ПРОСТАЯ ДУША Вот уже подходит к концу Великий пост. Благодатная пора… Проходит неделя за неделей, и начинаешь по-новому видеть и себя, и окружающих тебя людей. Это как весной, когда вдруг просыпаются запахи: мир остается прежним, но он совершенно новый, незнакомый. И люди-то новые, какой-то свет из них льется. В самом начале поста довелось мне познакомиться с одной старушкой. Было это после Покаянного канона, который читал в нашей московской церкви митрополит Питирим, и водосвятного молебна. Выходит эта старушка из храма в мокром пальто и говорит мне: «Они, батюшки, молоденьких жалеют, а меня всю вот окатил». Сначала подумал я, что жалуется старуха, но когда взглянул в лицо… После этой встречи написал я небольшой рассказ, только что его закончил. Посвящен он северным нашим бабушкам, и вы — первые его читатели. У Прасковьи Николаевны был поминальник, маленькая тетрадочка, в которой до половины было о здравии, после половины — об упокоении. Первая половина все время уменьшалась, имена в ней вычеркивались и переходили на вторую половину. Кого было поминать о здравии в их вымирающей деревне, оживавшей только летом? Пять-шесть старух. По воскресеньям они сползались в избу Прасковьи Николаевны и вместе читали Евангелие, Псалтырь, говорили о Божественном. Потом переходили, как они шутили, к водным процедурам — пили чай. И опять расползались по избам, как монахи по кельям. И уже никуда не думала выезжать Прасковья, да вытянула ее внучка. Приехала в ее областной город в командировку, выскочила к бабушке, велела собираться… и увезла. Сама натаскала из сарая дров в сени, сама сбегала к соседке, попросила топить, и никаких возражений слушать не захотела. Приехали на автобусе в областной город, к вечеру сели на поезд, а утром уже были на Ярославском вокзале аж в самой Москве. А следующим днем было воскресенье. Они сидели на кухне, пили чай с деревенским вареньем. Правнучка учила прабабку есть какие-то непонятные плоские сухари, рассказывала об интригах в их старшей детсадовской группе. Вдруг послышался колокольный звон. Прасковья встрепенулась: — Ой, что же это? Ой, Господи, это ж церковь! — Да, рядом, — отвечала внучка. — Им спонсоры недавно колокола подарили. Мы вначале даже вздрагивали, а теперь привыкли, теперь даже нравится. — Так надо же идти! — вскочила старуха. — Как же так, это же звонят ко службе, как же мы тут сидим — чаи распиваем… Но пошла в церковь старуха одна. До чего же было в церкви отрадно, до чего умильно! И сколько дней ни гостила она у внучки, не пропускала ни одной службы. «Да как же это так, — думала потрясенно Прасковья, — колокола гремят, а люди идут мимо. Прямо бы за руку их затаскивала!» Интересно, что один раз она так и поступила. Позвала зайти в храм женщину — моложе ее, одетую дорого, но плачущую. — Зайдем, сестричка, — стала звать старуха, — в доме Божьем утешишься. А женщина отругала старуху, отмахнулась. В начале Великого поста на чтении Покаянного канона Прасковья оказалась затолканной и прижатой к стене. Она плохо различала читаемый канон. Читал старенький священник в высоком головном уборе. Его сменил молодой, громогласный, читавший разборчиво и четко. Потом опять читал старенький. Выйдя после окончания службы, Прасковья поделилась своими впечатлениями с другой старушкой, городской. — Я думаю, чего старичка-то мучают, читал бы молодой — сколь громко, хорошо он читал! Аж в ушах отдается. А этот — даже жалко, шепчет… — Да ты что? — стала ее стыдить городская старуха. — Это ведь сам митрополит! Тебе ведь такая честь досталась, служба митрополичья, а ты осуждаешь! — Митрополит? — растерялась Прасковья, но тут же решила: — Очень хорошо, что митрополит. Вот и стоял бы наблюдал. Или бы присел даже. Старуха отмахнулась от нее и пошла. Прасковья, увидев ее назавтра, попросила у нее прощения, узнала ее имя. Она вообще старалась запоминать имена всех, с кем встречалась, и записывала их в свою тетрадочку, чтобы потом поминать. На молебне с водосвятием она опять опростоволосилась, опять же начала делиться своими впечатлениями с этой знакомой городской старухой Галиной и говорила: — Они, батюшки, этих молоденьких жалеют. Эти молоденькие намажут всякой косметики, батюшки это понимают и на них чуть-чуть и брызнут каку капельку, чтобы красоту не повредить. А я что, я старуха, чего меня жалеть? Он меня всю и окатил. А потом подумал: может, мало, да еще зачерпнул святицы и опять на меня. Выкупал, аж пальто мокрое! — Ой, Паня, — говорила Галина, — ты или притворяешься, или еще что. Это же Божья благодать на тебя, радовалась бы! Больше всех святой воды досталось во исцеление. — Ох, — вздыхала Прасковья, — чего с деревенской дуры возьмешь. А я на