У Марфы на кухне Стояло лукошко, В котором дремала Домашняя кошка. Лукошко стояло, А кошка дремала, Дремала на дне, Улыбаясь во сне. Марфута спросонок Пошла к леснику С лукошком, Где кошка спала на боку. Марфута не знала, Что кошка в лукошке Дремала на дне, Улыбаясь во сне… Лесник, насыпая Малину в лукошко, С болтливой Марфутой Отвлекся немножко. Лесник не заметил, Что кошка в лукошке Дремала на дне, Улыбаясь во сне… А кошка проснулась И выгнула спину, И пробовать стала Лесную малину. Никто н
"Маяковский обычно перед чтением этого стихотворения говорил: «Я должен сказать вам несколько слов по поводу этой самой Испании. Ко мне часто обращаются, особенно девушки: «Ах, какой вы счастливый, вы были в Испании, какая очаровательная страна! Там тореадоры, быки, испанки и вообще много страсти». Я тоже был готов к тому, чтобы увидеть что-нибудь в этом роде. Но ничего подобного. Пароход подплыл к испанскому берегу, и первое, что мне бросилось в глаза, это довольно прозаическая вывеска грязного
ЕВГЕНИЙ ЕВТУШЕНКО ЕЛАБУЖСКИЙ ГВОЗДЬ Помнишь, гераневая Елабуга, ту городскую, что вечность назад долго курила, курила, как плакала, твой разъедающий самосад? Бога просила молитвенно, ранено, чтобы ей дали белье постирать. Вы мне позвольте, Марина Ивановна, там, где вы жили, чуть-чуть постоять. Бабка открыла калитку зыбучую: "Пытка под старость - незнамо за что. Ходют и ходют - ну прямо замучили. Дом бы продать, да не купит никто. Помню - была она строгая, крупная. Не подходил
Вежливый доктор в старинном пенсне и с бородкой, вежливый доктор с улыбкой застенчиво-кроткой, как мне ни странно и как ни печально, увы — старый мой доктор, я старше сегодня, чем вы. Годы проходят, и, как говорится,— сик транзит глория мунди,— и все-таки это нас дразнит. Годы куда-то уносятся, чайки летят. Ружья на стенах висят, да стрелять не хотят. Грустная желтая лампа в окне мезонина. Чай на веранде, вечерних теней мешанина. Белые бабочки вьются над желтым огнем. Дом заколочен, и все поза
Ровно сто лет назад (летом 1920 года) М.Цветаева начала работу над поэмой «Царь-Девица». Так же, как поэмы «Молодец», «Переулочки», «Егорушка», «Царь-Девица» опирается на фольклорный источник – ее сюжет частично заимствован из материалов А.Н.Афанасьева. В записной книжке Цветаева писала: «Это мое первое настоящее детище, (дочка!)». Эту поэму Цветаева читала у Скрябиных, переписывала эту поэму у себя в Борисоглебском вместе с Б.Бессарабовым, о котором писала – «Богатырь. <…> Косая сажень в плечах
В одну из литературных встреч в Москве эту поэму слушал в чтении самой Цветаевой Б.Пастернак: «Зимой 1920 г., перед отъездом Эренбурга, в Союзе Писателей читаю "Царь-Девицу" со всей робостью: 1. рваных валенок, 2. русской своей речи, 3. явно – большой рукописи. Недоуменный вопрос на круговую: "Господа, фабула ясна?" и ободряющее хоровое: "Совсем нет. Доходят отдельные строчки" (из письма Цветаевой Пастернаку). Потом – уже ухожу – Ваш оклик: "М<арина> И<вановна>!" – "Ах, Вы здесь? Как я рада
Ирина Анатольевна СНЕГОВА ( 12.04.1922 — 14.07.1975 ) --------------------------------------------------- Хотя сборники этой тонкой поэтессы не переиздаются, её стихи любимы и популярны среди прекрасной половины человечества. Они кочуют из странички на страничку, из сайта в сайт — ведь это голос любви, это женская мудрость... Некоторые давно стали афоризмами.
...И во тьме наливаются звёзды. Всё крупней. И, как яблоки. Дрогнув, летят. Чья — когда… Не беда! Ах, как небо черно. Всё оно — Утверждают учёные люди — Там, вверху,— не пространство, А время… Категория времени. Лет Миллиарды… И — кто их сочтёт! Человеку простому ни зги В этом времени чёрном Не видно. Только звёзды, Как яблоки, звёзды Обрываются. Вдруг, Может, где-то И слышны эти шорохи света – В прорве времени Краткости звук: Стук… тук-тук… * Сегодня Всего лишь? – целый
Show more
About page
Самое интересное из мира самовыражения
Photos from albums
Links to groups
Link to the group has been deleted
Link to the group has been deleted
Link to the group has been deleted