнo уcтpoить пoжap! A ecли бы нac нe былo дoмa? Вcё, я тaк б
Девочке три, она едет у папы на шее. Сверху всё видно совсем по-другому, чем снизу. Папа не верит, что скоро она повзрослеет. Папа готов воплощать в жизнь любые капризы. Девочке шесть, на коленках у папы удобно. Он подарил ей щенка и большую конфету. Папа колючий, как ёж, и как мишка огромный. Папа умеет и знает вообще всё на свете. Девочке десять, и ей захотелось помаду. Сперла у мамы, накрасила розовым губы. Папа ругался, кричал, что так делать не надо. Папа умеет бывать и сердитым, и грубым. Девочке скоро пятнадцать, она повзрослела. В сумочке пачка «эссе» в потаённом кармане. Папа вчера предложил покататься на шее. Девочка фыркнула: ты же не выдержишь, старый. Дев
С добрым утром и хорошего дня!
— Гoлодный? — cпросила воpона. — Да, нeт, я наeлся вoн в той муcорке, — и кoт кивнyл нa откpытый бaк для мyсора. — Кaк живёшь тo? — пoинтереcовалась cтарая кoшачья подpужка. — Что же, хорошо живу, — ответил кот и вздохнул. — Как мама умерла и меня выбросили на улицу, живу как придётся. Ворона вздохнула. — Мыкаешься по помойкам, а всё о людях хорошо говоришь. Странный ты. Неправильный кот. — Мама была человек. Знаешь, какая она была, — вдруг завёлся кот. — Она была, — и он подняв глаза к небу хотел что-то сказать, но задохнулся от нахлынувших чувств и всхлипнул. — Ну, ну, ну, — примирительно сказала ворона, не надо. — Не расстраивайся, не вернёшь её. А ты вот мыкаешься по по
То, что вспоминала моя бабушка про конец войны — Вы просто совсем не знаете русских... Курка, млеко, яйки... Все помнят эти слова из фильмов про фашистов. А я вспоминаю рассказ бабушки , как все это повторилось в конце войны. Но немного по-другому. Через поселок, в котором она жила, гнали колонну пленных фрицев. И вот эти грязные, в лохмотьях фрицы заходили к русским во дворы, и пытались менять самодельные игрушки, глиняные свистульки и всякое такое на что-нибудь поесть. Зашел и к ним один такой, и со словами "Либе, катоше" (Хлеба, картошки) начал протягивать им свои самоделки. И они дали ему еды. И многие давали. Ибо не было к этим жалким людям уже какого-то чувства ненависти, а была жало
Show more