We use cookies to improve our service for you.
You can accept them or configure them yourself. More information
И слово будто музыка звучит...

И слово будто музыка звучит...

Creative Work
Из книги воспоминаний Фаины Георгиевны Раневской: «Родилась я в конце прошлого века, когда еще в моде были обмороки. Мне очень нравилось падать в обморок, к тому же я никогда не расшибалась, старалась падать грациозно. С годами это увлечение прошло, но один из обмороков принес мне счастье, большое и долгое. В тот день я шла по Столешниковому переулку, разглядывая витрины роскошных магазинов, и рядом с собой услышала голос человека, в которого была влюблена до одурения. Я собирала его фотографии, писала ему письма, никогда их не отправляя. Услышав его голос, упала в обморок неудачно и расшиблась сильно. Меня приволокли в расположенную рядом кондитерскую, положили на диванчик (эта кондитерская и теперь существует, на том же месте, а тогда она принадлежала француженке с французом). Сердобольные супруги влили мне в рот крепчайший ром, от которого я сразу пришла в себя, и тут же снова упала в обморок, когда голос этот прозвучал вновь, справляясь о том, не очень ли я расшиблась? Прошло несколько лет, я уже стала начинающей актрисой, работала в провинции и по окончании сезона приехала в Москву. Видела днем и в ночное время длинные очереди за билетами в Художественный театр. Расхрабрилась и написала ему письмо: «Пишет Вам та, которая в Столешниковом переулке однажды, услышав Ваш голос, упала в обморок. Я уже актриса — начинающая. Приехала в Москву с единственной целью — попасть в театр, когда вы будете играть. Другой цели в жизни у меня теперь нет и не будет». Письмо помню наизусть, сочиняла его несколько дней и ночей. Ответ пришел очень скоро: «Дорогая Фаина, пожалуйста, обратитесь к администратору, у которого на Ваше имя будет два билета. Ваш В. Качалов». С этого вечера и до конца жизни этого изумительного артиста и неповторимой прелести человека длилась наша дружба, которой очень горжусь. Бывала у него постоянно, вначале робела, волновалась. Вскоре он приручил меня. ...В своей жизни-биографии я любила только двоих. Первым был Качалов. Второго не помню».
Comments 11
Likes 98
Поэты не рождаются случайно Они летят на землю с высоты Их жизнь окружена глубокой тайной Хотя они открыты и просты. Глаза таких божественных посланцев Всегда печальны и верны мечте И в хаосе проблем, их души вечно светят тем Мирам, что заблудились в темноте. Они уходят, выполнив задание Их отзывают высшие миры. Неведомые нашему сознанью По правилам космической игры. Они уходят, не допев куплета Когда в их честь оркестр играет туш Актеры, музыканты и поэты Целители уставших наших душ. В лесах их песни птицы допевают В полях для них цветы венки совьют Они уходят вдаль, но никогда не умирают И в песнях, и в стихах своих живут.. Игорь Тальков
Comments 0
Likes 2
* * * В Батуми дождь. Цветные пузыри Зонтов плывут по улицам Батуми. Сплошь отсырей, заплесневей, замри – Но о дожде плохого не подумай. Несется он, прохожих не щадя, Небесных сфер движение нарушив, Его леса шумят на площадях, И лопаются лотосы на лужах. И стайки птиц поют в его ветвях – Зарянки, и чижи, и камышовки, А кто не слышит, отсырев, завяв, Насупившись – тот нытик и дешёвка. Дымится чай на маленьком столе, Краснеет земляничное варенье, И водяные шторы на стекле Задвинуты, и поломалось время. И дождь – уже внутри меня идёт, Такой же точно, только по Садовой, По Кронверку, по Карповке, вперёд, Что ж, проходя, не смотрите в лицо вы? Замёрзшими руками отводя Солёные негнущиеся нити, Протягиваю вам цветы дождя: Ну что же вы не видите – возьмите! Т. Вольтская
Comments 0
Likes 2
Олег Батлук
Comments 2
Likes 28