исповеди еще как опозорилась. Он спрашивает: «Каешься?» А я говорю: «Да как же не каюсь, если я сама пришла, не под ружьем же меня привели. Каюсь, как не каяться». — «А в чем каешься?» — «А во всем». — «В чем именно?» Я думала, думала, чувствую, что очередь подпирает, поняла, что очень я по характеру противная: все мне надо, чтобы было все по-моему, да уж больно я учу своих старух. «Зануда я, — говорю, — батюшка, вот кто я». Он: «Ничего… Целуй Крест, Евангелие…» Конечно, вы тут городские, вам чего не жить. У нас поживи-ка, снегами под крышу заметет, дак и не разгребешь, по снегу плывом плывем. Ладно, в подполе картошка и свекла да дрова в сарайке. — Так у нас, Паня, тоже одна картошка и свекла, — отвечала городская старуха. — Ты вот в подпол взяла слазила, а мне в магазин надо со своей пенсией, мне даром никто не даст. — Так все лето ухлопаешься на огороде, вот и не за деньги… Начинали они говорить свои старушечьи разговоры о болезнях. Галина называла мудреные лекарства, часть которых Прасковье купить было негде и не на что. — Я их и запоминать даже не буду, — говорила Прасковья, — я лучше научу тебя лекарству от всех болезней, я его сама вывела. Вот мне прижало поясницу… — Ое-ей, — подхватывала Галина, — рекомендуют пояс из собачьей шерсти. Да ведь очень дорог. — Чего это дорог? — возражала Прасковья. — Вон у вас сколько собак бегают, и все почти лохматые. Поймай, да вымой, да остриги, делов-то. Но ты лучше поступай так. Вот меня прижало в пояснице, уж я всяко ворочалась, прямо режет пополам, ползать и то тяжело. Наконец вся измучилась, говорю своей болезни: ну ты меня переехала, гонишь меня в могилу. А я возьму и умру. И что? Кого ты тогда будешь мучить? Покойники радикулитом не болеют, покойников-то мы не поминаем о здравии. И что ты, Галя, думаешь? Болезнь взяла и отскочила. Так поступай с любой болезнью — и всегда будешь здорова. Еще что заметила старуха. Когда она прикладывалась к праздничным иконам, святым образам, она явственно ощущала запах ладана. Если даже в церкви в это время не кадили. Так же и перед приходом ко Святому Причастию. Но как ни хорошо было в Москве, как ни держали ее внучка с правнучкой, а домой было надо. Да и как там без нее ее старухи. А они и в самом деле сильно без нее грустили. Уж и рассказов было у Прасковьи. — Знаете, как надо стоять на каноне, — говорила старуха, — вот как городские: они стоят с книжками и по ним следят. И если у митрополита голос слаб, то все равно все понятно. Вам тут чувствовалось, что я вас поминаю, а-а? — строго спрашивала Прасковья. Всех, кого встречала и кого запомнила в своей поездке, Прасковья занесла в первую половину поминальника. А сверху вписала митрополита. И ежедневно на коленях всех поминала, и особенно ту женщину. Так и говорила: «Помяни, Господи, прости женщину, которая меня обругала, прости ей, не вмени ей во грех, спаси ее!» Подходила к календарю. Вот уже, слава Богу, скоро Пасха, а там — май, огороды, там лето, ягоды, там внучка с правнучкой, дай Бог, приедут. А следующей зимой снова старуха надеялась поехать в город и в мыслях своих стояла в Божьем храме рядышком с правнучкой, и обе они читали Покаянный канон. И правнучка водила пальчиком по строчкам книги, а Прасковья читала сквозь сильные очки: «Душе моя, душе моя, восстани. Что спиши? Конец приближается, ими же смутитеся. Воспряни, убо да посетит тебя Христос Бог». Владимир Крупин «Время горящей спички»
    0 комментария
    1 like
    У каждого своя дорога к храму Через паденья, трудности и страх, Через молитву бабушки и мамы, Через потери, горе, боль и крах. Своя дорога, лестница на взгорье, Которую проходит всяк из нас, Та высота, что будет взята вскоре В погожий день и благодатный час. Надежда на спасение из плена Пустых надежд, оставленных идей, Где отступает горечь и измена, И нет коварства преданных друзей. Где у Любви запасы бесконечны И раны уврачует Сам Господь, И с Богом не страшна дорога в вечность, Душа дороже, чем сестрица-плоть. У каждого своя дорога к храму, Пусть робок самый маленький шажок, Но этот путь тернистый - верный самый, Где радостно встречает всех нас Бог. Мария Шильникова
    0 комментария
    5 likes
    ПУСТЬ ЭТО УТРО НАЧНЁТСЯ ДЛЯ ВАС С БЛАГОДАРНОСТИ БОГУ ЗА ВСЁ ТО, ЧТО ВЫ ИМЕЕТЕ. МИРНОГО, ТЕПЛОГО ДНЯ ВАМ! ПОМОЩИ БОЖИЕЙ ВО БЛАГИХ ДЕЛАХ! Единственная "сумка", в которой мы можем принести благодать из храма - это наше сердце. Не просфорка, не водичка, не иконка. Только наше сердце - святыня, вмещающее благодать Божию. Если этого нет - все остальное "не работает". Увы. Игумен Силуан (Туманов)
    0 комментария
    4 likes
