ЧТО ТЫ ТАКОЕ???
Нeмнoгo экстримa для дедули.
"ЧЁРНЫЕ ГРАЧИ." АВТОР НАДЕЖДА МЕРКУЛОВА. Над обширным лугом, от темневшего вдалеке леса к освещенной закатным солнцем громаде замка, стоящего на гранитном утесе обрывистого речного берега, неспешно, низко над землей летит стая черных грачей. Птицы летят молча, тяжелой многоуровневой громадой, медленно и неотвратимо надвигаясь на башни замка. Охранники на стенах застыли в ужасе, безотрывно следя за полетом огромной стаи. Наполняя воздух хлопаньем сотен крыльев, стая грачей разделилась пополам и
"ЧЁРНЫЕ ГРАЧИ.КАЗНЬ." Над обширным лугом, от темневшего вдалеке леса к освещенной закатным солнцем громаде замка, стоящего на гранитном утесе обрывистого речного берега, неспешно, низко над землей летит стая черных грачей. Птицы летят молча, тяжелой многоуровневой громадой, медленно и неотвратимо надвигаясь на башни замка. Посередине луга, наблюдая за полетом птиц, стоят три всадника. Кони под ними могучи и черны, как беспросветная полночь, под клобуками черных капюшоном видны бледные суровые #НадеждаМеркулова
"КОТ,С БОЛЬШОЙ БУКВЫ." "Кот живет 3 года на кладбище..." Хочу чтобы многие прочли и вдумались в то, что мы делаем для братьев наших меньших и что они для нас…Я частенько наведываюсь проведать своих умерших предков на местное кладбище деревни N. Сегодня я в очередной раз там побывал после зимы. Но меня волновал еще один момент связанный с этим местом. На одной могиле там живет кот. В 2010 году я его увидел там первый раз. Домашний, ухоженный. Очень серый и очень пушистый. Он каждый раз выбегал из
Один раз январской ночью в 2011 проезжал мимо. Меня пересилил интерес, и я свернул к кладбищу. Пока ехал по дорожке ведущей туда, молил Бога, чтоб кот образумился и хотя бы зимой жил дома. Я остановил машину так, чтобы фары освещали всю тропинку кладбища и пошел в темноту. Был в шоке, когда навстречу мне выбежал серый комок шерсти. Мяукает, радуется. Вот тут я реально чуть не разрыдался.Мы с ним минут 30 провели в ту ночь. Я никак не мог не погладить его. Мороз, метель, температура до -30 опуска #ИсторииИзРеальнойЖизни
"АНГЕЛ ХРАНИТЕЛЬ." АВТОР: АЛЕКС ОЛЕЙНИК. Он присутствовал при ее рождении. Он узнал ее в розовом комке мягкой плоти, едва протиснувшемся на белый свет, и осторожно вдохнул жизнь в ее жадно распахнутый рот, и тихо сказал: "Позволь нести тебя в ладонях". Она взглянула на него бессмысленными синими глазами, и он зажег в них свет разума, и на заре пробудившейся жизни она увидела его. Очень вскоре она потеряла эту способность, различать его черты, ведь мир осаждал ее так
Он брел рядом с нею по осенним тропинкам и показывал ей прелесть спокойного неизбежного увядания, прощания и прощения, и учил ее пить одиночество, как белое некрепкое вино, медленными глотками, привыкая к его кисловатому вкусу, без грусти различая в нем тепло давно ушедшего лета. Он подкладывал ей счастливые знаки прошлого, настоящего и будущего: случайную встречу с другом юности, звонкий смех подрастающей внучки, еще одну настоящую книгу, еще один вдохновенный концерт. Он забавлял ее блестящим
Show more
40 215 participants in the group
