Мамина колыбельная Моя дочь умирала долго, мучительно. Болела она больше года, денег на дорогие лекарства и хороших врачей нам было неоткуда взять. Отец Ванечки давно бросил мою дочь и где сейчас находился, мы не знали. Утром Полина стала тяжело и шумно дышать. Я вызвала скорую в надежде, что они что-то ей вколют, чтобы прекратить её страдания, но увы, врачи дали неутешительный вывод: дочь умирала. Всё, что они могли сделать в этом случае – вколоть наркотический препарат, чтоб ей стало легче. Но она сама отказалась. Бригада так и уехала, сказав у двери, чтобы в следующий раз вызвали зафиксировать смерть. И я осталась одна с моим внучком, которому было 4 года, и моей умирающей дочерью. Один на один с горем и безысходностью. Поля была в сознании и на какое-то время теряла его. Но она хотела находиться в ясном уме и быть с нами. В тот день она тихонько, слабым голосом благодарила меня за всё. Нет, она не боялась смерти, она боялась оставить своего сына одного без матери. Поля неистово боролась за каждую минуту своей жизни. И тут она позвала меня. Еле улыбнувшись бледными губами и посмотрев над собой, она поставила меня перед фактом, что за ней уже пришли. Мои ладони похолодели, по спине покатилась струйка холодного пота, а Поля улыбалась кому-то незримому в пустоту, тяжело вздохнула и её впалая грудь перестала вздыматься от ударов сердца. Я склонилась над дочерью, сотрясаемая рыданиями, и даже не заметила, как в квартиру вошла соседка с моим внуком. Ванюша ошарашенно смотрел на эту жуткую картину и вдруг, ткнув пальчиком в воздух, изрёк: «Бабушка, чего ты плачешь, мама вон там, над тобой стоит!» Я постаралась собой заслонить бездыханное тело дочери от взгляда Ванюши, но поняла, что не получилось: шустрый внук уже успел разглядеть, что на кровати лежит тело его матери. Удивлённо глядя то на постель, то в воздух, Ваня совсем ничего не понимал и залился слезами, соседка охая и крестясь увела ребёнка из комнаты. Тогда я почувствовала некое дуновение, пронёсшееся мимо меня, и по затылку поползли мурашки. На услуги морга у нас не было денег, и гроб стоял дома. Полину мы одели в её некогда свадебное платье. На себя при жизни моя дочь совсем похожа не была – в гробу лежала какая то остроносая кукла серо-жёлтого цвета с впалыми щеками и резкими чертами лица. Болезнь сильно изменила её за год, а смерть и вовсе до неузнаваемости исказила её образ. В первую ночь мы с Ванюшей и соседкой решили прилечь у нас в комнате, надо было выспаться, завтра предстояло решать много дел. Я быстро уснула. Но ближе к утру меня разбудили какие то неясные звуки, похожие на пение. Ванюши рядом со мной не было, я испугалась, разбудила соседку. Она также услышала звук голоса, и похоже, что доносился он из комнаты, где стоял гроб. Набравшись мужества и включив свет, мы вышли и позвали Ваню. А когда открыли дверь комнаты с гробом, то похолодели от жути: Ванюша в обнимку с мёртвым телом матери спал в её гробу. Сердце моё кольнуло, соседка закричала, Ваня проснулся и, вопросительно посмотрев на нас, спокойно произнёс: «И что вы тут раскричались? Мне мама колыбельную пела, я уснуть без неё не мог. Это она меня позвала в свою кроватку.» … Прошло уже 10 лет после той страшной ночи, мы с соседкой не раз обсуждали увиденное нами, списывали на усталость, на фантазию, на горе. Но Ванюша смутно, но вспоминает, как ночью слышал его любимую колыбельную и как мама нежно обнимала его, когда он заплакал. По сей день моему внуку, когда ему страшно или грустно, снится его мама, которая с нежностью утешает его.
    7 комментария
    73 likes
    Хижина в лесу У всех у нас есть хобби. Есть то, что чем мы занимаемся за деньги, а есть то, что действительно нам нравится. Кто-то делает потрясающей красоты фотографии, кто-то пропадает ночами в онлайн-играх, кто-то в свободное от работы время сочиняет музыку. Одно из моих хобби – коллекционирование страшилок. То есть, не совсем страшилок – скорее интересных и хорошо поданных историй. Просто среди страшилок таких больше всего. Я в восторге от постановки и формы подачи сюжета в Black Ops, меня восхищает, с каким мастерством дурит зрителя «Иллюзия обмана», но возглавляют мой персональный топ-10 неизменно рассказы о пугающем, неизвестном и зачастую необъяснимом. Почему? Я и сам не знаю. Может, потому что зачастую рассказчик не дает однозначного ответа на главную интригу в своей истории. Может, потому что последними словами он порой разносит в клочья четвертую стену, выворачивая историю так, что от банального, казалось бы, рассказа становится действительно страшно. Для более полного погружения в историю можно подобрать подходящую обстановку: читать ночью, с выключенным светом, в одиночестве. Что ни говори, а с ходу сложно поверить в то, что после прохождения ужастика герою рассказа вдруг стали названивать с номера, который был в игре, или что он видел нечто действительно странное, скучая на ночной смене. Совсем другое дело, когда слышишь историю лично, от человека, который сидит перед тобой. Года два назад я нанялся программистом-фрилансером к одному человеку. Мы общались исключительно по телефону и аське, но вскоре вопросов по проекту накопилось столько, что пришлось договориться о личной встрече. Работодатель (назову его Михаил) оказался из тех людей, кто очень хочет показаться суровым на первый взгляд, но быстро снимает эту маску, стоит только произвести на него хорошее впечатление. Сидя в кафешке в центре города, мы обсудили его проект, поговорили о жизни, о людях, о том, как сейчас мало честных работников. Между делом я неосторожно упомянул о своем хобби. На секунду он изменился в лице – сейчас я понимаю, почему – но виду не подал и продолжил разговор в шутливой дружеской манере. Только время от времени он нервно покусывал губу, рассеянно глядя в свою чашку с чаем. И наконец решился. - Значит, ты коллекционируешь истории? - Ага, - кивнул я, удивленный таким поворотом разговора. Михаил достал сигарету, но тут же спрятал ее обратно, поймав косой взгляд продавца из-за стойки. - Это произошло семнадцать лет назад, - начал он. – Когда у меня еще был лучший друг. Во многом мы с Андреем были полными противоположностями. Мне школьная наука давалась легко, в его же дневнике преобладали тройки и иногда четверки. На фоне сверстников я казался хилым ребенком, он же играл в баскетбольной команде и подтягивался больше раз, чем кто-либо еще в классе. Я человек замкнутый, он же всегда был душой компании. Объединяла нас одна общая страсть – мы обожали искать приключения на свои пятые точки. Началось это еще в детстве, когда мы открыли дверь в подвал нашего дома и были там первыми посетителями лет за пятьдесят, если не считать крыс и тараканов. Годы шли, мы взрослели, но что оставалось в нас без изменения, так это тяга ко всяким авантюрам. Когда мы увидели едва заметную тропу в лесу, который подступил к городу вплотную на севере, мы просто не могли оставить ее без внимания. Полуденное солнце палило сквозь листву деревьев, пока мы топали по тропинке, то и дело теряя ее из виду. В засохшей грязи отпечатались следы ботинок. Дождь был здесь дня три назад, и похоже, следы оставили именно тогда. Минут через двадцать тропинка вывела нас на опушку. В центре небольшой полянки стоял старый деревенский дом. Впрочем, «стоял» - сильно сказано: избушка скосилась набок, стекла в окнах были разбиты все до единого. Дом, в котором когда-то жил лесник или какой-нибудь местный отшельник, превратился в еще одно напоминание о том, что время не жалеет ничего на этом свете. Изнутри избушка выглядела не лучше. В пустых оконных рамах тихонько завывал ветер, пол был усыпан осколками стекла, по углам копошились