Comments 16
Likes 356
Comments 7
Likes 221
Была у Татьяны Пельтцер одна страсть – преферанс. За игрой она могла проводить ночи напролет. Играли, конечно, не «на интерес». Однажды в узкий круг актеров–завсегдатаев «салона» Пельтцер попал молодой Александр Абдулов, поклявшись, что он мастерски играет в преферанс. В ту ночь он обыграл Пельтцер всего на 9 копеек, но при всяком удобном случае она напоминала ему о том, как он ее «обобрал», и пристыженный Саша выворачивал карманы, отдавая ей все их содержимое. С тех пор долгие годы Абдулова и Пельтцер связывала нежная дружба. Он помогал ей, как мог, когда она начала терять память: подсказывал ей текст, незаметно щипал ее, чтобы она говорила свою реплику. Однажды она пожаловалась ему, что все чаще не узнает людей. Абдулов сказал: «А вы встречайте всех, как родных!» С тех пор актриса даже незнакомых людей при встрече на всякий случай обнимала и говорила: «Ох ты, мой родной, как твои дела?» Однажды Абдулов пригласил Пельтцер в кафе отметить его день рождения. Она ответила: «Саша, я уже не в том возрасте, чтобы мужчинам отказывать! Конечно, в путь!» Марк Захаров рассказывал: «К Саше у нее было особое отношение. Они как–то очень весело дружили. Как встанут болтать и хохотать – водой не разольешь… Он называл ее «баушкой» (через «у»). Мы все ее называли «баушкой» – так нам казалось смешнее и добрее. Дружба Татьяны Ивановны с Сашей была очень пронзительная, фантастическая, хотя и возникла она поздно – уже в последние годы жизни Татьяны Ивановны… Бывало, что она забывала слова, и Саша глазами, жестами помогал ей «включиться» в реальность. У них был контакт на очень тонком уровне». Писатель, журналист, телеведущий и кинокритик Глеб Скороходов писал: «Между Сашей и Татьяной Ивановной сложились нежные, трогательные отношения, как между сыном и матерью. Татьяна Ивановна любовалась его красотой, робко восхищалась, болела за его неудачи и успехи… Он стал ее последней привязанностью. Спас ее от отчаяния…».
Comments 1
Likes 60
Доброта спасет мир😊
Comments 2
Likes 28
Забыл маму в поезде В вагоне царило оживление. Слышался смех, люди, успевшие познакомиться, принялись за совместную трапезу. По традиции - чай в подстаканниках, без которого многие и поездки не представляют. На свет появились пирожки, копченая курица, яйца, малосольные огурцы и прочее. Нас в поездке было двое. Места - верхнее и нижнее. Просто мой кузен обожает верхние полки, поэтому остановился на ней. Еще два места оказались уже заняты. На еще одном верхнем слушал музыку в наушниках молодой парень. А внизу сидела пожилая женщина. Очень тихо. И смотрела в окно. С короткой стрижкой, с очках, в цветастом халатике. Она приветливо поздоровалась, когда подошли, а потом снова стала глядеть в окно. Под стук колек спится хорошо. За это я обожаю поезда. Ни с чем не сравнимые ощущения. А еще дорога, убегающая змейкой, перрон, мчащийся состав и ощущения какой-то надежды. Будто едешь ты в какое-то прекрасное далеко. Выяснилось, что подобные мысли посещают не меня одну. Резко проснувшись среди ночи, я увидела, что пожилая женщина напротив так и не ложилась, а все глядела на огоньки за окном. Некоторое время сидели молча. Вагон спал. Все-таки четыре часа. А потом мы тихо пообщались. Ее звали Арина Александровна. И она принялась рассказывать о своем сыне Глебе. - Маленький когда был, еле выходила. Врачи сказали, не жилец. А я смогла. И он борец у меня такой. Упадет и тут же поднимается. Больно, а не плачет. Единственный мой сыночек. Помню, цветов мне принес полевых. Я так обрадовалась. Он это увидел и каждый день потом приносил мне букеты. Мальчишки поначалу смеяться пробовали, мол, маменькин