Город расколется на мириады зеркал Рвутся в любовных пожарах петарды сердец Стенка за стенкой, душа, за душою тоска Тянет в болотную топь заколдованных мест Я же тебя никогда никому не отдам Пело сердечко и плакали гордые льды Наши тела бы могли отыскать по следам Если бы мы не забыли оставить следы Дайте мне белые крылья, - я утопаю в омуте Через тернии, провода, - в небо, только б не мучиться Тучкой маленькой обернусь и над твоим крохотным домиком Разрыдаюсь косым дождем; знаешь, я так соскучился! Встретимся и за секунду проносится ночь Но вечностью черной разлука обрушится вновь Так почему же мы всё разбегаемся прочь? Зная в каком направлении наша любовь Мы друг для друга давно стали как зеркала Видеть тебя и всё чаще себя узнавать Нитью незримой нас намертво сшила игла Так больно когда города нас хотят разорвать Дайте мне белые крылья, - я утопаю в омуте Через тернии, провода, - в небо, только б не мучаться Тучкой маленькой обернусь и над твоим крохотным домиком Разрыдаюсь косым дождем; знаешь, я так соскучился! Знаешь... Владимир Котляров
Comments 1
Likes 0
Сегодня День рождения Булата Окуджавы. ​«Слишком много всяких танков, всяких пушек и солдат. И военные оркестры слишком яростно гремят, и седые генералы, хоть и сами пули льют, — но за скорые победы с наслажденьем водку пьют. Я один. А их так много, и они горды собой, и военные оркестры заглушают голос мой»
Comments 1
Likes 0
Лиличка Дым табачный воздух выел. Комната — глава в крученыховском аде. Вспомни — за этим окном впервые руки твои, исступленный, гладил. Сегодня сидишь вот, сердце в железе. День ещё- выгонишь, может быть, изругав. В мутной передней долго не влезет сломанная дрожью рука в рукав. Выбегу, тело в улицу брошу я. Дикий, обезумлюсь, отчаяньем иссечась. Не надо этого, дорогая, хорошая, дай простимся сейчас. Всё равно любовь моя — тяжкая гиря ведь — висит на тебе, куда ни бежала б. Дай в последнем крике выреветь горечь обиженных жалоб. Если быка трудом умо́рят — он уйдет, разляжется в холодных водах. Кроме любви твоей, мне нету моря, а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых. Захочет покоя уставший слон — царственный ляжет в опожаренном песке. Кроме любви твоей, мне нету солнца, а я и не знаю, где ты и с кем. Если б так поэта измучила, он любимую на деньги б и славу выменял, а мне ни один не радостен звон, кроме звона твоего любимого имени. И в пролёт не брошусь, и не выпью яда, и курок не смогу над виском нажать. Надо мною, кроме твоего взгляда, не властно лезвие ни одного ножа. Завтра забудешь, что тебя короновал, что душу цветущую любовью выжег, несуетных дней взметенный карнавал растреплет страницы моих книжек... Слов моих сухие листья ли заставят остановиться, жадно дыша? Дай хоть последней нежностью выстелить твой уходящий шаг. Владимир Маяковский
Comments 3
Likes 3
Мы очень любим все итальянское – и не только итальянскую кухню и кино. Прежде всего - великого Джанни Родари и его книгу о мальчике-луковке Чиполлино. Джанни Родари сыграл на самом неубиваемом детском инстинкте. Взрослого еще можно — и даже легко — уговорить, что мир устроен единственно возможным образом и что любые попытки его исправить только портят дело. Но ребенок, на глазах у которого травят бедняка, бежит вступаться. Сказка Родари про Чиполлино была востребована советской пропагандой не только из-за своего благородного демократического пафоса, но еще и потому, что героями ее были хулиганы, обаятельные раздолбаи: советская власть не любила отличников. Если отличник, то наверняка ябеда, если чистюля — стопроцентный трус. «Приключения Чиполлино» - это классическая схема, в которой учтены два главных фактора для России. Первое: противники власти находятся в абсолютном и вдобавок беспомощном меньшинстве. Второе: это хорошо, потому что власть все сделает сама. Почему Чиполлино — мальчик-луковка? Лук сочетает в себе три главные приметы пролетария. Во-первых, он живет в земле. Во-вторых, он восстает: из этого лука, сидящего в земле, прорывается зеленая стрела. В-третьих, лук - это растение-мститель. Как мы знаем, любой, кто дернет Чиполлино за волосы, начинает плакать. Синьор Помидор — предатель среди овощей. Он, конечно, овощ, но он выглядит как фрукт. Это овощ, который пустили на верха. Потому что - и это очень принципиально - среди овощей наблюдается расслоение. Среди овощей есть коллаборационисты, и это одно из важных открытий Джанни Родари. Второе важное открытие — расслоение народа на борцов и страдальцев, на Кума Тыкву и Редиску. Из лекции Дмитрия Быкова* «Чиполлино и русское общественное движение»