    СПОКОЙНОЙ НОЧИ БРАТЬЯ И СЕСТРЫ! БЕЗМЯТЕЖНЫХ СНОВ! ДАЙ БОГ ВАМ ДОБРА И ЗДОРОВЬЯ! ЛЮБИТЕ И БУДЬТЕ ЛЮБИМЫ! АНГЕЛА ХРАНИТЕЛЯ КО СНУ! Постарайтесь завтра пойти в храм. Все те, кто хотел пойти, а особенно все те, кто не хотел. У мертвых уже нет выбора, их доставят, а у нас еще есть выбор прийти самим. Господь ждет всех. Он учит любить. Мы идем в Храм - Дом Господень не к священнику, не к диакону или просфорнику, в первую очередь мы идем к БОГУ! "...И пусть последним нашим словом в конце каждого дня, разговора и всей жизни будет: «ГОСПОДИ, СЛАВА ТЕБЕ, И БЛАГОДАРЮ ЗА ВСЁ»
    0 комментария
    3 likes
    "ПОПОВСКИЕ" ИСТОРИИ С отцом Анатолием с Украины я знакома лет двенадцать. А муж ещё больше. Он для нас и друг, и кум, и духовник, и вообще один из самых родных людей. Я очень люблю бывать у него в гостях. Раньше, когда мы жили на Украине, это случалось почти ежедневно. Теперь, к сожалению, только летом, когда мы с дочками приезжаем к моей свекрови в Энергодар. Люблю посидеть с ним на улице, перед его сельским домом. Люблю наши долгие разговоры за чаем или домашней наливкой. И обожаю слушать, как отец Анатолий рассказывает свои «поповские» истории. *** Павел и помидоры Эту историю я знаю давно. Как и её героя – Павла. Мы познакомились у отца Анатолия. И они вместе мне её и рассказали. Странно, что до сих пор не записала. В семье Павла в Бога никто не верил. Ну, или просто никто не говорил об этом вслух – ни мать, ни отец. И сам он никогда ни о чем «религиозном» не задумывался. Однажды, будучи уже взрослым молодым человеком, поехал Паша с друзьями в Беларусь – помидоры продавать. Так получилось, что поручили ему обменять все заработанные деньги. Достаточно крупную сумму. Хотя у него на лбу написано: «простофиля», – улыбается отец Анатолий. И предложили Павлу какие-то «хорошие парни» с добрыми глазами деньги эти поменять с рук. И прямо средь бела дня «кинули». «Куклу» дали. Сели в машину и поехали. «Стою я, как дурак, и смотрю им вслед, – вспоминает Павел. – А один мне даже в окно ручкой машет. И улыбается, радостно так… Я в такую наглость даже поверить не мог. Плачу, как маленький, и бормочу: «Да что же это… Да как же это». А машина все дальше… Дальше… И тут вспомнил Павел о Боге. «Впервые в жизни о Нем подумал, – рассказывает он. – И как взмолюсь: “Господи! Деньги-то не только мои, мало того, что другим ущерб, так домой ехать не на что! Помогиииииии!”. И рыдаю в голос уже». В этот самый момент мошенники в спешке под светофором нарушают какие-то правила, и их местные гаишники останавливают. «И это все у меня на глазах, – говорит Павел. – Я сначала даже подумал, что у меня от стресса крыша съехала, и мне это мерещится. До сих пор мурашки по коже. А потом руки в ноги – и к ментам. В общем, разобрались, все деньги вернули. Я тогда в храме все подсвечники свечками утыкал и обещал новую жизнь начать – сугубо христианскую»… Но, как это часто бывает, Павел скоро забыл о своём обещании. Жизнь его со временем пошла под откос. Начал спиваться, потерял все свое хозяйство. А потом в пьяной драке ножом в спину пырнули. Когда лежал в больнице, умирал, врачи шансов не давали, опять сквозь бред о Боге вспомнил. «Господи, прости Ты меня», – шепчу, – рассказывает он, – забыл я Тебя, вот и получил. Сам свою судьбу поломал». В общем, случилось в жизни мужчины ещё одно чудо – не умер, выздоровел. Пришёл в храм. «Теперь, надеюсь, навсегда, – говорит отец Анатолий. – Пить бросил, трудится по мере сил, думаю не пропадет». *** Хирург по прозвищу Скальпель Марк Иосифович, прихожанин отца Анатолия и хирург по профессии, всегда был для меня загадкой. Невысокого роста, худенький, в очках и весь такой до невозможности правильный, он почему-то является любимцем и, не побоюсь этого слова, авторитетом местной шпаны. Которая за глаза ласково называет его Скальпелем. И однажды отец Анатолий рассказал мне, как так получилось… Шёл как-то поздно вечером Марк Иосифович после работы домой. И в темной подворотне пристали к нему хулиганы. По законам жанра – попросили закурить. А он, как я уже сказала, очень добропорядочный гражданин – не пьёт, не курит, не ругается. «Простите-извините, – говорит, – будьте любезны. Таки, позвольте пройти…». В итоге пацаны сломали ему нос и подбили глаз. Но оставшимся здоровым оком Марк Иосифович одного из обидчиков хорошо запомнил. А через какое-то время в его дежурство ему прямо на каталочке «с голубой каемочкой» подают того самого хулигана – с аппендицитом. Димкой зовут. Марк Иосифович, хоть и интеллигент и добрейшей души человек, но от шутки, сильно взволновавшей пациента, не удержался. «Ой, Димон, – говорит, – плохо, что вы тогда мне глаз подбили. Вижу не очень, кошу немного… Да и в мозгу с того дня что-то замкнуло. Тики нервные