сынок, но он их быстро на место поставил. Сильный мальчик рос, красивый, вот, гляди, это он маленький! - произнесла она. Я придвинулась ближе. Русоволосый сероглазый серьезный мальчишка. Глаза в объектив смотрят прямо, такой, недетский взгляд. Улыбается. А вот улыбка прекрасная. Словно распахивается зимой окно в лето. Мальчишки с такими глазами и такой улыбкой вырастают хорошими людьми, я так думаю. Поэтому дальнейшие слова немного удивили. - Вырос он, люди зачем-то стали говорить, что он бандит. А какой бандит? Зачем вот так, сразу, кликать на человека? Глеб... Он просто такой. Учиться когда поступил, там что-то произошло. Заступился за парня. Один против троих. Исключили его. Умницу моего. Только он все равно крутиться стал. Что-то продавал, возил. Товары разные. Потом машины перегонял. Деньги всегда были. Тыкали мне, что сын без образования. Я не говорю, что учиться не надо. Но раз так вышло, и мог сыночек без этого зарабатывать, что ж теперь? Его выбор. Никогда не попрекала. Всего-то не расскажешь, но отлично мы жили. Дом полная чаша, продукты коробками носил. Я даже с работы ушла. Сказал: "Мама, я тебя обеспечу!". Потом мы в гости с ним поехали. Как Глеб просил, чтоб на машине... А я поезда люблю, настояла, - после этих слов Арина Александровна заплакала. Но не так, не навзрыд. Очень тихо. Ловила пальчиками слезинки, которые катились из-под очков. И замолчала. И тут, взглянув в бок, я заметила, что две обладательницы боковых мест не спят. А тоже внимательно слушают. - Мы и поехали. И на одной из остановок сын выбежал. Мне сока захотелось, будто бы не прожила без него. Схватил бумажник только и вышел. В джинсах, рубашке синей. Он у меня такой элегантный всегда. И... не пришел обратно. Поезд тронулся. Я к проводнику. Думала, отстал. А Глеба так и не было. Слезла я потом. С поезда-то. Искала, Господи, сколько я его искала. Потом нашлись люди с той станции, где он вышел. Видели его. Что-то покупал, все нормально. Потом еще в сторону города пошел. Стоянка-то длительная была. И все. Езжу я этим маршрутом каждый год. В это же время. И все мне кажется, что сыночек в вагон зайдет, - прошептала Арина Александровна. Воцарилась тишина. Я с трудом переваривала услышанное. Мой кузен беззаботно спал. - Вот он. Таким и помню, - протянула еще одно фото собеседница. Глаза все те же. Серые. Стального оттенка. И мальчишеская улыбка не изменилась. - Глебушке тут 25 лет. Как пропал. Сейчас ему 30 лет. Где же вот он... Сердцем чувствую, что жив. Женщину одну знаю. Она на фото посмотрела и сказала, что мой сын жив. Только что же не дает знать о себе... Одна знакомая мне так зло почему-то сказал, что сын меня забыл, бросил прямо в поезде. Не мог он, - уронив голову на руки, произнесла женщина. Если честно, история казалось какой-то нереальной. Фантастической. Чтобы сбежать из дома... Да вряд ли, вполне состоявшийся молодой человек. К тому же очень любящий мать. Так, о плохом вообще лучше не думать. И что у нас остается? - Может, у него неприятности какие были? Поэтому и того... Ушел тогда. Вот только почему не сообщил ничего? - предположила я. - Да, да. Я также думаю. Может, и сообщать нельзя? Бывает же такое! Я и жду. Все хорошо будет, все хорошо! - и Арина Александровна, прижав к себе фото, легла поспать. Утром я вышла в тамбур. Следом - две соседки с полок напротив. - А я думаю, бабка из ума выжила. Не хочет верить, что сына больше нет, вот и несет всякую чушь да в поездах катается. Знала я одну такую у нас во дворе. Она все с дочкой разговаривала вслух. А шла одна. И дочки не было уже 10 лет. Не смогла смириться просто! - произнесла блондинка в кимоно. - Нуу, Эля. Я вот другого