Comments 2
Likes 9
Владимир Высоцкий О нашей встрече что там говорить! - Я ждал ее, как ждут стихийных бедствий,- Но мы с тобою сразу стали жить, Не опасаясь пагубных последствий. Я сразу сузил круг твоих знакомств, Одел, обул и вытащил из грязи,- Но за тобой тащился длинный хвост - Длиннющий хвост твоих коротких связей. Потом, я помню, бил друзей твоих: Мне с ними было как-то неприятно,- Хотя, быть может, были среди них Наверняка отличные ребята. О чем просила - делал мигом я,- Мне каждый час хотелось ночью брачной. Из-за тебя под поезд прыгал я, Но, слава богу, не совсем удачно. И если б ты ждала меня в тот год, Когда меня отправили "на дачу",- Я б для тебя украл весь небосвод И две звезды Кремлевские в придачу. И я клянусь - последний буду гад!- Не ври, не пей - и я прощу измену,- И подарю тебе Большой театр И Малую спортивную арену. А вот теперь я к встрече не готов: Боюсь тебя, боюсь ночей интимных - Как жители японских городов Боятся повторенья Хиросимы. 1964 г.
Comments 1
Likes 37
Он родился 15 октября 1814 года. Русский Пророк, русский Гений, данный нам свыше Человек с величайшим, небывалым дарованием - Михаил Юрьевич Лермонтов! Один из самых юных классиков в истории мировой литературы! Творчество Лермонтова получило отклик в живописи, театре, кинематографе, стало подлинным кладезем для оперного, симфонического и романсового искусства, оказало огромное влияние на виднейших писателей и поэтов XIX-XX веков. Лермонтову принадлежит не менее 13 живописных работ, множество акварелей и рисунков. Михаил Юрьевич погиб, не дожив до 27 лет, однако созданное за эти годы в поэзии, прозе, драматургии, дало ему право войти в число великих русских писателей. Михаил Лермонтов — один из самых известных русских поэтов, и признание к нему пришло еще при жизни. Его творчество, в котором сочетались острые социальные темы с философскими мотивами и личными переживаниями, оказало огромное влияние на поэтов и писателей XIX–XX веков. Михаил Юрьевич Лермонтов родился ночью со 2 на 3 октября (15 октября по новому стилю) 1814 года в доме напротив площади Красных Ворот — той самой, где сегодня стоит самый известный в России памятник поэту. Матери Лермонтова на тот момент не было и семнадцати, а отец имел репутацию привлекательного, но легкомысленного человека. Настоящая власть в семье была в руках бабушки поэта — Елизаветы Арсеньевой. Именно она настояла, чтобы мальчика назвали не Петром, как того хотел отец, а Михаилом. Все детство он болел золотухой. Субтильный мальчик с расстройством питания и сыпью по всему телу вызывал у сверстников пренебрежение и насмешки. «Лишенный возможности развлекаться обыкновенными забавами детей, Саша начал искать их в самом себе…» — писал Лермонтов в одной из автобиографических повестей. Чем чаще недомогал Лермонтов, тем более усиленно бабушка занималась его лечением и образованием. В 1825 году она привезла его на Кавказ — так в жизни Лермонтова возник самый важный для него топоним. «Горы кавказские для меня священны», — писал поэт. С сентября 1830 года поэт учился в Московском университете — сначала на нравственно-политическом, а затем на словесном отделении. Позже вслед за Кавказом Лермонтов назовет и Университет своим «святым местом». В конце второго курса на репетиции экзаменов по риторике, геральдике и нумизматике, Лермонтов продемонстрировал начитанность сверх программы и… почти полное незнание лекционного материала. Возникли пререкания с экзаменаторами. Так в записях администрации напротив фамилии Лермонтова появилась пометка на латыни: consilium abeundi («посоветовано уйти»). После этого юноша переехал в Петербург. Город на Неве Лермонтов