РОДНИК
added yesterday at 23:36
РОДНИК
added yesterday at 20:01
РОДНИК
added yesterday at 19:58
РОДНИК
added yesterday at 19:39
"РЕДКИЕ АРХИВНЫЕ ФОТО" Максим Горький и Фёдор Шаляпин
РОДНИК
added yesterday at 19:36
"СТИХИ ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ"
РОДНИК
added yesterday at 19:32
"ЦИТАТЫ ИЗ КНИГ"
РОДНИК
added yesterday at 19:31
" КНИГА И ЧАЙ" Знаешь, какой звук у перемен?
РОДНИК
added yesterday at 19:25
АЛЕКСАНДР МАЛАШЕНКОВ навижу жизнь из-под неволи И тоску, щемящую в груди. Этих чувств неискренняя доля По слогам шагает впереди. Не люблю надменности во взгляде На одних весах, а груз другой Мне напоминает он о яде И старухе с острою косой. Не терплю, когда мне врут напрасно. Всё покажет время или жизнь. Ежедневно, даже ежечасно, Нам откроет каждую из призм. Не приемлю ложь ради спасенья И кривую колею путей. В будущем оставить сожаленья, Груз переложить в плену идей. Не по нраву во спасенье
РОДНИК
added yesterday at 19:23
"ВЧЕРАШНИЕ РАССКАЗЫ" Проблема многих людей в том, что они ожидают увидеть уже готовую дорогу и только после этого отправиться в путь. Но мир работает по другим принципам. Дорога складывается только после того, как ты сделаешь первый шаг. иллюстрация Lucy Fleming
РОДНИК
added yesterday at 19:13
" НЕПРИДУМАННЫЕ ИСТОРИИ" Елена Сергеевна Булгакова перед смертью мужа поклялась ему, что не умрет, пока не опубликует его главную книгу — роман «Мастер и Маргарита». И она выполнила эту свою клятву. Как только ей показалось, что настал наконец тот час, которого она так долго ждала, она отнесла рукопись романа в журнал «Москва». Казалось, это было чистым безумием. Единственным журналом в то время, который мог решиться напечатать Булгакова, был «Новый мир» Твардовского. Но «Новый мир» уже только
Show more
16 Jul
742 participants in the group
Join
Вспоминаю, как бабка наша оставила нас с братом  с дедом. Надо ей было уехать по делам. Нам по 8 лет было. Улеглись спать, болтаем, бесимся. Дед говорит: - Спите. Завтра подниму рано. Завтрак в девять. Нам по барабану. Заснули за полночь. Дед будит в 8.30: - Вставайте. Завтрак в девять. - Ага, деда... И спать дальше. Встаём в 11. Сарай с продуктами заперт. Ключи у деда в кармане. Бабка-то нам по пять раз завтрак подогревала. - Деда, а завтрак? - Завтрак в девять. Помыкались, думаем, ну и фиг с ним. - Деда, мы на речку. - Идите. Обед в час. Ушли. Приходим в половине третьего. Сарай на замке. - Деда? - Ужин в семь. После купания в речке жрать охота, аж караул. К тому же, ещё и не завтракали. За сараем был отрыт погребок. Там стояли две трёхлитровые банки со сливочным маслом. Так вот. Два восьмилетних пацана ели это масло пальцами из банок. Семь часов. Мы уже сидим за столом. Дед накладывает в миски гречневую кашу. Я начинаю есть. Братец кашу отодвигает: - Деда, я такую не ем. Мне бабушка рассыпчатую делает. Дед, молча, забирает миску: - Завтрак в девять. - Не, деда, не убирай. Я съем. На следующий день мы с одной побудки сидели за столом в девять. Вот такое воспитание. За сутки. Без криков, нотаций и рукоприкладства...