пауки. У стен доживали свой век горы полусгнившего хлама, накрытые изъеденной до дыр тканью. Пахло гнилым деревом, и несмотря на сквозняки, было довольно душно. По полу протянулась цепочка тех же грязных следов от ботинок – мы были здесь не первыми любопытствующими. Обстановка внутри создавала такой резкий контраст с залитой солнцем поляной, что мне стало не по себе. Мы разбрелись по комнатам. Шаркая ногами по обвалившейся штукатурке, я рассматривал продавленный диван с торчащими из него пружинами, пытаясь представить, кто и сколько лет назад сидел на нем в последний раз. Старые заброшенные здания вообще интересны тем, что дают невиданный простор для воображения. - Ну ни хрена себе! – услышал я удивленный возглас друга. – Мих, иди посмотри! Андрей сидел на корточках, разглядывая что-то на полу. - Тут дверка в погреб. И следы ведут туда. Он нащупал на полу ручку и дернул дверку на себя. Та охотно поддалась. Андрей заглянул вниз. - Ничего не вижу. Темно, как у негра в… Фонариков при нас не было, поэтому какое-то время мы колебались. Ну молодые, жажда приключений и все такое… в общем, первым спустился я. Лестница скрипела так, что слышно было наверное по всему лесу. - Ну что там? – крикнул Андрей сверху. - Черт его знает, - отозвался я, выжидая, пока глаза привыкнут к темноте. И тут я услышал звук, от которого волосы встали дыбом. В темном углу кто-то зашебуршал. Можно было подумать, что какой-нибудь бомж решил выспаться в темном и тихом месте, но кровь застыла в жилах совсем не от этого. Вместе со звуками тихой возни я услышал звон металлической цепи. Где-то на границе видимости обозначились нечеткие контуры фигуры, похожей на человеческую, и… Блин, мне надо было убегать сразу, а не пялиться на него. - То есть, это был не человек? Михаил теребил в руках зажигалку и нервно кусал губы. Верилось в такое с трудом, но он, видимо, и не думал приукрашивать. - Анатомически это был человек – две руки, две ноги, голова. Но когда он вышел на светлый участок, мне было сложно представить, что где-то на свете живут такие люди. Существо было абсолютно голым, с ног до головы заляпанное грязью. Оно напоминало... нет, это и был обтянутый кожей скелет. Длинные спутанные волосы тянулись вниз. К лодыжке была прицеплена массивная цепь, которой он гремел при каждом шаге. Прежде чем рвануть наверх, я невольно взглянул в его глаза. Что я там увидел? Страх. Животный страх вперемешку с агрессией и чем-то еще. Этот взгляд... теперь он будет являться мне в кошмарах до конца жизни. Мы пулей вылетели из дома, а в спину нам несся нечеловеческий крик, переходящий в визг. Не обращая внимания на продавца, Михаил достал сигарету и закурил. Я заметил, как дрожали его руки, когда он подносил зажигалку к лицу. - Что было дальше, помню смутно. Как-то мы оказались у меня дома. По пути я рассказал Андрею, что именно видел. Он работал в милиции, и ему не впервой было попадать в экстремальные ситуации, соображал он быстрее меня. Цепь на ноге говорила о том, что несчастного держали в плену. Из-за выкупа или забавы ради – мало ли, извращенцев в то время хватало. Тогда я понял, что увидел в том взгляде помимо страха. Это было отчаяние и едва заметный проблеск угасающей надежды. Надежды на то, что кто-нибудь вытащит его из этого ада. Последний раз я видел такое в глазах умирающих раненых, когда работал врачом в горячей точке. Жуть. К ночи Андрей решился выйти из дома – собрать опергруппу и снова наведаться в избушку. Заснуть я, понятное дело, не мог. Он пообещал рассказать обо всем сразу, как только закончится спецоперация. Докурив, Михаил на автомате достал из коробки вторую сигарету и снова затянулся. - Я звонил ему на следующее утро, телефон не отвечал. Не дождавшись ответа и днем, я поднял на уши весь его участок. На вопросы там отвечали неохотно, и не будь я другом Андрея, которого знали все, меня просто послали бы на три буквы. К вечеру, когда рабочий день закончился и появилась возможность поговорить в неформальной обстановке, следователь со звучным именем Илларион, тысячу раз взяв с меня обещание молчать при его начальстве, рассказал что знал сам. Стало ли мне известно больше? Да. Стало ли от этого хоть немного спокойнее? Ничуть. Первая группа держала радиосвязь с милицейским участком из машины. В лес, понятное дело, на ней не проберешься, поэтому до дома группа шла пешком. В машине остался связист, принимавший сигналы от раций. По мере приближения к избушке связь ухудшалась. Оперативники сообщили, что входят в избушку, но после этого разобрать что-то среди шумов и помех не представлялось возможным. Примерно через две минуты связист передал, что слышит стрельбу. На фоне при этом раздаются клацающие звуки, будто он заряжает свой пистолет. Еще через пару минут он говорит, что видит что-то вдалеке между деревьями. Даже помехи при передаче не могли скрыть волнения в его голосе. Когда где-то вдалеке раздается едва слышное шуршание, голос срывается на крик. Речь становится невнятной, среди общего словесного потока можно расслышать слова из молитвы. Что бы он там ни увидел, его это повергло в панику – человека, которого не один год учили сохранять хладнокровие в любой ситуации. Он даже не пытался завести машину или выйти из салона. Только повторял раз за разом, что мы разбудили дьявола. Вскоре связь прерывается после одного-единственного выстрела. Вторая группа прибыла ранним утром. У въезда в лес они нашли милицейскую легковушку - ту самую, на которой приехала группа номер один. В салоне было абсолютно пусто - ни следов от пуль в кабине, ни крови, ни связиста. Будто ночью в участке слышали не выстрел, а хлопок, с которым он унесся в другое измерение. В самой избушке творился полный хаос. Старую мебель расшвыряли по всему дому, пол был пропитан кровью и усеян гильзами, стены - следами от пуль. С чем таким группа встретилась в избушке, что превратило четырех вооруженных мужчин в кровавое месиво? Этого никто не знает до сих пор. Но вот что действительно повергло группу в шок, так это обстановка в подвале. В центре темного помещения они нашли две аккуратно сложенных кучки: в одной лежали части тел убитых милиционеров, во второй – обглоданные кости. Тварь не только убила всех до единого, но и закусила ими. Пленник исчез. В подвале нашли только цепь, на которой его держали, и старый вонючий матрац, на котором он спал. В луже крови рядом с матрацем оперативники нашли человеческую ступню. Раны на ней были рваные, словно от укусов, но несколько… странные. Будто ногу отгрыз сам пленник, спасаясь из своего заточения. Кровавый след тянется до лестницы, и отследить его дальше попросту невозможно. Дело это не раскрыто до сих пор. Одно время о нем кричали все газеты, но случай быстро замяли. Сейчас папка с этим делом наверняка зарыта так глубоко в полицейских архивах, что ее не найти даже при большом желании. Мы вышли из кафешки. Я поблагодарил Михаила за интересный рассказ, стараясь придать голосу бодрости. Шутка ли: час назад мы еще говорили о работе, а я был уверен, что поеду домой, размышляя о том, как быстрее и проще написать то, о чем он меня просил. Сейчас мой мозг не был способен обрабатывать информацию, не связанную с этой странной историей. - Мне вот что до сих пор не дает покоя, - сказал Михаил, когда мы уже собрались расходиться. - Те грязные следы, которые видели мы с Андреем, вели в подвал, но следов в обратную сторону я не видел. Существо на цепи их оставить не могло, у него не было обуви. Выходит, когда я спустился в подвал, там был кто-то еще. Возможно, именно тот, кто потом устроил теплый прием опергруппе. Кто-то, кто забрал Андрея. Михаил сделал глубокий вдох и с шумом выдохнул. - И он знает меня в лицо.