невзлюбил, и это чувство оказалось взаимным. Санкт-Петербургский университет отказался засчитывать Лермонтову два московских года обучения — ему предложили снова поступать на первый курс. Лермонтов оскорбился и по совету друга выдержал экзамен в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. Накануне поступления Лермонтов написал стихотворение-кредо «Парус». Однако вместо «бури» поэта в школе ждали только муштра и рутина. Здесь «не позволялось читать книг чисто литературного содержания». Лермонтов называл годы учебы «страшными» и «злополучными». В Школе подпрапорщиков поэт получил прозвище Маюшка (по созвучию с французским «doigt en maillet» — «кривой палец»). Лермонтов действительно был сутул, но точность прозвища заключалась не только в этом. Второе его значение — отсылка к персонажу романов по имени Мае — цинику и остряку. На курсе поэт действительно держался независимо и дерзко, при этом в учебе был среди лучших студентов. В записях сокурсника Николая Мартынова (того самого, который вызвал поэта на последнюю дуэль) Лермонтов характеризуется как человек, «настолько превосходивший своим умственным развитием всех других товарищей, что и параллели между ними провести невозможно». В петербургский период поэт начал исторический роман на тему пугачевщины («Вадим»), писал лирику (стихотворения «Молитва», «Ангел»), поэму «Боярин Орша», работал над драмой «Маскарад». 27 января 1837 года на Черной речке состоялась дуэль Александра Пушкина с Жоржем Дантесом. Еще до его гибели по Петербургу распространились слухи о смерти поэта — они дошли и до Лермонтова. Уже 28 января первые 56 стихов «Смерти поэта» были кончены, и сочинение стало стремительно распространяться в списках. Литературный критик Иван Панаев писал: «Стихи Лермонтова на смерть поэта переписывались в десятках тысяч экземпляров, перечитывались и выучивались наизусть всеми». 7 февраля Лермонтов написал 16 заключительных строк стихотворения (начиная с «А вы, надменные потомки // Известной подлостью прославленных отцов»), в которых наряду с «убийцей» виновными в смерти поэта называл высший петербургский свет и приближенных к «трону». В конце февраля Лермонтова взяли под арест. Разбирательство проходило при личном участии императора Николая I. За Лермонтова вступились пушкинские друзья (прежде всего Василий Жуковский) и бабушка самого Лермонтова, также имевшая светские связи. В результате его «с сохранением чина» перевели в Нижегородский драгунский полк, действовавший тогда на Кавказе. Из Петербурга Лермонтов уезжал скандальной знаменитостью. Первая Кавказская ссылка Лермонтова длилась всего несколько месяцев, но была богатой на события: работа над «Мцыри» и «Демоном», знакомство со ссыльными декабристами... Хлопотами бабушки в 1838 году Лермонтов снова вернулся в петербургский свет. Его приняли в круг литературной элиты: Петр Вяземский, Василий Жуковский, Николай Карамзин. Лермонтов стал одним из самых популярных писателей столицы. Почти каждый номер журнала «Отечественные записки» Андрея Краевского выходил с новыми стихотворениями поэта. Однако уже через два года, после очередного участия в дуэли — с сыном французского посла Эрнестом де Барантом, — Лермонтов снова оказался на Кавказе. Ему предписали находиться в действующей армии. Лермонтов принял новое наказание с азартом: он участвовал во многих сражениях, в том числе битве на реке Валерик. Этому бою он посвятил стихотворение «Валерик». На Кавказе поэт работал над романом «Герой нашего времени», первые главы которого были созданы за несколько лет до этого. Произведение печатали отрывками в журнале «Отечественные записки», а позже выпустили отдельной книгой — раскупили ее очень быстро. В том же, 1840 году вышло единственное прижизненное издание стихотворений Лермонтова. Единственным прижизненным сборником Лермонтова стали «Стихотворения М. Лермонтова», опубликованные в 1840 году тиражом 1000 экземпляров. В сборник вошли две (из 36) поэмы автора и 26 (из 400) стихотворений.