бывают. Непредсказуемые. В общем, могу отрезать немного не то. Если что, не обессудь. Ибо травмы последствие, тобой же нанесённой!» И глазом старательно мигает – для убедительности. И скальпелем так жонглирует. Очень даже впечатляюще. «Может, не надо, – взмолился парень, – может, кто другой меня…. того?» «А никого другого нет, – во все свои зубы улыбается Марк Иосифович. – Так что я тебя и того…». Натягивает перчатки и пальцами угрожающе шевелит… Знаете, как в фильмах ужасов. Но видит доктор, что Дима уже почти в обмороке от страха. «Ладно, ладно, – говорит, – все будет хорошо. Я оставшимся глазом кое-что вижу. А ты, Дмитрий, молись лучше, чтобы все у нас получилось». Последнее, что парень помнил перед тем, как в наркозный сон провалился, как он у доктора слезно прощения просил. А тот крестился рукой в «страшной» перчатке. «И операция, предварённая покаянием, прошла успешно», – улыбается отец Анатолий. Когда Димка вышел из больницы, он не стал распространяться, как его Марк Иосифович до слез напугал. Зато рассказал пацанам, что этот «док» – мировой мужик. И скальпелем такие трюки выделывает, как заправский уголовник. А ещё в Бога верит, перед операцией крестится. Потому и добрый такой – заявление на них не написал. А через какое-то время Дима привёл в больницу других хулиганов – прощения просить. Так они и подружились. Врач и шпана. И теперь это даже и не шпана, а начинающие православные христиане. «Скальпель» их к отцу Анатолию в храм доставил. Они, конечно, не часто там появляются, но бывает. И в походы с воскресной школой ходят. Дисциплину среди детей «наводят». И «мелюзга» их слушается – серьёзные ведь пацаны. *** Третий глаз. А однажды мы с отцом Анатолием говорили о разнообразных потомственных ясновидящих, гадалках и целительницах… «Расскажу-ка я тебе про одного моего прихожанина, – начал отец Анатолий. – Только имя настоящее не назову, чтобы ненароком не обидеть человека. Пусть будет, например, Сергеем». В общем, пришёл как-то к батюшке в храм этот Сергей. Солидный мужчина, в костюме, галстуке, с приличными манерами. «Понимаете, – говорит, – мне нужна ваша помощь. Разобраться не могу…» И рассказал, что все у него всегда было хорошо – семья прекрасная, работа доходная и так далее. Но работа эта подразумевает разнообразные встречи, периодические деловые застолья и обязательные отмечания удачных сделок. И начались у Сергея проблемы с алкоголем. Когда он это осознал, то сам остановиться уже не мог. И тогда друзья посоветовали ему обратиться за помощью к одной «высокодуховной и сильно-верующей» целительнице. Рассказывали, что она непревзойдённая молитвенница и дома у неё из-за икон обоев не видно. И за это снизошёл на неё дар ясновидения. А также она сугубая бессеребреница, которая копейки себе не берет. Ясновидящая по имени Капитолина, действительно, с Сергея денег не брала, и совершенно бескорыстно делала над его головой молитвенные взмахи руками и, авторитетно закатывая глаза, что-то бормотала. – И Сергею даже помогало – не пил какое-то время. «Хотя и без неё по столько же не пил, – признавался он потом. – Я же не постоянно, а запоями». Но однажды Капитолина сказала ему, что видит своим третьим глазом огромного беса, влезающего в него. И если он окончательно влезет, то предстоит Сергею мучительная и неминуемая смерть. Но бояться не стоит. Ибо она, Капитолина, крепко держит этого бесяру за хвост. И практически побеждает. Но чтобы победить окончательно, нужно, чтобы Сергей дал ей 100 пятаков мелочью, а также 1000 у.е. Нет-нет… Конечно, она их себе не возьмёт. Что за гнусные мысли! Она же сугубая бессребреница! Пятаки, с чистосердечным молитвенным воздыханием о всех алкоголиках мира, рассыплет по перекрёсткам, а бумажные деньги бескорыстно и ритуально сожжет ради его спасения. В общем, в храм Сергей пришел с вопросом «А нельзя ли беса победить как-нибудь по-другому? Не сжигая у.е? Пятаки-то ладно…». «Но и, конечно, сомнения и страх терзали его, – вспоминает отец Анатолий. – Долго я с ним беседовал, объяснял, что это просто мошенница. А даже если они кому-то и помогают поначалу, то не от Бога это… Подбадривал, уговаривал… Он сначала не верил. Говорил, что кругом у Капитолины иконы. А на лбу – зоркий, как у орла, третий глаз. И постится она, и молится так же, как и мы в храме. И что его, безбожника, к святой молитве приучает. Даже дала с собой «Молитвослов на всякие случаи жизни». И оказалось, что у Сергея этот «молитвослов» с собой. Отец Анатолий наугад открыл страницу, а там было написано, что чтобы избежать неудач, нужно пойти на кладбище справить в кладбищенском туалете большую нужду и, обратившись в дырку, сказать: «@авно, @авно, ты там