Приморская певица сняла клип на песню Кто-то рядом в Забайкалье
    1 комментарий
    9 likes
    Добрый день.У Аюны Валерьевны случилась беда.Дорогие друзья,думаю всем вместе нам под силу помочь🙏🏻
    8 комментария
    11 likes
    http://arshaloeva.ru/wp-content/uploads/2020/03/%D0%9D%D0%B8%D1%82%D0%B8-%D1%81%D1%83%D0%B4%D1%8C%D0%B1%D1%8B.pdf
    1 комментарий
    10 likes
    ОДИНОЧЕСТВО. 2) Дари безумно любила свою дочь, но после рассказа Зинаиды Максимовны еще больше времени начала уделять дочери. Она буквально пылинки с нее сдувала. Злоязыкие соседки пророчили, мол, посадишь на голову, ни в чем помощи не будет. Но дочь, вопреки всем сплетням, выросла любящей и трудолюбивой девочкой. Саяна очень жалела свою маму, которая из сил выбивалась, чтобы достойно поднять свою ненаглядную дочь. Работала она поваром в школьной столовой, но по вечерам шила на заказ. Порой засиживалась до полуночи за машинкой, зато у девочки всегда было все необходимое. И одевала она ее всегда по моде, доставала разные выкройки, позже, освоив интернет, начала искать новинки в интернете. Саяне было лет семь, когда она начала помогать матери. То нитку в иголку вденет, то поможет кое-что подшить, пришить пуговицу. Дари поняла, что у девочки тоже есть способности к шитью. Вскоре они уже вдвоем шили на заказ, вместе придумывали фасоны. Людям нравились их работы, поэтому в заказах недостатка не было. Когда дочка закончила школу, Дари сшила ей сногсшибательное пышное вечернее платье. Все ахнули, увидев Саяну в бальном платье. -Ах, как красиво! Да супермодные модельеры так не шьют! Саянка, повезло тебе с мамой! Я тоже такое хочу! – только и слышались восхищенные возгласы. И тогда им начали заказывать свадебные наряды. Дари Гармаевна перестала успевать, поэтому оставила трудную и тяжелую работу, за которую платили сущие копейки и всерьез занялась только шитьем. Ей даже удалось скопить солидную сумму, поэтому к свадьбе дочери она была уже готова. Отшумела веселая и шумная свадьба, молодожены поселились в доме, который им подарили родители Даши. Дари Гармаевна тоже не упала в грязь лицом, полностью обставила дом дочери, хотя молодые просили не делать этого. -Мама, не надо нам ничего покупать, - уговаривала дочка, - мы и сами в состоянии все купить. Давай лучше отправим тебя за границу, поедешь, мир посмотришь. Не надо нам денег, ты и так нам такую свадьбу отгрохала. Но Дари Гармаевна наотрез отказалась путешествовать. -Вы и так купили мне путевку в санаторий, - сказала она, - хватит отдыхать. А вам деньги нужнее, скоро дети пойдут. Так что поберегите свои деньги. Это мой свадебный подарок и точка. Делать нечего, пришлось молодым согласиться. Теплым августовским днем они сели в грузовик Мунко Содномовича и поехала в город за мебелью. Это оказалось очень увлекательным занятием. Они советовались, даже иногда спорили, если вкусы не совпадали, но в конце концов приобрели хорошую мебель во все комнаты. -Дом есть, мебель есть. Машину купим, - говорили молодые. – Можно и детей завести. Через полгода Саяна забеременела, радости домочадцев не было конца. Беременность протекала легко, без осложнений, плод развивался нормально. Саяна очень бережно относилась к своему здоровью, выполняла все предписания врачей. Часто гуляла на свежем воздухе, принимала витамины. Вскоре стало известно, что родится мальчик. Мунко Содномович пустился в пляс, узнав, что родится внук. Он готов был прямо сейчас ехать в город и купить малышу все, что полагается. Но его отговорили, правда, с трудом. -Нельзя заранее покупать малышу приданое, - говорили ему женщины, - это плохая примета. -Какая к черту примета, - чертыхался будущий дедушка. – Не верю я ни в какие приметы. На придумываете тут. Лишь Дари Гармаевне удалось уговорить свата не торопиться. ..