    7 комментария
    68 likes
    Жди наказания... Перед тем как идти в больницу, снились разные сны. Но один запомнился особенно. Я вхожу в большой дом и вижу: посреди огромной комнаты стоит золотая купель, сверкает так, что глазам больно. Вокруг купели стоят женщины – человек семь, в белые одеждах, на головах белые кружевные накидки, лиц не видно. Женщина, которая ближе всех к купели, вынимает из неё младенца, я не вижу, мальчик это или девочка. Младенец тоже завёрнут в белое. Я продолжаю стоять возле дверей. Женщина на вытянутых руках несёт младенца ко мне, вся свита следует за ней. Я просыпаюсь. Сон запомнился до мелочей: необычная красота дома, свечи и иконы вокруг, купель из чистого золота, стройные женщины в белом. Была бы я в то время постарше, имела бы ума побольше – может, ещё и надумала бы родить. Но я была молода, забыла о сне и совершила самый тяжкий грех в своей жизни. Уже позже позвонила маме и рассказала сон. Как она меня ругала! Мама была верующая, посетовала: «Почему не посоветовалась со мной раньше? Ты совершила большой грех. Господь давал тебе ребёнка не просто так, он очень нужен был на земле, а ты его отвергла. Жди наказания». Наказание последовало – потеря самых близких людей. Трагическая гибель младшего брата, смерть мамы и отца, который пережил жену лишь на два месяца, кончина мужа. Возможно, это совпадение, но так было. Потом я жалела о том, что натворила, но, увы, назад уже ничего не вернёшь. Милые женщины, прежде чем что-либо совершить, хорошенько подумайте о последствиях. Там, где есть двое детей, как было у меня, непременно найдётся место и третьему.
    4 комментария
    44 likes
    КОРОЛЕВА С ПРИПЛОДОМ Моя тётушка Катя когда-то считалась первой девкой на деревне. Но даже в послевоенное время, бедное на женихов, она не спешила выйти замуж. Была очень уверена в своей красоте и ждала достойного спутника жизни. Ухажёр вскоре появился: городской, в хромовых сапогах, с сумкой-планшетом через плечо. Этот мужик был уполномоченным по сбору налогов. Через год у пары родился мальчик – черноглазый Митя, но замуж тётя Катя так и не вышла. Её ухажёр скрылся ещё раньше, не оставив даже адреса. Бабушка, когда узнала об этом, потемнела лицом. А как тут не волноваться? Ведь такое событие – страшный позор для тех лет. Катя, конечно, горевала, но что поделаешь? Зато сразу осмелел давний её воздыхатель – Илюшка, который раньше и подступиться боялся к насмешливой красавице, только смотрел на неё издалека. На фронте он не был, хромал с рождения, смешно переваливался на укороченную ногу. В остальном был парень как парень, ну, может, не шибко расторопный. А на безрыбье и рак рыба, когда почти всех деревенских мужиков война выкосила. Но только не для гордячки Кати. Она отказала Илье. Сваты поджали губы, вышли из хаты. А сами подумали: «Ишь ты, королева с приплодом от заезжего молодца – а туда же! Ещё и перебирает». Марфа, Илюшина мать, не одобряла сыновьего выбора: мало того что невеста порченая, да ещё и с ребёнком. Но тот упёрся: хочу только Катю и никого больше. Никто и не предполагал, что жених получит отказ. Поэтому, встретив утром на выгоне Катю, уязвлённая Марфуша уколола её едкой фразой: – Уполномоченный твой, видно, ловко сапоги скидывал, что успел тебя до свадьбы бабой сделать. А надел ещё быстрее, чтобы свадьбу не справлять! Катя тоже была остра на язык: – Зато пока ваш Илюша скинет валенки, девка к другому уйдёт, заждавшись. Я за вашего хромого замуж никогда не пойду, – и голову гневно вскинула. Но тут Марфа в ответ резанула: – Как бы безногому радоваться не пришлось. Да всему твоему роду до пятого колена! Вскоре прислали в деревню на должность председателя сельсовета инвалида-фронтовика с круглой деревяшкой вместо ноги. А Катя пошла к нему секретарём. Так и случилась у них любовь. Народ был озадачен: красота красотой, но выбор невесты всех поверг в шок. Не укладывалась в деревенские правила женитьба местного чиновника. Ладно, пусть недотёпистый Илюша получил от ворот поворот, это ещё объяснимо. Но тут ведь за калеку пошла! Однако хорошим человеком оказался наш дядя Володя. Митю он усыновил и любил не меньше родных детей. Марфа, правда, торжествовала: смотрите, как сказала, так и получилось. Всё сбылось! Но зря она радовалась – тётке Кате с дядей Володей жилось хорошо. Уже их младшие дети в школу ходили, когда семья решила в город перебраться, в Донецк. Владимир был оттуда родом. Однако брошенное в сердцах предсказание Марфуши парадоксальным образом продолжало исполняться. Может, это слова обиженной матери, которые случайно сбылись? Бог весть. Но дальнейшие события показали, что это проклятие действительно затронуло весь наш род. Вот ведь какая судьба. Моя двоюродная сестра Надя ещё студенткой увлеклась обаятельным молодым преподавателем истории, Олегом. Он в юности лишился ноги, упав под колесо трамвая, когда висевшие на двери пассажиры столкнули его с подножки. Я сидела у них на свадьбе. Хромота жениха была едва заметна, он носил протез в ботинке и даже танцевал с невестой. Правда, и этот брак оказался удачным. Родилась у Нади с Олегом дочь Маша. Маша вышла замуж ещё в мирное время, а бабушка Катя успела порадоваться за внучку. Андрей был завидным женихом: военный, бравый офицер. Но судьба и тут вмешалась – недавно Андрей получил тяжёлое ранение в боях в Донбассе. Ногу ему собрали в российской больнице. Он уже ходит с костылём, но на полное восстановление гарантий нет – нога сохнет. Бабушке Кате сейчас далеко за девяносто, она в ясном уме и на ногах. Часто возвращается мыслями в молодые годы. Вспоминает Марфушины слова, качает головой и сетует: «Скоро у Маши родится ребёнок, девочка, как сказали врачи. Может, она остановит череду замужеств с увечными, хотя и порядочными, мужчинами? Только бы ничего не случилось с её родными». Будущая прабабушка горячо молится у иконы Спасителя за не родившуюся ещё правнучку, за Митиных сыновей, за мирную жизнь. Кается и просит прощения за свои слова, брошенные в отместку оскорблённой Марфуше. Сама уже была матерью, следовало бы понять её чувства и отмолчаться. Но того, что сказано, назад уже не вернёшь.