давно, неудача пусть останется с тобою, а удача пусть пойдет со мною». «Икона – окно в Горний мир, – сказал тогда Сергею отец Анатолий, – поэтому мы перед ней и молимся. А в какой мир окно – дырка от кладбищенского сортира? И вообще, не кажется ли Вам странным, что Вас, взрослого человека хотят развести на деньги и при этом заставить просить помощи не у Господа, а у кучи экскрементов? Богу твоему покланяйся и Ему одному служи!” Засмущался Сергей, задумался. Помогло, в общем. Сейчас он, по словам отца Анатолия, один из самых преданных его прихожан. И пить давно бросил. С Божией помощью… А вот высокодоходную ясновидящую Капитолину вскоре посадили. Правда, не за мошенничество, а за торговлю наркотиками. *** О том, что все тайное становится явным Мария работает на заправочной станции. Меня с ней отец Анатолий познакомил, когда мы однажды летом в Запорожье ехали. И зарулили к ней пополнить запасы бензина. А потом, в дороге, батюшка рассказал, что с ней однажды приключилось… ..У Маши дача в селе N. А на даче черешня растёт – необыкновенная. Крупнющая, сладкая, все соседи завидуют. Поехала как-то Маша в село свою черешню собирать. Смотрит, а её ободрали. И ладно бы ободрали, так ещё и ветки все поломали. А Машина овчарка Джек по участку возбужденно бегает и агрессивно поглядывает за забор. Там возле магазина какая-то незнакомая компания шашлыки жарит. «Посадила я Джека на цепь, от греха подальше, – рассказывала Маша. – А сама плачу. И все думаю – кто же это мог с черешенкой моей такое сделать? Попросили бы, я сама бы угостила. Не ягод жалко, а что пообломали все…» Прошло два года… И вот сидит как-то Маша на своей заправке и видит, подъезжает машина – постоянный её клиент. Хороший такой мужчина. Симпатичный. Она к нему спешит, по пути даже спотыкается и чуть не падает. А тут ещё какая-то собака на заправку забрела. И с лаем – на Машу. Та с перепугу как «газанёт», и за клиента своего любимого спряталась. Хозяин машины собаку отогнал, а сам на Машу смотрит и смеётся. И говорит: «Вы не обижайтесь, я не над Вами. Просто историю одну вспомнил, сейчас расскажу… Поехал я года два назад к другу на дачу в село N. Сидим у магазина, шашлык жарим. Выпили крепко и смотрим, за забором на чьём-то участке черешня. Ну, реально крупная. Класс просто! Мы ещё «тяпнули» и через забор – рвать по-быстрому. Так спешили, что даже ветки пообломали. Потом стыдно было. Рвем-рвем, и вдруг – страшный лай. Овчарка здоровая на нас ринулась. Мы её не заметили сначала. Перепугались мы и драпали так, как никогда в жизни. Через забор перепрыгнули, не касаясь. В общем, посмотрел на вас и вспомнил…». Маша даже онемела… А потом как давай колоритно высказываться: «Ах ты ж варвар! Так это ты мою черешню тогда покалечил! Я думала, ты – постоянный клиент, а ты – …!». И закончила в итоге словами: «Ну я тебя однажды заправлю – мало не покажется!». Клиент долго извинялся. Мол, «сам понимаю, каюсь… Все водка проклятая!»… А Маша, женщина добродушная, поругалась и простила. Но мужик этот все равно каждый раз, как на заправку к ней приезжает, либо ящик отборной черешни привозит, если сезон, либо что-нибудь ещё вкусное. И признаётся, что даже рад, что Мария все узнала, на душе как-то стало легко и радостно… «Ибо, лучше встрять здесь, чем на Страшном суде!» – многозначительно подняв палец, закончил рассказ отец Анатолий. Автор: Елена Кучеренко
    0 комментария
    0 likes
    Страшно будет второе пришествие Христово и ужасен последний суд всего мира, но не без великих ужасов будет пред тем владычество Антихриста»,— писал Оптинский старец Амвросий . Главное бедствие эпохи перед воцарением Антихриста — дух слепоты. Редок будет духовный разум, чаще будет встречаться плотский, поэтому люди не разглядят Антихриста, более того, узрят в нем благодетеля. Ведь стяжать духовный разум — значит, как дитя от матери, не отходить от Вселенской Церкви, постоянно руководиться проверенным веками Св. Писанием. Сам Христос предостерегал нас: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно» (Лк. 21, 34). Чрезмерное погружение в заботы материальной жизни способствует развитию житейского разума, который в нужный момент не воспримет Божественных откровений. Чтобы сделать человека нечувствительным к собственному спасению, враг помрачит его многозаботливостью. Люди разучатся желать вечной жизни, возможность вечного осуждения перестанет страшить их. Все внимание будет сосредоточенно на проблемах дня Братия и сестры! Оставьте проблемы, суету, хлопоты! Отбросив все, займитесь своей душой, своим спасением! Это главное! Подумайте, где вы будете если умрете сегодня?! Идите в храм кайтесь, причащайтесь! Молитесь! Старец Николай Гурьянов.