Comments 4
Likes 32
Не об одиночестве песня, и не о грусти. О чем-то потустороннем. Кто-то рядом всегда находится близкий и родной. По словам певицы, она сама не может эту песню слушать: ' Все время накатывают слёзы'.
О НАУЧНОМ БЕЗМОЗГЛОМ Хоть и учился Пушкин в Лицее из рук вон, и окончил свой курс вторым с конца по успеваемости, но с искусством Древней Греции его познакомили. Позже это знакомство изрядно углубилось благодаря самообразованию и достойному кругу общения. А в 1829 году поэт написал то ли притчу, то ли эпиграмму с таким зачином: Картину раз высматривал сапожник И в обуви ошибку указал; Взяв тотчас кисть, исправился художник. Вот, подбочась, сапожник продолжал: "Мне кажется, лицо немного криво... А эта грудь не слишком ли нага?"... Тут Апеллес прервал нетерпеливо; "Суди, дружок, не свыше сапога!" Пушкин практически дословно пересказал историю про древнегреческого художника, известную от рим
Борис Рыжий Так гранит покрывается наледью, и стоят на земле холода, — этот город, покрывшийся памятью, я покинуть хочу навсегда. Будет теплое пиво вокзальное, будет облако над головой, будет музыка очень печальная — я навеки прощаюсь с тобой. Больше неба, тепла, человечности. Больше черного горя, поэт. Ни к чему разговоры о вечности, а точнее, о том, чего нет. Это было над Камой крылатою, сине-черною, именно там, где беззубую песню бесплатную пушкинистам кричал Мандельштам. Уркаган, разбушлатившись, в тамбуре выбивает окно кулаком (как Григорьев, гуляющий в таборе) и на стеклах стоит босиком. Долго по полу кровь разливается. Долго капает кровь с кулака. А в отверстие небо врывается, и леж
* * * В Батуми дождь. Цветные пузыри Зонтов плывут по улицам Батуми. Сплошь отсырей, заплесневей, замри – Но о дожде плохого не подумай. Несется он, прохожих не щадя, Небесных сфер движение нарушив, Его леса шумят на площадях, И лопаются лотосы на лужах. И стайки птиц поют в его ветвях – Зарянки, и чижи, и камышовки, А кто не слышит, отсырев, завяв, Насупившись – тот нытик и дешёвка. Дымится чай на маленьком столе, Краснеет земляничное варенье, И водяные шторы на стекле Задвинуты, и поломалось время. И дождь – уже внутри меня идёт, Такой же точно, только по Садовой, По Кронверку, по Карповке, вперёд, Что ж, проходя, не смотрите в лицо вы? Замёрзшими руками отводя Солёные негнущиеся н
Поэты не рождаются случайно Они летят на землю с высоты Их жизнь окружена глубокой тайной Хотя они открыты и просты. Глаза таких божественных посланцев Всегда печальны и верны мечте И в хаосе проблем, их души вечно светят тем Мирам, что заблудились в темноте. Они уходят, выполнив задание Их отзывают высшие миры. Неведомые нашему сознанью По правилам космической игры. Они уходят, не допев куплета Когда в их честь оркестр играет туш Актеры, музыканты и поэты Целители уставших наших душ. В лесах их песни птицы допевают В полях для них цветы венки совьют Они уходят вдаль, но никогда не умирают И в песнях, и в стихах своих живут.. Игорь Тальков
Show more
About group
"Испокон века книга растит человека". Уважаемые посетители, эта группа создана для тех, кто любит СЛОВО....
Address:
Moscow, Russia