Наступил октябрь, Саяна уже была на восьмом месяце, когда ей неожиданно стало плохо. Она потеряла сознание и ее срочно увезли в больницу. У Саяны отказали почки, пришлось срочно делать операцию. Но ребенка спасти не удалось. Мальчик родился мертвеньким. Все сильно переживали, но при Саяне старались держаться, чтобы не расстраивать ее еще больше, так как она страшно переживала смерть первенца. А Саяна не понимала, почему так жестоко судьба обошлась с нею и с ее ребеночком. -За что? За какие грехи бог забрал моего сыночка? – плакала бедная женщина. – Кому и что я сделала плохого? Женщина впала в депрессию, не хотела ни с кем разговаривать, лежала целыми днями. Она отказывалась от еды и питья, ни с кем не хотела разговаривать. Даши был растерян. Как бы он не горевал, но старался держался. И всячески поддерживал жену. Он взял отпуск и целыми днями находился возле жены. Ухаживал, как за малым ребенком. Часто брал жену на руки и, покачивая, напевал ей песни. У Даши был хороший голос, раньше Саяна очень любила слушать мужа и часто просила исполнить песню. Но сейчас Саяна оставалась равнодушной к пению мужа, слушала и молчала. Даши был в отчаянии. Ничего не помогало. Саяна даже не хотела слушать маму. У Дари Гармаевны сердце разрывалось от боли, глядя на дочку. Она старалась, как могла, чтобы развлечь дочь, но безрезультатно. Дарима Баировна и Мунко Содномович тоже не знали, что и делать. Совсем недавно все были счастливы, а сегодня уже в доме не звучит смех, все ходят молча. Прошло уже два месяца, а Саяна все не могла отойти от горя. -Надо что-то делать, – говорил Мунко Содномович. -А что? Что еще можно сделать? – вздыхала Дарима Баировна. – Даши и сватья уже все перепробовали. -А давай отправим их путешествовать. От родов она уже отошла. Пусть сменит обстановку, - предложил Мунко Содномович. -Да предлагали уже, отказывается, - сокрушенно качала головой жена. -А мы заставим, купим путевки и поставим перед фактом. Надо будет, насильно в машину посадим и увезем на вокзал. Дарима Баировна с сомнением покачала головой, но не стала ничего говорить. А Мунко Содномович на следующий же день поехал в город и вместе с Дашимой купил путевки в Тайланд. Теперь оставалось самое трудное, уговорить Саяну. Но перед тем Мунко Содномович решил заехать к шаману и побрызгать, чтобы открыть дорогу молодым. Шаман, довольно молодой мужчина, с участием отнесся к его проблеме. Он помолился и побрызгал богам. А потом сказал, что все получится. -Не беспокойтесь, не переживайте, все будет хорошо, езжайте домой, - напутствовал он Мунко Содномовича. К его удивлению, невестка согласилась лететь отдыхать. То ли действительно шаман помог, то ли настало время ей успокоиться, никто не знал. Через неделю Даши и Саяна отправились путешествовать. Родители вздохнули с облегчением. -Слава богу, слава богу, - шептали они вслед отъезжающим, - ум мани пад ме ум. *******Молодые вернулись через месяц. На обратном пути они побывали в Москве, Санкт-Петербурге и в Сочи. Поездка получилась длительной. Дари, увидев дочь, всплакнула от радости. Саяна стала, как прежде, веселой и разговорчивой. Было видно, что горе отпустило ее. Прошло три года и Саяна снова забеременела, хотя врачи отговаривали ее, опасаясь повторения. Но женщина никого не хотела слушать, твердо решила родить малыша. Все радовались этому событию, но не так шумно, как в первый раз. Боясь сглазить, они долго не говорили никому о беременности. На этот раз Саяну мучил токсикоз, она страдала, но радовалась и говорила: - В прошлый раз уж слишком все шло легко. А сейчас все по-другому. Значит, все должно пройти хорошо. Все соглашались с нею, подбадривали, как могли. Врачи решили положить ее на сохранение на месяц раньше, чтобы женщина все время была под наблюдением. Было решено кесарить ее. Вся семья собралась, чтобы проводить ее в роддом. Приехала Дашима с мужем. Дашима балагурила, много шутила и напряжение, которое было у всех, сошло на нет. Все начали веселиться, смеяться и так, с шутками – прибаутками, они доехали до роддома. Но, увидев здание роддома, Саяна вдруг побледнела и судорожно схватила мужа за руку. -Что? Что случилось? – встревожился Даши, - тебе плохо? Ты рожаешь? Все сразу всполошились, Дашима уже была готова бежать, вызвать врачей и санитаров с носилками. -Н-нет, не рожаю, успокойтесь, пожалуйста, - прошептала Саяна. – Просто вдруг почему-то стало страшно. Все, все прошло. -Не надо так переживать, успокойся, милая. Все будет хорошо, поверь, - успокаивал жену Даши. Наконец Саяна решилась и вышла из машины. У нее от страха ослабели ноги. Какое-то