ЧТО ТЫ ТАКОЕ???
Нeмнoгo экстримa для дедули.
"ЧЁРНЫЕ ГРАЧИ." АВТОР НАДЕЖДА МЕРКУЛОВА. Над обширным лугом, от темневшего вдалеке леса к освещенной закатным солнцем громаде замка, стоящего на гранитном утесе обрывистого речного берега, неспешно, низко над землей летит стая черных грачей. Птицы летят молча, тяжелой многоуровневой громадой, медленно и неотвратимо надвигаясь на башни замка. Охранники на стенах застыли в ужасе, безотрывно следя за полетом огромной стаи. Наполняя воздух хлопаньем сотен крыльев, стая грачей разделилась пополам и
"ЧЁРНЫЕ ГРАЧИ.КАЗНЬ." Над обширным лугом, от темневшего вдалеке леса к освещенной закатным солнцем громаде замка, стоящего на гранитном утесе обрывистого речного берега, неспешно, низко над землей летит стая черных грачей. Птицы летят молча, тяжелой многоуровневой громадой, медленно и неотвратимо надвигаясь на башни замка. Посередине луга, наблюдая за полетом птиц, стоят три всадника. Кони под ними могучи и черны, как беспросветная полночь, под клобуками черных капюшоном видны бледные суровые #НадеждаМеркулова
"КОТ,С БОЛЬШОЙ БУКВЫ." "Кот живет 3 года на кладбище..." Хочу чтобы многие прочли и вдумались в то, что мы делаем для братьев наших меньших и что они для нас…Я частенько наведываюсь проведать своих умерших предков на местное кладбище деревни N. Сегодня я в очередной раз там побывал после зимы. Но меня волновал еще один момент связанный с этим местом. На одной могиле там живет кот. В 2010 году я его увидел там первый раз. Домашний, ухоженный. Очень серый и очень пушистый. Он каждый раз выбегал из
Один раз январской ночью в 2011 проезжал мимо. Меня пересилил интерес, и я свернул к кладбищу. Пока ехал по дорожке ведущей туда, молил Бога, чтоб кот образумился и хотя бы зимой жил дома. Я остановил машину так, чтобы фары освещали всю тропинку кладбища и пошел в темноту. Был в шоке, когда навстречу мне выбежал серый комок шерсти. Мяукает, радуется. Вот тут я реально чуть не разрыдался.Мы с ним минут 30 провели в ту ночь. Я никак не мог не погладить его. Мороз, метель, температура до -30 опуска #ИсторииИзРеальнойЖизни
"АНГЕЛ ХРАНИТЕЛЬ." АВТОР: АЛЕКС ОЛЕЙНИК. Он присутствовал при ее рождении. Он узнал ее в розовом комке мягкой плоти, едва протиснувшемся на белый свет, и осторожно вдохнул жизнь в ее жадно распахнутый рот, и тихо сказал: "Позволь нести тебя в ладонях". Она взглянула на него бессмысленными синими глазами, и он зажег в них свет разума, и на заре пробудившейся жизни она увидела его. Очень вскоре она потеряла эту способность, различать его черты, ведь мир осаждал ее так
Он брел рядом с нею по осенним тропинкам и показывал ей прелесть спокойного неизбежного увядания, прощания и прощения, и учил ее пить одиночество, как белое некрепкое вино, медленными глотками, привыкая к его кисловатому вкусу, без грусти различая в нем тепло давно ушедшего лета. Он подкладывал ей счастливые знаки прошлого, настоящего и будущего: случайную встречу с другом юности, звонкий смех подрастающей внучки, еще одну настоящую книгу, еще один вдохновенный концерт. Он забавлял ее блестящим
Show more
40 217 participants in the group
"ВЕДЬМИН ГОРШОК." Ч 2. Вернувшись в расположение стражи, колдун расставил на своём походном алтаре свечи из человеческого жира, крысиные черепа и разжёг в жаровне мох. Пламя свечей заставляло тени плясать на стенах его кабинета. Клевер положил вампирский клык на бронзовое блюдце и пропел соответствующее заклинание, обращаясь к духу Акулы. Дух отозвался, заставив виски колдуна пульсировать и залив их острой болью. Это означало, что клык действительно принадлежит Акуле и тот мёртв. Но расспросить покойного вампира не удалось – с той степенью посвящения, что имел Клевер, можно было опрашивать не всех духов. Вампиры, ушедшие в мир иной, отзывались только исключительно высшим магам. Как всегда, Клевер почувствовал, что Мир Духов сопротивляется присутствию в себе его астрального тела, старается его вытолкнуть в обычный мир. И ещё колдун ощутил близость тварей, которые наоборот, желали затащить его поглубже и сожрать. В этом случае ему грозила реальная смерть в обычном мире. Зайдя в столовую выпить стаканчик вина и съесть бараньего рагу, Клевер обнаружил там свой эскорт в полном составе, за обе щёки уплетающим обед. – Давайте, заканчивайте. Сейчас ещё к ведьмакам сходим, – сказал он юным стражникам. – Только смотрите, не подавитесь. Штаб-квартира Ордена Ведьмаков находилась в большом, покрытом изощрённой резьбой с преобладанием изображений волков и медведей, срубе, из трубы которого поднимался к небу белый дым. Дверь была дубовая, окованная, надёжная. Стражник потянулся было к рогу, но колдун сказал ему: – Не