"ЗАБУДЬ ИЛИ УМРИ." АВТОР: Н.ВЕШОФФСКАЯ. Легко ли потерять близких?.. С точки зрения возможности — проще простого. Если говорить об эмоциях — лучше и не жить дальше. Желание сдохнуть либо всё забыть к чертям, что было до того проклятого дня год назад, когда погибли мои жена и дочка, довели меня до абсурда: иду от колдуньи, к которой притащил меня мой сердобольный друг, и не понимаю, как я вообще до такого дошел, чтоб верить в эту лабуду. Эта странная женщина говорила много, но я ее почти не слушал. Ну наплевать, что будет со мной завтра, я хочу вернуть вчера. Точнее, прошлое. И когда я уже проклинал, что согласился на уговоры друга, она вдруг вытащила какие-то старые карманные часы с треснутым стеклом, подвешенные на длинной цепочке. — Когда они погибли? — Третьего июля год назад… — отчеканил то, что врезалось мне в память навечно. Она выставила дату и сунула часы мне в руку. — Реши сам, чего ты хочешь? Забудешь или умрешь! — эти ее слова, сказанные каким-то вдруг треснувшим голосом, и не позволили мне выбросить эти дурацкие часы в ближайшую урну. Раздумывая, что же ведьма хотела этим сказать, я повесил этот напоминатель о смерти прямо над зеркалом, обклеенным фотографиями моих девочек. Часы были мертвы, как и всё в этом доме. Кроме меня и попугая. Боже, до чего дошел — я, вечный скептик, верю в потустороннюю силу! Взглянул на себя в зеркало — кошмарный тип: не бритый, опухший. Заливаю горе водкой, как только становится совсем тяжко. А такое состояние у меня не редкость. Наверно, сдох бы от голода, но соседка приходит, проверяет. Под предлогом, что заботится о попугае моей жены. Словно я и сам не могу покормить этого молчаливого Попку, которого жена, помню, так долго пыталась научить выговаривать имя нашей дочери: Карина. Сегодня мне тяжело, как давно не было — разбередил старые раны. Водка мне в помощь. Пил, пока не почувствовал жуткую усталость. Время почти 12 ночи. Мне плохо! Голова, как колокол. Хочется засунуть ее под холодную воду. Так и сделал — поплелся в душ. Стоял под водой, слушая шум воды. И мне уже кажется, что это не вода — тихий шелестящий смех моей жены. Допился! Но высунул голову, прислушался — тишина. Показалось, конечно. Снова голову под воду — и смех словно залил мне уши. Вздрогнул, лихорадочно выскакивая из-под ставшей просто ледяной воды и ища барашек крана. Всё, спать, а то «белочка» на подходе. Вышел и остолбенел — часы, что я принёс, раскачиваются на гвоздике перед зеркалом, чуть заметно, но качаются. Трр-трр — цепочкой по пластмассовой шляпке канцелярского гвоздя. Что за чёрт! Схватил, остановил, уставился на них в удивлении: они шли. Время — утро того страшного дня. Неприятное холодящее чувство проползло по позвоночнику. Ну что я, как маленький, просто я их потряс, пока нес, вот они и пошли. А раскачать их мог и Попка — клетка недалеко. — Твоя работа, чучело? — рыкнул я на попугая. Он повернул голову вбок, сделал какое-то обиженное «крр» и неуклюже повернулся на насесте ко мне спиной. Я махнул рукой и пошел спать. Но спать пришлось недолго: проснулся из-за этого пернатого чудовища. Он скребся и выдавал какие-то режущие слух звуки. Злой, я вскочил и поплелся на шум. — Ты угомонишься сегодня? — махнул рукой по выключателю. Свет вспыхнул, выхватив из темноты мерно качающиеся часы на цепочке. Трр-трр… Меня пробил пот, по спине вновь поползли липкие мурашки. Я схватил клетку и переставил ее подальше от зеркала. Теперь он точно до них не достанет и не напугает меня. — Ощипать бы тебе попку, Попка! Да девчонки тебя любили, не буду… — накрыл его покрывалом. На работу проспал. С удовлетворением заметив, что часы