    1 комментарий
    6 likes
    СЕГОДНЯ РОДИТЕЛЬСКАЯ СУББОТА 4-й Седмицы Великого поста. С ДОБРЫМ СУББОТНИМ УТРОМ, ДОРОГИЕ БРАТЬЯ И СЕСТРЫ! ПУСТЬ ГОСПОДЬ БЛАГОСЛОВИТ НАСТУПАЮЩИЙ ДЕНЬ! С БОГОМ! Постараемся, сколько возможно, помогать усопшим, вместо рыданий, вместо пышных гробниц - нашими о них молитвами, милостынями и приношениями, дабы таким образом и им и нам получить обетованные блага. Святитель Иоанн Златоуст Постарайтесь сегодня сходить в храм, подать записки и помянуть своих родных за Божественной Литургией и панихидой о усопших.
    0 комментария
    5 likes
    ДОБРОЙ И БЛАГОСЛОВЕННОЙ ВАМ НОЧИ!!! ТИХОГО, МИРНОГО НЕБА НАД ГОЛОВОЙ! ПУСТЬ ХРАНИТ ВАС ГОСПОДЬ И ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА! АНГЕЛА ХРАНИТЕЛЯ КО СНУ!!! "Не прекращайте молиться о душах родственников и знакомых ваших, ибо Милостивый Бог ищет причину и повод, чтобы спасти душу". Преподобный Иосиф Исихаст "...И пусть последним нашим словом в конце каждого дня, разговора и всей жизни будет: «ГОСПОДИ, СЛАВА ТЕБЕ, И БЛАГОДАРЮ ЗА ВСЁ»
    0 комментария
    4 likes
    Непридуманные рассказы о помощи Рассказ услышан во время Великой Отечественной войны. Муж Феодосии Тимофеевны умер от рака. Хотя шла война и был голод, она все вещи покойного раздала на помин души, а себе оставила только его теплую рубашку, которую они вдвоем купили перед войной. «Пусть лежит на память», - решила она. Живет Феодосия Тимофеевна одна. Тяжело приходится, и тоска по мужу грызет, но терпит, а главное - на Бога надеется. Как-то вернулась она с ночной смены и слышит, звонит кто-то у входной двери. Открыла. Оборванец на пороге стоит и просит: - Подайте, мамаша, какую-нибудь одежонку. Покачала головой Феодосия Тимофеевна: - Нету, милый человек. Давно уже все, что осталось после покойника, раздала людям. - Поищите, мамаша, - не отстает оборванец, - может, что и найдется. За ради Христа прошу. «Я ведь все отдала, - думает Феодосия Тимофеевна, - себе только одну рубашку оставила, неужто и с ней расстаться надо?! Не отдам, жалко». Решила твердо. И вдруг стыдно стало: «Стоит вот несчастный, ради Христа просит... Голодный, поди... Отдам во имя Господне». Открыла комод, вынула аккуратно сложенную рубашку, поцеловала и подала: - Носи на доброе здоровье. - Спасибо, родненькая, - благодарит оборванец. - Пошли Господь покойничку Царство Небесное! Ушел он, а Феодосия Тимофеевна ходит по комнате и успокоиться не может: рада, что отдала ради Господа, и жалко рубашку. Потом вспомнила, что еще хлеб себе по карточке не получила, оделась и пошла на рынок в палатку. Идет мимо барахолки и видит оборванца, что к ней приходил. Стоит он рядом с высоким мужчиной, тот мужнину рубашку подмышкой держит, а сам оборванцу деньги отсчитывает. Обомлела Феодосия Тимофеевна. А оборванец деньги получил - и прямо туда, где из-под полы водкой торгуют. Такого Феодосия Тимофеевна не выдержала, заплакала - отдала за ради Христа последнюю дорогую вещь, и зря, на вино ушло! Выкупила хлеб и вернулась домой до того расстроенная, что делать ничего не смогла, а легла на диван, покрылась с головой старым пальтишком, да и не заметила, как от печали уснула. И вдруг слышит, что кто-то легким шагом в комнату вошел и у изголовья остановился. Сбросила она пальтишко с головы, смотрит, кто это в комнату без стука пришел, да и закаменела - Христос перед ней... Затрепетало сердце у Феодосии Тимофеевны, а Господь нагнулся к ней, приподнял у Себя на груди край одежды и ласково сказал: «Рубашка твоя на Мне». И видит Феодосия Тимофеевна: правда, мужнина рубашка, та самая, что она за ради Христа оборванцу подала, на Господе надета, и проснулась. Из книги «Непридуманные рассказы. О том, как Господь помогает людям»
    0 комментария
    11 likes