надо. Переполошишь всех купцов, они выбегут с разным дрекольем, решив, что мы здесь воров ловим. А нам лишние глаза не нужны. Постучав в дверь деревянным молотком, висящим на железной цепочке, Клевер некоторое время стоял на крыльце и оглядывал улицу. Купеческий квартал. Добротные здания, высокие заборы, из-за которых доносится собачий лай. Вдоль заборов стоят телеги и бочки, туда-сюда носят мешки и корзины. Уличный продавец пирожков бойко расхваливает свой товар. Толстые вороны сидят на крышах, скептически взирая на проходящих мимо жителей Ведьмина Горшка. Наконец, дверь открыли. – Чего надо? – хмуро спросил пожилой и седой, но ещё крепкий мужчина высокого роста в холщовых штанах и рубахе. Его бритое лицо украшали многочисленные шрамы. На безымянном пальце правой руки блестело серебряное кольцо с волчьей мордой. – Нам нужен Колодезный Ворот, предводитель ведьмаков Ведьмина Горшка, – сказал Клевер. – Дело срочное, поэтому мне всё равно, в каком он состоянии. – В каком состоянии? – задумчиво протянул бывалый ведьмак. – В таком, что не в духе он. Вчера с охоты вернулся. Хромает теперь. – Ему не придётся никуда идти, – уверил Клевер. – Так что стряслось-то? К нам просто так городская стража не является. Может, убили кого-нибудь? Так при чём здесь сразу мы? – Вот, – колдун достал из кармана найденное на месте преступления кольцо и показал его. – Вот что я нашёл сегодня утром рядом с трупом. – Ну и что? – У нас есть труп и есть ведьмачье кольцо. К кому же нам идти с вопросами, как не к вам? – Ну ладно, заходите. Клевер с эскортом зашли внутрь. И оказались в просторной прихожей, где на различных рогах висели заляпанные грязью плащи. – Идите за мной, – сказал пожилой ведьмак и пошёл вглубь штаб-квартиры по коридору, упиравшемуся в ещё одну тяжёлую дверь. Справа и слева также располагались двери, но более лёгкие. Ведьмак толкнул эту тяжёлую дверь, и она легко распахнулась, скрипнув несмазанными петлями. За ней обнаружилась большая комната с широким столом и многочисленными креслами и стульями. На стенах висели карты разных провинций империи и морды убитых ведьмаками монстров, одна другой страшней. – Садитесь здесь пока. Ворот сейчас придёт, – сказал ведьмак и скрылся в коридоре. Клевер сел в одно из кресел, обтянутых пятнистыми шкурами леопардов. Кресло оказалось удобным. Стражники остались стоять, опираясь на свои алебарды. Вскоре в коридоре затопали, и помещение стали заполнять ведьмаки, одетые кто так же, как и встретивший колдуна с эскортом, а кто и в разной степени потёртости кожу. – Я Ворот, – заявил один из них, тоже седой, но кряжистый силач среднего роста с широкими плечами и бочкообразной грудью. Его лицо с многодневной стальной щетиной, помимо шрамов, было украшено красным пятном от ожога. Расстёгнутая льняная рубаха открывала серебряный медальон с головой медведя, висящий на цепочке – символ власти и положения. Ведьмаки расселись по креслам и стульям. – Так говорите, труп нашли? – осведомился Колодезный Ворот, главный ведьмак Ведьмина Горшка. От него несло свежим перегаром. – Нашли, уважаемый Ворот, – ответил Клевер. – И кольцо при нём наше? – И кольцо нашли, – колдун вновь продемонстрировал улику. – Пренеприятнейшее дело. Кто-то вызывал демона и для этого принёс в жертву маленького мальчика. А это преступление, попадающее под статью особо тяжких. Выходит, что ваш ведьмак в этом деле участвовал. – Действительно, неприятное дело, – согласился Колодезный Ворот. Предводителем ведьмаков его выбрали за честность и умение улаживать щекотливые вопросы с властями. Отличался он серьёзностью, основательностью и больше всего ценил своё слово. Все обещания выполнял точно и добросовестно, а в работе больше полагался на меч, чем на заклинания. – Нам бы не хотелось, чтобы ваш Орден оказался замешан в эту историю. Мне думается, что ваш ведьмак может быть совершенно ни при чём. – Кольцо подбросить могли! – крикнул кто-то. Такое объяснение устроило бы предводителя. – Давайте выясним, у кого нет кольца, – предложил Клевер. – Ладно, – согласился Колодезный Ворот. – Ребята, показывайте правые руки. Все ведьмаки тут же подняли вверх правую руку. Все, кроме одного. – Карась, а ты чего не поднимаешь? Молодой ведьмак с тёмными, коротко подстриженными волосами и небольшой чёрной бородкой, молча сидел на своём месте и смотрел в никуда. Сидевший рядом ведьмак лет тридцати с заплетёнными в косу светло-русыми волосами взял его руку и поднял её над головой. Кольца на ней не было. – Где кольцо, Карась? – грозно спросил Колодезный Ворот. Ведьмачье кольцо являлось сильным оберегом и передавалось от умерших членов ордена к вновь посвящённым, закончившим обучение в школе