    9 комментария
    89 likes
    ГОЛОС ПОКОЙНИКА Как-то раз, приходя с работы, я увидела, как мой кот Лило шипит в закрытое окно. «Странно», — подумала я и стала гладить его. Он шарахнулся прочь от моей руки и стрелой вылетел из комнаты. Дома было очень душно, и я решила проветрить квартиру. Но стоило мне прикоснуться к оконной раме, как Лило примчался и, схватив меня зубками за рукав, принялся тянуть в сторону от окна. Тут я вдруг вспомнила, что, согласно поверью, животные видят то, что не дано узреть людям. Лёгкая дрожь охватила меня, и я решила позвонить своему парню. Едва я об этом подумала, у меня зазвонил мобильный телефон. Лило тут же стал шипеть на него. Я поднесла телефон к уху: — Алло! Ответа не последовало. — Алло! — повторила я и где-то очень далеко на том конце услышала голос Лёши, моего парня: — Маша... Маша... Открой окно, я тут... Я сбросила вызов и задумалась. У Лёши всегда звонкий, весёлый голос, а сейчас он словно говорил с набитым ртом откуда-то из глубокой ямы. Я забеспокоилась — вдруг с ним что-то неладное? — и бросилась к окну, но кот стал отчаянно мяукать, и это меня остановило. Я стояла в сомнениях, когда снова раздался звонок. Я взглянул на экран, прежде чем принять вызов, но номер не определялся. — Маша-а-а... Ма-а-аша... Открой окно... — Лёша, что за шутки? Зачем мне открывать окно? Ты где? — спросила я, краем глаза глядя на Лило, шерсть которого встала дыбом. — Я люблю тебя, Маша... — сказал Лёша где-то далеко, и в трубке послышались короткие гудки. Мне было настолько страшно, что я заплакала. Кот продолжал шипеть на окно. В конце концов, я позвонила матери и рассказала, что в доме творится что-то неладное. Она посоветовала мне читать молитвы и перекрестить телефон, если он снова позвонит. Но стоило мне нажать на кнопку отбоя, как за окном послышался треск, будто кто-то ломился в него. А я, между прочим, живу на 5-м этаже! Кот буквально взвыл. Я зажмурила глаза и принялась читать молитвы. И снова зазвонил телефон, в то время как бешеный стук в окно продолжался. Я отключила телефон и отчётливо услышала голос своего парня за окном: — Маша... Открой... Голос был однотонный и тягучий. Этого я не выдержала — с криком вылетела из квартиры (кот последовал за мной) и стала стучаться к соседке-старушке, несмотря на поздний час. Она впустила нас и отпоила меня валидолом. Ночевать домой я так и не вернулась — осталась у соседки. А на следующий день узнала, что Алексей покончил жизнь самоубийством по непонятным причинам ещё в то время, когда я находилась на работе.
    12 комментария
    87 likes
    Мой отец бросил нас, когда мне было 5 лет. Он нашел себе женщину, которая была намного моложе моей матери. Я никогда не забуду тот день, когда я, в отчаянии схватившись за подол папиного плаща, умолял его не бросать нас. Но он ушел, несмотря на мои слезы, и даже не оглянулся. После этого я не видел отца 12 лет. Все эти 12 лет он ни разу не навестил нас с матерью, не спросил, нужно ли нам что-нибудь. В день окончания школы он пришел с небольшим свертком в руках, но я отказался с ним разговаривать. Спустя год после этого, моей матери не стало, и я остался совсем один. Отец снова пришел ко мне в день похорон, говорил, что поможет с учебой, что найдет для меня работу, но я снова его прогнал, моя ненависть к нему лишь возросла после маминой смерти. Я обвинял его в том, что он стал причиной маминой болезни сердца. Это было тяжелое время для меня, пережить одиночество, справиться с болью мне помогла Наташа, моя однокурсница, ставшая впоследствии моей женой. В 27 лет у меня родилась дочь. Я был счастлив, души не чаял в дочери, поклялся себе в том, что мой ребенок никогда не почувствует того одиночества, той боли, которую испытал я, когда отец нас бросил. Однажды раздался звонок, который перевернул мою жизнь. Мне позвонила жена моего отца, которая сообщила, что он находится при смерти и просит меня прийти к нему в больницу вместе с его внучкой, которую он мечтает увидеть перед смертью. «Пожалуйста, разреши ему увидеть внучку, прости его не ради него, а ради себя самого», - говорила мне Наташа, но я не смог простить, не смог вычеркнуть из памяти тот день, когда я умолял папу не бросать нас, а он даже не оглянулся. Утром отца не стало. Мне понадобилось еще двадцать пять лет на прощение. Я рано стал дедушкой. У меня появилась внучка, которая стала светом моей жизни, моей отрадой. Она заставила меня измениться, повзрослеть. Теперь я жалею о том, что не позволил отцу перед смертью увидеть дочку. Возможно, эта встреча успокоила бы его душу. А я ему не дал уйти с миром. Сейчас я стою у могилы отца со своей теперь уже взрослой дочерью и прощу у него прощения за все. Я прощаю тебя, папа, и ты меня прости.