мнения. Может, сыну мать надоела? Такое бывает. Она же сама говорила, что он у нее мутный какой-то, хоть и с деньгами был. И сама неизвестно какая. Вот сынок и свалил. Чтоб не ухаживать за ней в старости. Сам прохлаждается где-нибудь, - подключилась к разговору рыженькая в спортивной костюме. - А ты как думаешь? - обернулись обе ко мне. - А я думаю, что что-то случилось. Но что, мы никогда не узнаем, скорее всего! - ответила им. Поезд мчался дальше. Какой она казалась оставшееся время, эта Арина Александровна? Ожидание, вот что было написано на ее лице. Она внимательно смотрела на входящих в вагон. Хотя это были те же самые пассажиры. И еще какая-то тихая грусть на лице. Казалось, что сквозь людей и время ее взгляд. Пила чай, вроде бы общалась. Но была не здесь. Физически да. А вот душой нет. Я бы забыла об этой истории. Но не смогла. Сколько видели вокзалы? Слез, счастья, расставаний. Что таят в себе поезда? Разлуки, встречи, ожидание. Все так. Если честно, не думала, что когда-нибудь еще встречу Арину Александровну. Попутчикам обычно и рассказывают что-то, что наболело или другое, зная, что новая встреча невозможна. Так и произошло. С ней мы действительно не увиделись. А вот с Элей, которая предположила, что женщина не в себе, той, с боковой полки, вдруг столкнулись через год. На отдыхе. Земля круглая. И люди подчас попадают в одной и тоже место. - Ой, ты же та девушка... Из поезда. Помнишь, утро, тамбур, мы еще про тетеньку разговаривали. С тобой ехала, сына искала. Ну? - выгнув брови дугой, произнесла незнакомка в купальнике. - А-а. Да, привет, - я вспомнила ее. - Ты прикинь. Зря я на бабку-то грешила. Что не в себе, - попивая коктейль, промолвила Эля. - Это почему? - поинтересовалась я. - Я ж ее видела! В Питере недавно. Мы с мужем туда ездили. И столкнулись. Она меня не узнала, конечно. Я ж делала вид, что спала, когда она это все выкладывала. И с ней мужчина молодой был. Прикинь, сын! Тот самый Глеб! Права бабка была! Живой он оказался! Неудобно было, конечно, выпытывать. Но она на радостях все сама почти выложила. Не бросал он свою мать. Просто вышел с крупной суммой в бумажнике. Пока покупки совершал, его приметили. На вокзалах всякого народа хватает! Потом он решил в город по- быстрому сгонять, там ходьбы-то всего ничего. А они сзади напали. Был бы один, справился бы. А их трое. Ну и все. Видать, здорово приложили, что память отшибло. Я реально думала, что такое только в кино да сериалах бывает. Не, на само деле! Его какая-то тетка потом подобрала. Пенсионерка. Не знаю всех подробностей. Он у нее жил. А потом она умерла. И вдруг к нему память-то и вернулась. И он к матери настоящей своей поехал. Прикол знаешь в чем? Он сел в тот самый поезд, где мать обычно колесит. В тоже самое время. И вошел в вагон. А она там! Дорого бы я отдала, чтобы увидеть их встречу. Сейчас всем эту историю рассказываю. Так что ты права оказалась. Тогда действительно что-то случилось, - произнесла Эля. Я ей поверила. Не думаю, что о таких вещах можно врать. И еще раз убедилась в том, что чудеса в жизни все-таки случаются. Пусть не часто. Пусть не со всеми. И кто знает, от чего зависит, кто достоин этого чуда. Но что они есть - стопроцентно! Автор: Татьяна Пахоменко, 2021 Художник: Anthony Connolly
Comments 14
Likes 89
Julio Iglesias feat. Diana RossAll of You
Julio IglesiasDía A Día (Album Version)
Julio IglesiasEsa Mujer (Album Version)
Julio IglesiasEsa Mujer (That Woman) (Album Version)
Comments 2
Likes 37
Comments 2
Likes 54
Чем дальше в будущее входим, Тем больше прошлым дорожим, И в старом красоту находим, Хоть новому принадлежим... Вадим Шефнер. Художница Елена Кацевал.