ведьмаков, располагавшейся далеко от Ведьмина Горшка, в Леопардовых Горах. Карась не отвечал. Он даже не моргал. – Да он, похоже, околдован! – крикнул его сосед. – Всё становится совершенно запутанным, – сказал Клевер. – Ритуал вызова демона, невменяемый околдованный ведьмак… Мы вынуждены забрать его с собой, чтобы выяснить, что всё-таки произошло. – Ведьму надо! Чтобы Карася расколдовала! – Тихо, хватит кричать, – заявил предводитель ведьмаков. – Раз такое дело, пусть стража его забирает. Может, Карась тоже пострадавшим окажется. Вы что думаете? – Я думаю, что если кто-то вызвал демона и при этом присутствовал ведьмак, то демон мог войти в него и повредить его разум. Такое часто случается, особенно с молодыми, чьи взгляды ещё не совсем сформировались и которым присуще некоторое легкомыслие. – Так он и сейчас одержим? – насупился Колодезный Ворот. – Сейчас, похоже, нет. Он не трясётся, не визжит, не воет, ни на кого не бросается. Пожалуй, демон из него вышел. Но мне всё равно придётся забрать вашего Карася с собой. Помощь я ему окажу. Возможно, что он придёт в себя. Хотя не ручаюсь, что полностью. – Полоумный ведьмак стал бы позором для нашего ордена, – сказал Колодезный Ворот. – Забирайте его с собой, выясняйте, что там стряслось и постарайтесь привести его в порядок. Отдавая Карася, ведьмаки смотрели грозно, но Клевер их совершенно не боялся. Он являлся представителем городской стражи и, как и все государственные служащие, чувствовал за собой всю силу империи, с которой побоятся связываться даже ведьмаки. Обратная дорога заняла много времени. Ведьмак еле переставлял ноги, приходилось вести его под руки на каждом повороте. Так и ковылял он с отсутствующим видом, игнорируя все тычки и призывы поторопиться. Какова бы ни была его причастность к истории с вызовом демона, но досталось ему явно нешуточно. Он еле держался на ногах, его шатало из стороны в сторону. Полдня провозился колдун с ведьмаком Карасём. Сначала тот просто делал всё, что ему велели, но на вопросы не отвечал. После проведения ряда сложных магических процедур ведьмак начал говорить, хотя невнятно и спутано. Он явно чего-то боялся. Наконец, он сознался, что убил вампира в пьяной уличной драке, там же и кольцо обронил, а труп вампира продал алхимику Коноплянику на ингредиенты. И что после выгодной сделки пошёл в бордель, а дальше так там напился, что ничего не помнит. Начальник городской стражи, лично присутствовавший на допросе, решил ведьмака пока подержать в камере. Уж очень подозрительно это выглядело – кто-то подбросил ведьмачье кольцо на место преступления, чтобы скомпрометировать Орден Ведьмаков? Или тот, кто кольцо подобрал, сам его там, где демона вызывали, потерял? Или Карась в этом деле с вызовом демона тоже как-то замешан и врёт? Да и убийство вампира, в котором сознался ведьмак, являлось серьёзным преступлением, грозившим Карасю каторжными работами, если, конечно, не найдётся свидетелей того, что вампир сам напал на него первым, а ведьмак только защищался. В любом случае, следовало допросить алхимика. Требовалось объяснение того, как клык оказался в том заброшенном доме. Клевер на всякий случай провёл ритуал, определяющий честность, но его результаты оказались столь туманны, что трактовать их можно было неоднозначно. Как и следовало ожидать – у всех, чей разум некоторое время находился под властью демона, этот ритуал чаще всего ничего определённого не выявлял. Так что Клевер только получил подтверждение того, что демон в разуме Карася побывал – а значит на месте преступления ведьмак, скорее всего, присутствовал. Между тем, на город опускался ранний осенний вечер. Клевер хмуро подумал, что, пожалуй, спать ему этой ночью не придётся. Не хватало ещё, чтобы преступник успел покинуть город. В деле явно был замешан чёрный маг – и это тоже не прибавляло у Клевера энтузиазма. Для того, чтобы задержать чёрного мага, требовались серьёзные основания – поимка с поличным во время запрещённого ритуала, показания свидетелей или подельников. Чёрные маги находились в империи на особом положении из-за их чрезвычайной военной важности и все состояли на специальном учёте, чтобы мобилизовать их при возникновении государственной необходимости. Их использовали при всех конфликтах, возникавших с соседними странами, и из-за этого часто приходилось закрывать глаза на то, чем они занимались в свободное от мобилизаций время. Клевер надеялся, что если придётся брать чёрного мага, то происходить это будет днём. Ведь ночью чёрный маг особенно силён, и у колдуна городской стражи со средними способностями против такого соперника шансов будет маловато. #ЮджинДайгон
Log in or sign up to add a comment