    46 комментария
    138 likes
    Наша соседка всю жизнь проработала в детском саду нянечкой. Сама ходила в этот детский сад и помню соседку Анастасию Петровну как очень добрую, улыбчивую женщину. Она всегда была весела, активна и выглядела моложе своих лет. Несмотря на свою красоту, всю жизнь прожила одна. Она был очень ласкова к детям, всегда пожалеет, обнимет, по голове погладит. Случилось однажды так, что я коленку на прогулке разбила и сильно ревела, Анастасия Петровна меня долго успокаивала, но когда она меня гладила и обнимала, я чувствовала какой-то странный холод. Будто ее руки вытягивают из меня тепло. Домой пришла уставшая и подавленная. Родители подумали, что это из-за происшествия с коленкой. Прошло много лет. Я сама стала мамой, а наш соседка, после выхода на пенсию все также нянчилась с детьми, но уже в частном режиме. Надеясь на ее многолетний опыт, соседи частенько просили ее присмотреть за детишками. Так и мне однажды пришлось оставить дочурку у Анастасии Петровны т.к. вечером срочно было уехать на работу, садик уже закрыт, а муж на сутках. Какого же было мое удивление, когда дочка потом описала то же самое ощущение холода, которое идет от старушки. Дочка, просидев с Анастасией Петровной чуть больше часа за чтением книги, выглядела так, будто она все это время бегала вокруг дома. Больше дочку с соседкой я не оставляла. Позже наблюдала ситуацию как молодая мамочка оставила коляску с малышом под присмотром Анастасии Петровны. Пожилая соседка положила руки поверх одеялка и простояла так, не шевелясь, до прихода мамочки малыша. Позже этот малыш начал страдать от какого-то хронического заболевания, которое раньше не проявлялось.
    27 комментария
    106 likes
    ТОЛЬКО МАМЕ НЕ ГОВОРИ Моя знакомая Рита работает воспитателем в детском доме в одном из городов Забайкальского края. Далее рассказ пойдёт от её лица. «Этим летом провели мы акцию по сбору вещей и книг для детей. На удивление пожертвовали очень много всего. Когда всё привезли, мы пошли разбирать вещи. Среди Эвереста баулов и коробок, моё внимание сразу привлекла огромная коробка из-под телевизора, доверху наполненная игрушками. Чего там только не было! Разобрав половину, мы решили немного отдохнуть, пока пили чай, налетела детвора. Ещё бы! Столько всего! Детишки наши не избалованы подарками. Сразу всем захотелось по игрушке себе взять. И драки, слёзы… В общем, едва угомонились. Разобрали мы всё. Спустя какое-то время, примерно неделю, вышла я на ночное дежурство. Всё, как обычно, ребятишек своих уложила спать, а сама пошла на кухню. Прихожу, а там Алёнка (одна из моих подопечных) сидит и чай пьёт. Я ей говорю: «Ты почему не спишь? Ну-ка марш в кровать». А она и говорит: «Рита Павловна, можно я ещё посижу? Не хочу пока спать». Может, в других детдомах на ребёнка бы и накричали, что нарушает режим, наказали бы, но я так никогда не делала и делать не собираюсь. Села я рядом и говорю, мол, давай, выкладывай, что случилось. А по глазам вижу: что-то произошло. Алёнка молчит. Я говорю: «Рассказывай». Я ожидала чего угодно: издевательства со стороны других детей, беременность и всё в таком же духе, к сожалению, это не редкость. Но Алёна рассказала вот что : «Рита Павловна, помните, как нам игрушки привезли? Ну, все побежали смотреть, и я пошла. А там коробка стояла большая, я заглянула в неё. В неё заяц красивый лежал, такой тряпичный, мягкий, ушки длинные. Ну, я и взяла его. Потихоньку в комнату унесла и под кровать спрятала. Я ничего плохого не хотела, просто думала, пусть у меня своя игрушка будет. Ночью все спать легли, а я вытащила его, прижала к себе, так мне хорошо стало, маму вспомнила… (Родители девочки полгода назад трагически погибли в автомобильной катастрофе – прим. автора). И вдруг чувствую что-то твёрдое в игрушке. Я его пощупала, а там что-то есть. Я тихонько встала, из комнаты вышла и в «тоннель» пошла («тоннелем» дети называют маленький коридорчик, видимо, ошибочно построенный, потому что роли никакой не играет, там у нас горит маленькая лампочка, чтобы в коридоре не было темно). У этого зайца на спинке замочек, я его расстегнула, а там внутри – книжка с ключиком и замочком. Ну, я открыла, а там написано, как девочка каникулы у бабушки проводила. Я книжку на место положила и спать пошла. Уснула, а мне сон приснился: будто у моей кровати девочка стоит в джинсах и розовой кофточке, с рыжими волосами. Плачет и говорит: «Только маме не говори! Только маме не говори!». И я проснулась. И девочка снится каждый раз. А сегодня я её во дворе видела. Мне так жалко её!». Я была не просто в ступоре, я в шоке была! Я попросила Алёнку показать игрушку. Уложив девочку спать, я взяла зайца и пошла на кухню. Игрушка добротная, красивая. То, что Алёнка приняла за книжку, оказалось дневником. Такие продаются в канцелярских магазинах: яркая обложка, миниатюрный замочек с ключиком. Нехорошо читать чужие записи, но надо было разобраться в этой истории. С презрением к себе я открыла дневник и стала читать. Господи! Я проработала в детском доме 15 лет, много, чего насмотрелась, но то, что я читала… ». Далее я привожу отрывки из дневника именно в таком виде, как мне рассказала Рита. «… Я хочу к бабушке! Мне так нравилось у неё, так хорошо. Не хотелось возвращаться домой, хотя я понимаю, что у бабушки своя жизнь. Но я боюсь дядю Колю! Я боюсь оставаться с ним. Вчера он сказал, что мы будем вместе делать математику, я стала решать задачу, а он сидел рядом, гладил меня по коленям, по шее проводил рукой, и спрашивал, нравится ли мне?» «… Дядя Коля меня поцеловал. Мне так страшно! Он такой противный, от него пахнет мерзко. Я боюсь, что кто-нибудь узнает, мне так стыдно! Я маме хотела рассказать, а она его так любит! Вдруг она мне не поверит? А он лезет ко мне! Я мылась в ванной, а он стал стучаться и говорить, чтобы открыла, я так напугалась! А лекарство было в комнате. Он меня так ругал!» «… Сегодня дядя Коля зашёл ко мне в комнату, пока мама на смене была. Он целовал меня, трогал везде. Я так плакала, а он сказал, что, если я кому-нибудь расскажу, то он убьёт меня. Лучше бы я умерла!» «… Сейчас сижу в школе. Мамы дома нет, а идти туда боюсь. Лучше здесь буду сидеть. Только лекарство закончилось, наверное забегу, возьму его и пойду ночевать к Лизе…» Продолжение рассказа Риты. «Там было много записей ужасающих. Я даже представить не могла, что эта девочка, которую зовут Наташа, и ей 12 лет, столько пережила! Этот дядя Коля… если бы могла, придушила бы своими руками! Как он издевался над девочкой. Из записей я поняла, что девочка живёт с мамой и отчимом, а родной отец куда-то уехал. Слава Богу, что Алёна прочла только первую запись про каникулы! Всю ночь я просидела с этим дневником . Мысли разные были. Неужели эта девочка приходит Алёне во сне? Но почему? Может, она мертва? В общем, решила я узнать, кто привёз эту коробку. Неделя ушла на поиски. В результате я выяснила, что