Comments 5
Likes 135
Comments 4
Likes 45
Машину она вела уверенно, большие лужи старательно объезжала, ехала в родную деревню, в родительский дом. Провести здесь отпуск решила ещё летом, вещи собрала тёплые, уютные, любимые: два пледа, пижама, шерстяные носки, книги, дорогой кофе, хороший чай. Кот по имени Барон гордо и невозмутимо возлежал на сумках, равнодушно смотрел в окно, будто все два года жизни только и делал, что ездил в автомобиле. В деревню, так в деревню, лишь бы кормить не забывали да гладили почаще. Раньше в отпуск отправлялись всегда на море. Мужа не стало год назад и в душе ещё живёт боль утраты, у сына своя семья, другие интересы, и морем она пресытилась сполна. Хочется побродить по лесу, подышать густым ароматом хвои, собирать грибы, готовить жаркое из белых и солить волнушки со смородиновым листом, лакомиться брусникой и варить из неё варенье, печь ватрушки, пить парное молоко, услышать, как жалобно прощаются улетающие на юг гуси и сказать им: возвращайтесь. Что это, спрашивала она себя, почему так хочется шлёпать босыми ногами по чисто вымытым широким, крашенным половицам, сидеть на лавочке возле печки с книгой и, время от времени, ворошить догорающие полешки, хочется увидеть ночное небо в веснушках-звездах, чтобы оно прямо куполом было видно, чтобы начиналось от самой земли, а не от крыши соседней многоэтажки. Утром от пения птиц, от звуков природы хочется проснуться, а не от шума машин. Может это усталость от города, от многолюдных улиц? Или так бывает, когда тебе за 40? Деревня обитаема, есть продуктовый магазинчик и, если что, от города недалеко, всего 15 км. Есть ещё три недели отпуска, есть сентябрь на календаре. Иногда приходит мысль остаться в доме на зиму, но ещё не уверена, справится ли? Настало время прислушаться к себе, вытащить на свет божий потаённые мечты и воплотить их в реальность, Во всяком случае, если станет сложно, можно вернуться в любой момент. Барон вышел из машины, опасливо косясь по сторонам и прижимаясь к ногам, словно верная собака: трава такая большая, в ней могут прятаться враги. Парень он городской, ведущий квартирный образ жизни, а тут заросли какие-то, птички поют, бабочки порхают. Двери раскрыла настежь, окна тоже, принесла охапку дров из сарая. Печь два раза недовольно плюнула клубами дыма в дом, а потом подобрела, успокоилась, сухие дрова запотрескивали, разгорелись. Заодно раскочегарила постаревшую баньку, в которой всё ещё пахло берёзовым веником и сухим подсолнухом. Наводила порядки, засучив рукава, перекусывала бутербродами, намазывая ломтики хрустящего багета сытным арахисовым маслом и запивая чаем. Барон, подкрепился кусочком варёной курицы и смотрел на её возню, устроившись в кресле. А она вдруг, отжимая половую тряпку, поймала себя на том, что поёт. Слова песни не помнит, просто мурлыкает мотив из какого-то фильма с Инной Чуриковой. Сама себе удивилась, давно не пела. Сентябрь - месяц сбора урожая в деревне: в тот же день она купила у ближайших соседей овощи, яица, ведро яблок, банку мёда и заглянула в местный магазинчик. В бане пахло заваренными травами, серебрилась студёная колодезная вода в вёдрах, сердито шипела раскаленная камница. Жар обволакивал, окутывал, нежил тело, согревал каждую клеточку и тем приятнее было окатить себя прохладной водой. Отдыхала на крылечке, завернувшись в пушистый махровый халат. В ранних осенних сумерках уютно светились оконца в домах, сплетничали собаки. На небе боженька включил Луну, выпустил прогуляться Большую Медведицу с медвежонком, сел в кресло читать вечернюю газету, покачивая ногой в меховом тапке возле тёплого камина. Горящие дрова время от времени фыркали, искрились, а искры летели вниз, на землю. Ой, смотрите, звезда падает, говорили в это время люди. Барон нашёл в траве лягушку и не знал, что теперь с ней делать. Вечер пах фиалкой, спелой малиной и яблоком. Пока в старенькой духовке румянился капустный пирог, она крупно нарезала большой спелый помидор, сыр и ржаную булку, открыла банку с оливками, заварила чай с корицей. Ужин получился поздний, но вкусный. Утром просыпалась рано, уходила в лес. Дышала, нюхала, улыбалась, разговаривала с дятлом, интересовалась, не болит ли у него голова, делилась хлебной горбушкой с белкой. Грибы запекала в сметане, из спелой брусники варила варенье: с мёдом, с яблоком, с грушей. Сентябрь баловал тёплыми солнечными днями, тихими вечерами, успокаивал, словно отвар пустырника, звал на кухню варить кофе, печь имбирное печенье на завтрак или сырный пирог, обнимал по вечерам за плечи тёплым клетчатым пледом, согревал ноги мягкими шерстяными носками, усаживал на ту