такие же мертвые, какими я их принес, и снова стоят, я собрался и ушел, успев лишь умыться и освободить от темноты попугая. Возвращаться домой не хотелось, поэтому я напился после работы вне дома и пришел уже почти в полночь. — Ну что, крылатый, Мила приходила, жрать дала?.. — Крр. — Ну и живи у нее, — расхохотался и свалился спать прям на диване в прихожей. …И проснулся то ли от сна, то ли от живого голоса. Голоса моей дочери: «Папа, побудь со мной». Я распахнул глаза и попытался сориентироваться. Трещащий звук цепочки от раскачивающихся часов и вовсе протрезвил меня. И в темноте перед собой я увидел два силуэта, так похожих на моих девочек. — Карина?.. — в горле пересохло, я потянулся к милому силуэту моей дочери. — Это ты? — Папа, пойдем с нами, — почему-то шепотом говорила со мной дочь. — Я скучаю… — И я скучаю, доченька. По вам обеим, — подступили слезы. Темнота качнулась, и я почувствовал легкое прикосновение к щеке, как гладила меня только жена. — Наташа… Попугай резко толкнул клетку и захлопал крыльями — я вздрогнул и включил свет, чтоб увидеть тех, кого почувствовал. Попугай безумствовал и выкрикивал: «Кр… Кар-ри…». Я накинул на безумца покрывало и обернулся — в комнате никого не было. Лишь странные часы шуршали цепочкой и тикали, отсчитывая тот самый день, когда я потерял своих любимых. Я безумец! Просто схожу с ума от одиночества и тоски. А что это за проклятые часы?! И о чем там говорила колдунья? Забудь или умри. Я не в силах забыть. Так что же?.. Стало жутко. Я подозрительно оглядел помещение, снял этот дурацкий маятник и бросил на диван. Завтра выброшу — и всё это сумасшествие уйдет из моего дома. Пошел в спальню, укрылся с головой под одеяло. — Каррина, — вдруг раздался из прихожей скрипучий голос попугая. — Каррина… — выговаривал он тщательно. Меня словно окатили ледяной водой. Я неуверенно высунул голову наружу, боясь увидеть в темноте что угодно. Но лишь услышал из прихожей тихий смешок жены и, словно колокольчик, чистый и настоящий, смех моей Карины. — Это всё неправда! — Сон как рукой сняло. Вышел, включил в прихожей свет: как и ожидал — никого. — Заткнись! — рявкнул попугаю. Я чувствовал, что еще чуть-чуть, и сойду с ума. Выскочил на улицу. Куда идти? Только Мила, соседка, меня может выслушать сейчас. — Мила, я схожу с ума! — выпалил с порога. Мила была растрепана и немного удивлена, но, видя моё состояние, впустила меня в дом. Я сходу всё выложил девушке, пока она наливала чай, иногда вставляя свои вопросы. — А водка есть? — Думаю, с тебя хватит водки, — она погладила меня по голове, и я вздрогнул от прикосновения, так уже забывший нежность. Я вдруг посмотрел на Милу другими глазами: она не просто сердобольная соседка — в лице живое участие и…чувство. Прижал ее ладонь к своей щеке и закрыл глаза. Все страхи отступили. — Можно, я останусь здесь? ... Был выходной, поэтому я проснулся поздно. И на чужом диване. Мила согласилась зайти со мной в дом. — Это они? — она сняла часы с гвоздика у зеркала. — Да… Но я их бросил на диван, когда ушел. Мила обняла меня. — Ты просто был очень возбужден из-за этих видений. Успокойся. Это просто старые сломанные часы, — покрутила их в руках, — они не могут идти. Выпей успокоительного и поспи. Если что, ты знаешь, где меня найти. Девушка весело подмигнула, и у меня отлегло от сердца. Действительно, надо просто бросать пить! Я, наконец, задумался, что