люди живут в нашем городке. Решила я к ним съездить под предлогом отблагодарить за игрушки. Глупая мысль? Возможно. Дверь мне открыла довольно молодая женщина, представившись Еленой. Пригласила меня в комнату, я стала рассказывать, как понравились игрушки ребятишкам, и мимоходом спросила, чьи они. Елена помолчала и говорит: «Это дочки моей, Наташи. Она умерла недавно». Я в шоке! Елена продолжила рассказ: «У Наташа астма была. Она очень много училась и в последнее время стала задерживаться в школе допоздна. Вот у неё ингалятор закончился, и приступ страшный наступил. Она в школе и умерла. Всё так быстро случилось, пока «скорую» вызвали, Наташа уже скончалась. А после похорон мой муж и предложил игрушки её отдать, чтобы лишний раз не напоминали о нашей Наташе». Елена всхлипнула. Я сидела и думала: “Конечно не напоминать! Не напоминать о том, как девочка боялась домой идти, и как тут над ней измывались!” Какое-то время мы молчали, потом скрипнула дверь и Елена встрепенулась: «Ой, Коля вернулся! Извините, мне надо мужа кормить!». В комнату вошёл Николай – это молодой мужчина, здоровый, высокий, голубоглазый. Глядя на него, никогда бы не подумала, что он творил такие пакости. Я поблагодарила женщину и ушла. Во дворе села на скамейку и закурила . Ко мне старушка подсела. Слово за слово, разговорились. Узнав, к кому я приходила, она сказала: «Знала я Наташу. Хорошая девочка была. Когда Лена развелась с её отцом, девчонка сильно переживала. А потом Ленка себе этого нашла. Противный такой! Помню, выйдут гулять, а он Лену под руку берёт, Наташу всё норовил приобнять, в папаши заделался! А когда Наташу хоронили, я попрощаться пришла, и слышу, как Николай в комнате Елене говорит: «Давай вещи Наташкины отдадим, да и комнату освободить надо, кабинет тут сделаю”. Все её вещи отдали, даже игрушку, которую бабушка в гроб хотела положить, она её Наташе дарила. Изверги! А Ленка во всём ему угодить хочет, чуть что, сразу к своему Коле несётся!». Выслушав всё это, ты знаешь, мне так противно стало! И я решила, раз уж взялась за эту историю, надо до конца её довести. Узнала я, где похоронена Наташа, и в субботу взяла игрушку и поехала на кладбище. Там мне сторож и рассказал, где могилка – обычный деревянный крест, фото рыжеволосой девочки, цветочки стоят. Сначала я хотела игрушку на могиле оставить, а потом подумала, что придут навещать, ещё увидят, а если дневник прочтут? Конечно можно было его матери отдать, но ведь не зря девочка говорила: «Только маме не говори!». Значит, не хотела, чтобы нашли его. Может, и нельзя было делать то, что я сделала, но пошла я снова к сторожу, попросила лопату, выкопала небольшую ямку возле могилы и закопала туда игрушку. Выровняла всё, цветы, купленные мной заранее, положила. Посидела немного и поехала домой. А на следующий день произошло чудо. Именно чудо, по-другому не назовёшь . Приехала родственница Алёнки и решила девочку забрать! Оказывается, она ничего не знала о смерти родителей девочки (женщина приходится девочке тётей) и узнала об этом совсем недавно. В общем, подсуетились мы все, и забрала она Алёну. Хотя знаешь, я с этой женщиной поговорила, выяснила условия. Она, оказывается, живёт за границей и не может иметь детей. Алёнку совсем маленькой помнит. Честно говоря, страшно мне было отдавать девочку после всего того, что я выяснила. Но я думаю, что если и есть что-то мистическое, то может быть это Наташа так отблагодарила? Что не стали ворошить историю её жизни, такой маленькой, но такой трагичной. Не знаю, но хочу ещё что сказать: где-то через месяц после случившихся событий моя дочка Тоня узнала о беременности, так что скоро я буду бабушкой! А забеременеть она не могла три года! Может, совпадение? Мне предлагали перейти на другую работу, а я пока не могу. Не хочу бросать ребятишек, может, ещё кому-нибудь помогу?». Спасибо за терпение в прочтении истории. Может быть, она получилась чересчур длинной и изобилует деталями, но мне хотелось, чтобы картина событий развернулась перед вами полностью. Возможно, она не такая страшная и жуткая, но, на мой взгляд, обыкновенная жизнь может быть страшнее любого параллельного мира. Ещё раз повторюсь: я не ручаюсь за достоверность фактов, просто записала историю, которая мне понравилась. Спасибо за внимание!
    22 комментария
    115 likes
    Мой дар спасать любовь... Но разве часто папы с мамами спрашивают своих детей, чего они хотят и чего по-настоящему боятся? Я не могла позволить, чтобы мой мир просто взял и раскололся надвое. Однажды нашла в ящике с бельем свадебную фотографию родителей, разорванную пополам, – сейчас, конечно, я вполне могу понять свою маму, брошенную с малолетней дочерью ради молоденькой медсестры, но тогда злилась почему-то именно на нее. Взяв ножницы, проделала дырки в ее нижнем белье, нещадно его покромсав, а фотографию забрала к себе в комнату, где аккуратно склеила и спрятала под подушку. На следующий день пришел папа. – Вот, посмотри, – мама, раскрасневшаяся от гнева, выбрасывала из ящика дырявые тряпки. – Это все твоя дочь! А теперь спроси ее, зачем она это сделала? Я молча стояла, внимательно рассматривая трещинки на паркете. – Как, как я буду с ней справляться? – мамуля опустилась на кровать и бессильно расплакалась. Мне было жутко стыдно тогда и жалко ее – я еще не понимала, что плачет мама вовсе не из-за меня или дырявых бюстгальтеров. В тот день папа всыпал мне ремня, а на следующий вернулся домой с вещами. Долгие годы я хранила ту склеенную мною фотографию, уверенная, что пока она цела, родители будут вместе, пока та где-то не затерялась при моем переезде в город. Комнату в студенческом общежитии мне выпало делить с Элиной, красивой девушкой армянского происхождения, с которой мы сразу же подружились. Соседка рассказывала, что в маленьком городке, откуда она родом, ее ждет возлюбленный Миша, с которым они поженятся, как только Элина окончит первый курс. С фотографии на меня смотрел высокий чернобровый парень с открытым взглядом и широкой улыбкой, и потому я очень удивилась, когда Эля однажды пришла и в слезах упала на кровать. – Он бросил меня!.. – Кто? Миша? – Да, – всхлипнула подруга, – сказал, что отношения на расстоянии не для него и он от них устал... – Но ведь он знал, что ты уезжаешь, и обещал ждать... – Вот в этом и дело! Прошло всего пару месяцев, а он уже выдохся, видите ли! Все мужики эгоисты... Пока соседка рыдала, я разглядывала стоящую на тумбочке фотографию, которую она показывала мне в первый день нашего знакомства: они с Мишей счастливо улыбаются, глядя в объектив, уверенные, что их любовь будет длиться вечно... Внезапно для самой себя я протянула руку и достала фото из рамки, протянув Элине: – Порви. Подруга с сомнением посмотрела на меня, шмыгая носом: – Думаешь, поможет? – А ты попробуй! – предложила я. Но задумала я нечто другое, нежели прием вымещения злости. Когда Эля уснула, я осторожно достала из урны