Go to the version for people with limited capabilities.
Popular on OK.RU
Смирение – это не значит подчинение... Это значит смотреть на все c миром...
Художник Василий Навозов
Чтo cкaжeтe?
Я не виновата...я по навигатору ехала 😂
Отрывок из интервью Игоря Тихомирова о Черном альбоме : ◼ Каждая вещь в Черном альбоме говорит о том, что у Вити потенциал огромный и далеко еще не исчерпанный. Я считаю Витю очень талантливым. Он учился всему сам: много читал, прекрасно знал и разбирался в поэзии. Каждый из нас в свое время попробовал где-то учиться. Витя, например, в Серовском училище. Потом мы постепенно пришли к мысли, что учеба в различного рода государственных учреждениях - пустая трата времени. Чтобы писать, скажем, хорошие стихи, совсем не обязательно заканчивать филфак. Это скорей всего дается свыше... Конечно, гибель Виктора была для нас смертельным ударом. Помню, приехал из отпуска, вхожу домой. Назавтра назначена репетиция. И тут - телефонный звонок. Мы рванули туда на машине, до последней минуты не покидала надежда: может, все обошлось... Не берусь описывать тех страшных минут, Конечно, нам было ни до чего. И все-таки заставили себя собраться и довести начатую работу до конца. Уже без Вити мы записали последний альбом. К тому же нас подгоняли, теребили, и все делалось в жуткой спешке. Правда, я не уверен, что он получился бы лучше, если мы работали бы над ним дольше.
Друзья !Отличной вам пятницы ! Хорошего настроения и удачи во всём! Будьте счастливы ! ______________________________________________
ВЯЖЕМ СПИЦАМИ:
КАК ПОВАР ИВАН СЕРЕДА С ТОПОРОМ ТАНК ЗАХВАТИЛ Я тут недавно публиковал видео «ПРО ЛЮДЕЙ И ПРО ВОЙНУ. «ПОВАР». По сюжету там обычный советский солдат-повар, находясь в тылу своего подразделения, с помощью топора и брезента захватил немецкий танк и его экипаж. Кино, подумал я тогда, а оказалось, что история эта была на самом деле. В это трудно поверить, но это факт! Героя-повара звали Иван Павлович Середа... «Это в начале войны было. Немец тогда огромными силами пер. Наши отступали. Бои шли ожесточеннейшие. Батальон, в котором служил поваром ефрейтор Иван Середа, дрался тогда в Прибалтике. Хорошо дрался. Фашисты многих недосчитались, но и наш батальон потери нес. В тот день немцы особенно сильно навалились, танки и самоходки подтянули. Возникла угроза окружения. В хозвзвод, стоявший в лощине, прибежал связной и передал приказ комбата выдвинуться на боевые позиции и отбить атаку на левом фланге. Командир взвода увел бойцов выполнять боевую задачу, приказав Ивану обеспечить охрану и питание личного состава. Варит Иван кашу, к стрельбе отдаленной прислушивается. Хотелось бы помочь товарищам, да приказ на войне — закон. Загрустил совсем Иван Середа, родные места стал вспоминать: родителей, домик на берегу Амура, школу, любовь свою длиннокосую… И тут его словно что-то в бок толкнуло. Оглянулся и обмер. От дороги ползут в его сторону три фашистских танка. И откуда взялись? Раздумывать некогда — надо добро спасать. А как спасать, если до переднего танка уже метров двести осталось? Быстренько распряг Иван лошадей и к леску, что неподалеку, направил, а сам за полевую кухню укрылся — авось фрицы не заметят. Может быть, прошел бы номер, да один танк прямо на кухню и выкатил. Остановился рядом, огромный с белыми крестами. Танкисты кухню заметили, обрадовались. Решили, что русские ее бросили. Крышка люка открылась, и танкист высунулся. Здоровый такой, рыжий. Головой повертел да как загогочет торжествующе. Тут Иван не выдержал, куда и страх делся. Схватил топор, что под руку попал и прыг на танк. Рыжий, как его увидел, в люк прыгнул и крышку захлопнул. А Иван уже по броне топором стучит: «Хенде хох, гансики! Налетай ребята, окружай, круши фрицев». Немцы начали стрелять, а Иван, недолго думая, топором им ствол погнул — против лома нет приема. А чтобы фрицы особенно не хорохорились, своим халатом им и смотровую щель закрыл. Орет: «Гитлер капут, окружай их, ребята…» Топором, как кувалдой, орудует по броне. Что уж подумали немцы — не знаю. Только открывается люк, и с поднятыми руками старый знакомый рыжий верзила показывается. Вспомнил тут Иван Середа про карабин за спиной, мигом его на фашиста направил. А за тем уже второй танкист лезет, третий. Иван еще громче орет, командует несуществующим бойцам «окружать» и «держать фрицев на мушке». А сам пленных выстроил около кухни, заставил друг другу руки связать. Когда после выполнения боевой задачи вернулись бойцы его взвода и увидели рядом с кухней немецкий танк, пленных фашистов и Ивана Середу с карабином наперевес — глазам своим не поверили. Хохоту было до слез! Только немцы стояли понурые, ничего не понимая. Гвардии ефрейтор Иван Середа стал Героем Советского Союза, а топор его хранился в части как боевая реликвия. На войне так: грудь в крестах или голова в кустах». из воспоминаний однополчанина Ивана Середы В. Безвительнова Но этот случай был не единственным в истории Ивана Середы. Он также героически подорвал связкой гранат немецкий танк во время разведки в тылу врага. А после, захватив немецкий пулемет, он в одиночку уничтожил двадцать вражеских мотоциклистов, взяв в плен трех солдат и благополучно вернувшись со своей группой в родное подразделение. После чего ему за его героизм, присвоили звание Героя Советского Союза, вручив медаль «Золотая звезда» и орден Ленина. Вручение медали «Золотая Звезда» И. П. Середа, Северо-Западный фронт, октябрь 1941. Из рядового солдата, Иван вырос до командира взвода, был несколько раз тяжело ранен, участвовал в обороне Ленинграда. А в обороне Москвы, он уже командовал ротой. В 1942 году окончил курсы усовершенствования командного состава, а в 1944 году Новочеркасское кавалерийское училище. После чего, ушел служить в кавалерию, став помощником начальника продфуражного и хозяйственного довольствия 8-го гвардейского кавалерийского полка. За образцовое выполнение боевой задачи по снабжению подразделения в сложной боевой обстановке 21 мая 1945 года, был награжден орденом Отечественной войны II степени. Из армии Иван Середа ушел в запас, в звании гвардии старшего лейтенанта.
Show more