надо возвращаться к жизни. Чмокнув меня, Мила ушла. Попка вёл себя тихо, дом молчал. Спать я не стал, решил заняться домом, что не делал с тех пор, как моих девочек не стало. Разобрал вещи, решил избавиться от многих, и в заботах не заметил, как наступила ночь. — Крр… Каррина, — проскрипел голос попугая из прихожей. Я вздрогнул, но решил не обращать внимания на этого подлеца. — Каррина хоррошая, — опять заговорил пернатый. — Прривет, Каррина… Детские рисунки выпали из моих рук. Я осторожно встал и вышел в коридор. Уже знакомый звук «трр-трр» протарахтел по моим было успокоившимся нервам: часы раскачивались с большой амплитудой на пластмассовой шляпке гвоздя. Время — почти то, когда произошла авария, укравшая у меня любимых. На ватных ногах я подошел и сдернул часы. На меня из зеркала глядели горящие безумием глаза. Мои глаза. Я смотрел в них, пытаясь успокоить колотящееся где-то в горле сердце. И вдруг увидел в отражении еще две пары глаз. Резко отпрянул — на меня смотрели из зазеркалья, улыбаясь, мои девочки. Меня парализовал страх. Я попятился назад, в комнату. — Папа, ты хочешь выбросить мои рисунки? Я медленно обернулся на голос. Моя дочь, как тогда, пятилетняя, светловолосая, в розовом платье, сидела там, где недавно я разбирал ее творчество. — Карина, это ты? — Конечно, я, пап, — она подбежала ко мне, повисла. Я присел и обнял ее, совсем потерявшись в своих ощущениях. Чувствовал ее своим телом, это была она. Только очень холодная. Я уткнулся в ее локоны — они пахли ею, свежестью и детством. — Я соскучился, — сжал тельце в объятиях. — Я тоже. И мама. — А где она?— спросил и тут же почувствовал запах ее духов. Ласковые руки обняли меня сзади, Наташа прильнула к моему плечу. Я взглянул в ее глаза и понял, как скучал, как я их люблю и хочу быть с ними. Всё так, словно и не было этих трех мучительных лет. Только губы, коснувшиеся моих губ, холодные. — Вы замерзли, девочки мои? — Да, нам холодно…здесь, — Карина прижалась ко мне ближе. — Ты пойдешь с нами? — С вами? — я нахмурился, заскребло на душе. — Разве вы не останетесь со мной? — Нам нельзя, — вздохнула Наташа. — Пошли. Нам будет хорошо вместе. Карина спрыгнула с меня и потянула меня за руку в прихожую. — Привет, Попка! — Прривет, Каррина... — Пап, это я его научила. Правда, здорово?! Наташа вытащила из моей побелевшей от напряжения ладони часы, взглянула на них. — Надо идти, — и повесила на место. Карина весело шагнула в зеркало, которое легко проглотило ее, словно серебристое желе. Я протянул руку и коснулся его. Оно было обжигающе-холодным. И липким. Как страх. Сердце бешено колотилось, словно желая наработаться напоследок. И рядом по-доброму улыбалась моя жена. Сквозь какую-то призму, словно находясь в воде, я услышал звуки: беспрестанные звонки и стуки в дверь, на полке рядом со входом бесшумно принимал вызов телефон. — Макси-и-им! — это был встревоженный голос Милы из-за двери. Я было шагнул туда, но жена крепко держала мою руку. — Ты должен сделать выбор! Да, конечно, забудь или умри. Я должен был выбрать сейчас. Я тяжело вздохнул и сделал шаг. ...Часы молчали, они были мертвы. Как и всё в этом доме. Кроме попугая, выкрикивающего одно единственное слово: «Кар-рина». #НадеждаВешоффская
Ольга Буева
20 Apr
Так он ушел с семьей?Жаль парня(((
Венера Хабибуллина
27 Apr
Что за хрень?
Log in or sign up to add a comment