порванную фотографию и склеила скотчем, спрятав в своей тумбочке. Конечно, глупо было думать, что тогда, в детстве, именно склеенная фотография помогла вновь сойтись моим родителям, которые, слава богу, до сих пор вместе. Но разве я могла не попробовать, глядя на серое, заплаканное лицо некогда жизнерадостной подруги? Шли дни, а Элина все не рассказывала мне никаких новостей о Мише. Да и мне было не до них, если честно – первая сессия настигла внезапно, как декабрьский снег городские власти. Но однажды, укладываясь спать с очередным учебником под подушкой, я спросила: – Эль, так что там у вас с Мишкой? Помирились? – Да, – улыбнулась подруга. – Он на следующий же день с утра позвонил мне. Говорил, мол, не знает, что на него нашло, просил простить его и обещал ждать хоть тысячу двести лет. Я рассмеялась: обещание ждать тысячу двести лет звучало как минимум слегка преувеличенно! Тем летом Эля с Мишей поженились – я была свидетельницей на ее свадьбе, и каждый раз, когда смотрела на них, счастливых и влюбленных, червячок сомнения выглядывал из моего сердца, словно из червивого яблока: а не вмешалась ли я в чужую судьбу, не изменила ли траектории их жизней? И неужели я правда обладаю неким даром, позволяющим спасать любовь?.. Я встретила собственную через два года. Валера работал со мной в одной компании – правда, я была лишь стажеркой, а он заместителем директора, но зато из моей крохотной каморки открывался вид на его просторный кабинет, и днями напролет я могла наблюдать за парнем. Я помню день, когда он подошел ко мне и будто между прочим сообщил, что у него есть два билета в театр, а идти не с кем, и потому если вдруг у меня свободный вечер... С того дня я освободила для него каждый мой вечер – и утро, и день. Мы были вместе три прекрасных месяца, а затем Валера вдруг сказал, что наши отношения не имеют никаких перспектив и вообще служебные романы не слишком приветствуются руководством... В жизни люди иногда рассыпаются на кусочки, а потом собираются, и получается новая картинка. С того дня как Валера меня бросил, не знала, какая я картинка, – была все время по кусочкам. Мне хотелось выкинуть его из головы, выпрямить спину, не горбиться – так бы жить всегда. Но вечером я возвращалась домой, понимала, что по-прежнему одна, и рассыпалась опять. – Так больше продолжаться не может, – заявила Света, моя коллега и подруга. – На тебя же без слез не взглянешь – одна тень осталась... Скажи, ты не пробовала... ну, склеить вашу фотографию? Когда-то я рассказала ей о тех двух историях из моей жизни, вполне возможно, просто случайных... Совпадение это или нет, мог показать третий раз. Вечером я порвала наше с Валерой фото, а затем склеила его и спрятала под подушку. Утром меня не ждал ни миллион алых роз под балконом, ни даже трогательная эсэмэска с извинениями. Но странным было другое: меня вдруг отпустило. Я осознала, что не любила Валеру, мне льстило его внимание, а потом нам просто было комфортно вместе. И тогда пришло облегчение: я поняла, что никогда не вмешивалась в судьбы людей. Мой дар – спасать любовь, а не заставлять любить. И если любви как таковой нет, то и спасти я ничего не могу...
    2 комментария
    18 likes
    Болезнь. Не прошло и месяца после свадьбы она по не понятным причинам начала болеть, то на пальце, на который надела обручальное кольцо, откуда ни возьмись появился нарыв. Побегала по врачам, удалили, и началась череда болезней. Простуды уже не считались за болезнь, когда через пол года семейной жизни врачи поставили диагноз - рак. Пустота в душе, не восприятие болезни, но боли не отпускали и надо было лечиться. Направили на химию, но по счастливой случайности аппарат был на профилактическом ремонте и выписали химию в таблетках. Болела сильно, боли не давали расслабиться, похудела, под глазами появились синяки, таблетки приносили мало облегчения. Назначили операцию. Подготовка к операции пролетела как кадры в кино: положили в больницу, назначили кучу таблеток, утро перед операцией. Перед операцией в ночь сбежала домой, муж сказал, что приснилось, что она умерла и он её хоронил. Но она была оптимистична, хотя её утром ругал врач что сбежала, ведь назначил сильнейшие таблетки, но всё обошлось. Операция прошла успешно, анализы отправили в область в лабораторию для подтверждения диагноза. Началась жизнь после операции, облегчение пришло, но появились побочные болезни, которые даже не пытались отступить. И тут о чудо, она беременна. Врачи против: сильные лекарства ещё не вышли с организма, да и рожать с таким диагнозом (рак подтвердили в лаборатории), как говорили неизвестно сколько проживёшь. Первый аборт, первая беременность, как всё повернётся, только неизвестность впереди. Жизнь испытывала или недобрые люди стояли на пути? Но жизнь продолжалась, прошло около года после операции, болезнь "уснула", и снова беременность, как она хотела ребёнка и обязательно сына и она решила будет рожать. Через сколько кругов ада она прошла сказать трудно, врачи, недоброжелатели, даже муж, который действительно надеялся на её смерть, но преодолела всё. Родила. Сын, первый сын, как она его любила, и опять беременность и опять желание родить, почувствовала отчуждение мужа, надеялась на лучшее. Врачи так же против родов, для кого рожаешь, как чувствовали напряжение в семье. Родила, доченька, любимая, родная, красавица. Но жизнь жестока, да и люди окружавшие её не подарок. Муж загулял, начал пить. Прошло девять лет, жить тяжело, на работу с двумя детьми не берут, выживали случайными подработками, муж пить не прекращал, да и жизнь разгульная затянула. И тут третья беременность, да ещё с запущенным сроком на аборт, долго думала как быть и решилась, родила девочку. Но как можно было убить такое чудо она не могла понять после родов, каждый ребёнок это новая любовь и самоотдача детям. Пробовала поговорить с мужем, но поняла, что биться о стену самоубийство, а она нужна детям. Подала на развод. Прошло много лет, она подняла детей, болезнь отступила перед её желанием поднять детей. Но одна женщина ей сказала, что болезнь ей "подсадили благодаря мужу" и дети были её спасением.
    7 комментария
    85 likes
Волчица(отрывок из рассказа военком)
История из жизни. Весточки с того света
Лена много раз слышала рассказы о том, что души после смерти еще 40 дней находятся дома и проявляют себя различными способами. Вот и ей пришлось столкнуться с подобными странностями, когда умерла ее бабушка.
В один из будних дней девушка пришла раньше с работы и решила принять ванну, пока мамы нет дома. Она нежилась в теплой воде и размышляла о будущем. Лена прикрыла глаза, и вдруг ей показалось, что стало резко темно. Девушка распахнула глаза, действительно, в ванной была кромешная тьма. Сердце тревожно забилось и внутри нарастала паника… Послышался звук отрывающейся входной двери. Лена закричала. Дверь в ванную распахнулась и в проеме появилась мам
Жди наказания...