    ПОМИН В ХРАМЕ. ЗАВТРА РОДИТЕЛЬСКАЯ СУББОТА ВЕЛИКОГО ПОСТА. ПРИНИМАЕМ ЗАПИСКИ НА ПАНИХИДУ (см. в конце текста) В каждом православном храме рядом с четырехугольным большим подсвечником, который стоит перед Святым Распятием, есть поминальный столик. Сюда принято выставлять продукты, принесенные родными покойного в качестве милостыни о нем, на помин его души. Продукты на помин в храме обычно оставляют после отслуженной панихиды – в дни поминовения, в Родительские и Вселенские субботы. Набор продуктов зависит от постов и праздников. В постные дни, соответственно, это должны быть исключительно постные продукты. А, к примеру, на Пасху уместны продукты к пасхальному столу. Ошибочно думать, что самое правильное – это принести в храм конфеты, печенья и вообще сладости. Это далеко не так, из конфет и пряников не приготовишь обед. Лучше, если это будут продукты, которые можно использовать на общей трапезе: мука, крупы, макаронные изделия, сахар, растительное масло (рафинированое), овощи, фрукты, рыбные или овощные консервы. В принципе, возможны любые продукты, кроме скоропортящихся или с сильным запахом. Хорошо, когда все это сложено в отдельный пакет с запиской с именем усопшего. Это делается для того, чтобы духовенство и служители прихода смогли приготовить обед из принесенных продуктов и за трапезой помянуть почившего. Также продукты, оставленные на помин, раздаются нуждающимся в качестве милостыни в память об умершем. "Еда, которая приносится в храм для поминовения покойного, и панихида для покойного — это то же самое, что вывести заключенного на прогулку. А если отслужить заказную литургию, душа покойного взлетит, как орел." — Преподобный Гавриил (Ургебадзе). Приглашаем Вас, братья и сестры, подать записки на БОЖЕСТВЕННУЮ ЛИТУРГИЮ И ПАНИХИДУ в РОДИТЕЛЬСКУЮ СУББОТУ, имена (только крещеных) на службу вы можете написать в назначении платежа, сделав пожертвование на храм по номеру карты Сбербанк 2202 2032 1356 1808 получатель Елена Викторовна М.
    2 комментария
    2 likes
ПРОСТАЯ ДУША
Вот уже подходит к концу Великий пост. Благодатная пора… Проходит неделя за неделей, и начинаешь по-новому видеть и себя, и окружающих тебя людей. Это как весной, когда вдруг просыпаются запахи: мир остается прежним, но он совершенно новый, незнакомый. И люди-то новые, какой-то свет из них льется.
В самом начале поста довелось мне познакомиться с одной старушкой. Было это после Покаянного канона, который читал в нашей московской церкви митрополит Питирим, и водосвятного молебна. Выходит эта старушка из храма в мокром пальто и говорит мне: «Они, батюшки, молоденьких жалеют, а меня всю вот окатил». Сначала подумал я, что жалуется старуха, но когда взглянул в лицо… После этой вст
У каждого своя дорога к храму
Через паденья, трудности и страх,
Через молитву бабушки и мамы,
Через потери, горе, боль и крах.
Своя дорога, лестница на взгорье,
Которую проходит всяк из нас,
Та высота, что будет взята вскоре
В погожий день и благодатный час.
Надежда на спасение из плена
Пустых надежд, оставленных идей,
Где отступает горечь и измена,
И нет коварства преданных друзей.
Где у Любви запасы бесконечны
И раны уврачует Сам Господь,
И с Богом не страшна дорога в вечность,
Душа дороже, чем сестрица-плоть.
У каждого своя дорога к храму,
Пусть робок самый маленький шажок,
Но этот путь тернистый - верный самый,
Где радостно встречает всех нас Бог.
Мария Шильникова
ПУСТЬ ЭТО УТРО НАЧНЁТСЯ ДЛЯ ВАС С БЛАГОДАРНОСТИ БОГУ ЗА ВСЁ ТО, ЧТО ВЫ ИМЕЕТЕ. МИРНОГО, ТЕПЛОГО ДНЯ ВАМ!
ПОМОЩИ БОЖИЕЙ ВО БЛАГИХ ДЕЛАХ!
Единственная "сумка", в которой мы можем принести благодать из храма - это наше сердце. Не просфорка, не водичка, не иконка. Только наше сердце - святыня, вмещающее благодать Божию. Если этого нет - все остальное "не работает". Увы.
Игумен Силуан (Туманов)
СПОКОЙНОЙ НОЧИ БРАТЬЯ И СЕСТРЫ! БЕЗМЯТЕЖНЫХ СНОВ! ДАЙ БОГ ВАМ ДОБРА И ЗДОРОВЬЯ! ЛЮБИТЕ И БУДЬТЕ ЛЮБИМЫ! АНГЕЛА ХРАНИТЕЛЯ КО СНУ!