самую лавочку и подавал в руки любимую книгу. Барон по-прежнему не изъявлял желания знакомиться с местными достопримечательностями, но с удовольствием выходил по вечерам на крылечко, чтобы полюбоваться звездным небом вместе с хозяйкой. Сосед на днях скосил траву вокруг дома и теперь здесь пахнет арбузом. В скошенной траве шуршат мышата, собирают сухие травинки: старая мышь смотает траву в клубки и свяжет для холодной зимы большое тёплое одеяло, пахнущее сладким клевером. В один из дней выбралась на местное кладбище, прибраться на могилках родных. У одного из свежих холмиков лежала собака. Обычная дворянка, небольшая, тощая, с тоскливыми глазами. От предложенного пирожка отвернулась. Соседи потом объяснили: умерла недавно старушка одна, одинокая, вот её собака теперь сиротой осталась, все дни напролёт топчется там. Она пришла утром, присела рядом с этим воплощением печали и начала говорить. О том, что старенькие люди уходят и ничего с этим не поделаешь, их не вернуть, как бы мы не хотели. О том, что она тоже пережила боль утраты близких людей и понимает её горе. Только есть время для грусти и есть для радости. Время для грусти закончилось, пора идти домой и жить дальше. Я назову тебя Алькой, говорила она и гладила собаку. Мы будем приходить сюда, обязательно будем, но жить будем в доме, будем топить печь, варить кашу, ждать зиму. Вы с котом будете дом охранять, я - ездить на работу. Зимой всё завалит снегом, мы станем расчищать дорожки, слепим снежную бабу, нарядим на Новый год ёлочку, сделаем кормушку для птиц. Пойдём, Алька, я дам тебе тёплого супа, покрошу туда булку, всё будет хорошо. И собака пошла... ...В ноябре, на подмороженную землю выпал снег и уже не расстаял. Солнечных дней в последний месяц осени было мало, но это не мешало их счастью. Оно, это счастье, было рядом, здесь и сейчас, в каждой мелочи и не зависело от погоды: в чашке чая, в вазочке с вареньем, в калейдоскопе красок потрясающих рассветов, в оттаявшей от горя собаке, уплетающей кашу, в притихшей, засыпающей до весны природе, в свернувшемся клубком плюшевом засоне-коте, даже в запахе горьковатого дыма топящейся бани было счастье и в звуках набирающейся в ведро воды в колодце. Не страшны морозы и холода, если на сердце тепло, а в доме уютно. У каждого человека должен быть уголок, где он обретает гармонию, где слушает и слышит, где может залечить душевные раны и забыть неприятности. Она нашла это место. Мам, а ты что, в город жить не переезжаешь, скоро зима, спрашивал сын по телефону. -Я не могу, я Альке обещала. Она же мне поверила. Мы ещё не слепили снежную бабу. Лучше вы приезжайте к нам на Новый год, будет здорово. Здесь чудесно! Я лыжи на чердаке нашла, две пары. Рыбу запечем с травами... Она говорила и улыбалась, а небо над ней было куполом и начиналось от самой земли. Зима готовилась укрыть мир пушистым толстым одеялом. Gansefedern
Comments 6
Likes 82
Любовь – не когда прожигает огнём, – когда проживают подолгу вдвоём, когда унимается то, что трясло, когда понимается всё с полусло... Любовь – когда тапочки, чай и очки, когда близко-близко родные зрачки. Когда не срывают одежд, не крадут – во сне укрывают теплей от простуд. Когда замечаешь: белеет висок, когда оставляешь получше кусок, когда не стенанья, не розы к ногам, а ловишь дыханье в ночи по губам. Любовь – когда нету ни дня, чтобы врозь, когда прорастаешь друг в друга на
Доброта спасет мир😊
Джон Доу Шестирядное движение по мосту и запрет снижать скорость и останавливаться, поскольку поток машин нескончаем, и двигаться надо быстро. Три полосы в одну сторону и три в другую. Среди этого потока и ехал мужчина. Он вёз свою семью, жену и двоих детей в отпуск. Долгожданный. Когда… Когда в одном из средних рядов у семитрейлера, перевозящего топливо, заклинило тормоза. Огромная махина со скрежетом, визгом и рычанием развернулась и… Перегородила сразу все ряды! Мешанина из металла и п
Хорошо жить в домике, свечи зажигать, Тоненькие томики ровно расставлять. А потом, немножечко отворив окно, Помешать в нем ложечкой синее темно. Григорий Кружков
Самое опасное - это полпорции. Когда мы целую порцию получаем, мы сыты, нам довольно. Когда тарелка пуста - именно это заставляет пойти на поиск пищи. Иначе мы от голода умрем. А вот полпорции - это опасно. Это не даёт ни сытости, ни свободы. Уйти страшно, ведь здесь есть хоть что-то, что нас питает. А в другом месте - неизвестно, что будет. Вдруг пустая тарелка? Вот эти полпорции сгубили множество умных, способных людей. Они не решились уйти из ситуации, которая медленно, но верно лишала их
Show more
About group
Группа по интересам для друзей