Перед тем как идти в больницу, снились разные сны. Но один запомнился особенно.
Я вхожу в большой дом и вижу: посреди огромной комнаты стоит золотая купель, сверкает так, что глазам больно. Вокруг купели стоят женщины – человек семь, в белые одеждах, на головах белые кружевные накидки, лиц не видно. Женщина, которая ближе всех к купели, вынимает из неё младенца, я не вижу, мальчик это или девочка. Младенец тоже завёрнут в белое. Я продолжаю стоять возле дверей. Женщина на вытянутых руках несёт младенца ко мне, вся свита следует за ней. Я просыпаюсь.
Сон запомнился до мелочей: необычная красота дома, свечи и иконы вокруг, купель из чистого золота, стройные женщины в белом.
Мой дар спасать любовь...
Но разве часто папы с мамами спрашивают своих детей, чего они хотят и чего по-настоящему боятся? Я не могла позволить, чтобы мой мир просто взял и раскололся надвое. Однажды нашла в ящике с бельем свадебную фотографию родителей, разорванную пополам, – сейчас, конечно, я вполне могу понять свою маму, брошенную с малолетней дочерью ради молоденькой медсестры, но тогда злилась почему-то именно на нее. Взяв ножницы, проделала дырки в ее нижнем белье, нещадно его покромсав, а фотографию забрала к себе в комнату, где аккуратно склеила и спрятала под подушку. На следующий день пришел папа.
– Вот, посмотри, – мама, раскрасневшаяся от гнева, выбрасывала из ящика дырявые т
Мамина колыбельная
Моя дочь умирала долго, мучительно. Болела она больше года, денег на дорогие лекарства и хороших врачей нам было неоткуда взять. Отец Ванечки давно бросил мою дочь и где сейчас находился, мы не знали.
Утром Полина стала тяжело и шумно дышать. Я вызвала скорую в надежде, что они что-то ей вколют, чтобы прекратить её страдания, но увы, врачи дали неутешительный вывод: дочь умирала.
Всё, что они могли сделать в этом случае – вколоть наркотический препарат, чтоб ей стало легче. Но она сама отказалась. Бригада так и уехала, сказав у двери, чтобы в следующий раз вызвали зафиксировать смерть. И я осталась одна с моим внучком, которому было 4 года, и моей умирающей дочерью. О
Моя подруга Марина вышла замуж и переехала в другой город. Мы постоянно переписывались с ней и старались увидиться в каждый ее приезд домой.
Как-то раз Марина поделилась со мной своей проблемой: ей показалось, что ее мужа хочет увести другая женщина, с которой он встречался до знакомства с ней.
Ева, так ее звали, была старше Марины на три года и работала переводчиком в строительной фирме. Она умела себя преподнести и всегда знала, что сказать; неудивительно, что тихая и скромная Марина чувствовала себя рядом с ней гадким утенком. “И тем не менее Виктор выбрал меня!” – успокаивала себя моя подруга. Хотя было от чего забеспокоится: судя по всему, Ева во что бы то ни стало решила вернуть кава
Не топчись по моей могиле
Доброго времени суток, уважаемые читатели. Хочу поведать вам случай из жизни. Надеюсь, он стоит вашего внимания. Постараюсь быть максимально краток, не увлекаться и не описывать ненужных подробностей.
Произошло это прошлой весной на кладбище, где покоятся мои бабушка с дедушкой - ветераны Великой Отечественной Войны. Дедушка умер еще до моего рождения, а потому я бывал на том кладбище с самого детства. В принципе неплохо ориентируюсь, хоть оно и большое. Никаких жутких ассоциаций с этим местом у меня не было. Да и сейчас нет.
В общем, прошлой весной я впервые в жизни оказался там один. С утра приехал, навел порядок, посидел минут десять, да и направился к вы
ГОЛОС ПОКОЙНИКА
Как-то раз, приходя с работы, я увидела, как мой кот Лило шипит в закрытое окно. «Странно», — подумала я и стала гладить его. Он шарахнулся прочь от моей руки и стрелой вылетел из комнаты.
Дома было очень душно, и я решила проветрить квартиру. Но стоило мне прикоснуться к оконной раме, как Лило примчался и, схватив меня зубками за рукав, принялся тянуть в сторону от окна. Тут я вдруг вспомнила, что, согласно поверью, животные видят то, что не дано узреть людям. Лёгкая дрожь охватила меня, и я решила позвонить своему парню. Едва я об этом подумала, у меня зазвонил мобильный телефон. Лило тут же стал шипеть на него. Я поднесла телефон к уху:
— Алло!
Ответа не последовало
КОРОЛЕВА С ПРИПЛОДОМ
Моя тётушка Катя когда-то считалась первой девкой на деревне. Но даже в послевоенное время, бедное на женихов, она не спешила выйти замуж. Была очень уверена в своей красоте и ждала достойного спутника жизни. Ухажёр вскоре появился: городской, в хромовых сапогах, с сумкой-планшетом через плечо. Этот мужик был уполномоченным по сбору налогов.
Через год у пары родился мальчик – черноглазый Митя, но замуж тётя Катя так и не вышла. Её ухажёр скрылся ещё раньше, не оставив даже адреса. Бабушка, когда узнала об этом, потемнела лицом. А как тут не волноваться? Ведь такое событие – страшный позор для тех лет.
Катя, конечно, горевала, но что поделаешь? Зато сразу осмелел давни
Ведьмина болезнь
Этот случай произошёл с моим дедом в начале шестидесятых. Работал он тогда фельдшером в небольшой деревне. Деревня-то небольшая, а вот слава о деде моём по всей округе шла, а то и дальше. Знал он травы практически все и секреты к ним. Поднимал он на ноги даже тех, кто уже и сам не верил, что встанет на ноги. Вот к нему и шли со всей округи люди - и днём, и ночью. Отработает он смену, как положено, а вечером в дверь стучат, помощи просят.
Бывало, правда, что и самому идти приходилось, если больной идти уже не мог. Положит он свои пузыречки со снадобьем своим в чемоданчик небольшой и идёт на помощь к больному. Никогда он не отказывал. Поэтому любили и уважали его.
Вот и той
Дело было году так в 75м, когда я еще ходил в детский садик. Была у нас в группе одна девочка Оля, которую все дети обижали. Родители одевали ее очень небрежно, и сама она всего стеснялась до невозможности. Поэтому, как только воспитательница отлучалась, почти все мальчики и часть девочек начинали к ней приставать и дразнить. Ей даже в туалет нормально сходить не давали – вот до чего доходило. Я эту Олю жалел и только делал вид, что ее презираю. Когда же оставался с ней наедине, то разговаривал по-доброму, без издевок. Но, повторяю, защитить ее я не мог по малодушию. Оля, естественно, все время плакала, но воспитатели ее тоже не любили и потому не обращали внимания.
Так продолжалось до до
Show more