Постарайтесь завтра пойти в храм. Все те, кто хотел пойти, а особенно все те, кто не хотел. У мертвых уже нет выбора, их доставят, а у нас еще есть выбор прийти самим. Господь ждет всех. Он учит любить.
Мы идем в Храм - Дом Господень не к священнику, не к диакону или просфорнику, в первую очередь мы идем к БОГУ!
"...И пусть последним нашим словом в конце каждого дня, разговора и всей жизни будет: «ГОСПОДИ, СЛАВА ТЕБЕ, И БЛАГОДАРЮ ЗА ВСЁ»
"ПОПОВСКИЕ" ИСТОРИИ
С отцом Анатолием с Украины я знакома лет двенадцать. А муж ещё больше. Он для нас и друг, и кум, и духовник, и вообще один из самых родных людей. Я очень люблю бывать у него в гостях. Раньше, когда мы жили на Украине, это случалось почти ежедневно. Теперь, к сожалению, только летом, когда мы с дочками приезжаем к моей свекрови в Энергодар. Люблю посидеть с ним на улице, перед его сельским домом. Люблю наши долгие разговоры за чаем или домашней наливкой. И обожаю слушать, как отец Анатолий рассказывает свои «поповские» истории.
***
Павел и помидоры
Эту историю я знаю давно. Как и её героя – Павла. Мы познакомились у отца Анатолия. И они вместе мне её и рассказали. Стран
Страшно будет второе пришествие Христово и ужасен последний суд всего мира, но не без великих ужасов будет пред тем владычество Антихриста»,— писал Оптинский старец Амвросий .
Главное бедствие эпохи перед воцарением Антихриста — дух слепоты. Редок будет духовный разум, чаще будет встречаться плотский, поэтому люди не разглядят Антихриста, более того, узрят в нем благодетеля. Ведь стяжать духовный разум — значит, как дитя от матери, не отходить от Вселенской Церкви, постоянно руководиться проверенным веками Св. Писанием.
Сам Христос предостерегал нас: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно»
СЕГОДНЯ РОДИТЕЛЬСКАЯ СУББОТА 4-й Седмицы Великого поста.
С ДОБРЫМ СУББОТНИМ УТРОМ, ДОРОГИЕ БРАТЬЯ И СЕСТРЫ! ПУСТЬ ГОСПОДЬ БЛАГОСЛОВИТ НАСТУПАЮЩИЙ ДЕНЬ! С БОГОМ!
Постараемся, сколько возможно, помогать усопшим, вместо рыданий, вместо пышных гробниц - нашими о них молитвами, милостынями и приношениями, дабы таким образом и им и нам получить обетованные блага.
Святитель Иоанн Златоуст
Постарайтесь сегодня сходить в храм, подать записки и помянуть своих родных за Божественной Литургией и панихидой о усопших.
ДОБРОЙ И БЛАГОСЛОВЕННОЙ ВАМ НОЧИ!!!
ТИХОГО, МИРНОГО НЕБА НАД ГОЛОВОЙ! ПУСТЬ ХРАНИТ ВАС ГОСПОДЬ И ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА! АНГЕЛА ХРАНИТЕЛЯ КО СНУ!!!
"Не прекращайте молиться о душах родственников и знакомых ваших, ибо Милостивый Бог ищет причину и повод, чтобы спасти душу".
Преподобный Иосиф Исихаст
"...И пусть последним нашим словом в конце каждого дня, разговора и всей жизни будет: «ГОСПОДИ, СЛАВА ТЕБЕ, И БЛАГОДАРЮ ЗА ВСЁ»
Непридуманные рассказы о помощи
Рассказ услышан во время Великой Отечественной войны.
Муж Феодосии Тимофеевны умер от рака. Хотя шла война и был голод, она все вещи покойного раздала на помин души, а себе оставила только его теплую рубашку, которую они вдвоем купили перед войной.
«Пусть лежит на память», - решила она. Живет Феодосия Тимофеевна одна. Тяжело приходится, и тоска по мужу грызет, но терпит, а главное - на Бога надеется.
Как-то вернулась она с ночной смены и слышит, звонит кто-то у входной двери. Открыла. Оборванец на пороге стоит и просит:
- Подайте, мамаша, какую-нибудь одежонку. Покачала головой Феодосия Тимофеевна:
- Нету, милый человек. Давно уже все, что осталось после
ПОМИН В ХРАМЕ. ЗАВТРА РОДИТЕЛЬСКАЯ СУББОТА ВЕЛИКОГО ПОСТА. ПРИНИМАЕМ ЗАПИСКИ НА ПАНИХИДУ (см. в конце текста)
В каждом православном храме рядом с четырехугольным большим подсвечником, который стоит перед Святым Распятием, есть поминальный столик. Сюда принято выставлять продукты, принесенные родными покойного в качестве милостыни о нем, на помин его души.
Продукты на помин в храме обычно оставляют после отслуженной панихиды – в дни поминовения, в Родительские и Вселенские субботы. Набор продуктов зависит от постов и праздников. В постные дни, соответственно, это должны быть исключительно постные продукты. А, к примеру, на Пасху уместны продукты к пасхальному столу.
Ошибочно думать, что са
Show more