предчувствие беды поселилось в душе. Но она постаралась отогнать дурные мысли прочь. Через неделю у Саяны внезапно начались схватки. Срочно вызвали врачей, начали ставить капельницы, уколы, готовить операционную. … Саяна очнулась и сразу же попросила акушерку показать ей ребенка. Но акушерка молча вышла из палаты. У Саяны все похолодело внутри. Женщина поняла, что история повторилась, что ребенка нет. Звериный крик вырвался из груди. Она попыталась встать, но дверь открылась и вошла акушерка. На руках у нее был ребенок. - А что это мы кричим? А что мы это покой нарушаем? Вы же тут не одна, вас тут десятки рожениц лежат, - с порога начала выговаривать ей акушерка. – Вот ваше дитятко, держите. Красавица! Девочка у вас. Она подала Саяне туго запеленатый сверток. Женщина дрожащими руками взяла дочку на руки и заплакала от счастья. …Прошло пять лет. Маленькая девчушка радовала всех домочадцев. Женечка росла здоровой, веселой и озорной девочкой. Она безумно любила своих родителей, ластилась к бабушкам и дедушке. Все называли ее маленькой принцессой. Она с удовольствием гостила у бабушек и дедушки. С приходом внучки дом оживал, ее веселый голосок не умолкал ни на минуту. Особенно радовалась приходу внучки Дари Гармаевна, которой скучно было жить одной. Она не знала, куда усадить, чем накормить долгожданную гостью. -Баба Дайя, - забавно шепелявила малышка, - ти сваиля мне чейную касю? Девочка очень любила гречневую кашу и называла ее «черной». Она была готова есть ее хоть целый день. Еще она любила буузы, пельмени и вареники. Причем, когда бабушка стряпала, она всегда помогала, лет с трех. И свои неказистые «произведения» она лепила, приговаривая: -Это бабе Дайе, это дедуське Муко, это эжике Даиме, это папе, это маме, а это мне. И ела она только те буузы, пельмени и вареники, которые лепила сама. Дари Гармаевна молодела душой рядом с внучкой. К сожалению, Саяне запретили больше рожать, поэтому маленькой Женечке было суждено расти одной. *** Через год зятя друг позвал на Магадан. Он сулил ему золотые горы. Даши собрался и поехал. Теперь он по полгода отсутствовал, приезжал домой на пару месяцев и опять уезжал. Он хорошо зарабатывал и буквально через год они купили квартиру в городе. Квартиру сдали квартирантам, потому что Саяна не захотела переезжать в город одна, без мужа. Они с дочерью часто гостили у бабушки, им было скучно в большом доме. Дари Гармаевна только рада была своим девочкам. Она предлагала девочкам переехать к ним, но Саяне не хотелось оставлять свой дом. Как-то Дари Гармаевна решила съездить в город, встретиться с однокурсницами. Подружки дружно отправились в ресторан, где начали шумно праздновать встречу. Вечер был в самом разгаре, когда ее на танец пригласил симпатичный мужчина ее возраста. Дари Гармаевна заметила его раньше, он сидел недалеко в компании мужчин. Они разговорились и больше не расставались в течение вечера. Солбон Будаевич, как представился мужчина, пересел к ним за стол, заказал спиртное, закуску. Он галантно ухаживал за всеми дамами, но было видно, что предпочтение он отдает Дари Гармаевне. Подруги многозначительно перемигивались, подталкивали друг друга локтем. А Дари Гармаевне было очень весело. Она вновь почувствовала себя молодой и красивой. Ей нравилось, что Солбон Будаевич не наглел, вел себя прилично. И пил он мало. Это больше всего понравилось женщине. Расставаясь, они обменялись телефонами. Вернувшись домой, женщина стала ждать звонка. И он позвонил, через день. -Здравствуйте Дари Гармаевна, - пророкотал в трубке приглушенный бас. -Здравствуйте, Солбон Будаевич, - дрогнувшим голосом ответила Дари Гармаевна. -Вы знаете, я хотел еще вчера вам позвонить, но подумал, что сначала вы в дороге, потом дома, уставшая с дороги, не стал беспокоить, - пояснил мужчина. У Дари Гармаевны на душе потеплело, надо же, какой заботливый. -Да, я действительно вчера устала, но на звонок бы я ответила с удовольствием, - вырвалось у женщины. Она густо покраснела, ведь прозвучало так, что она ждала его звонка. -Господи, дура, держи язык за зубами, - простонала про себя женщина. -Дари Гармаевна, вы меня слышите? – очнулась Дари Гармаевна от голоса собеседника. -Да, да, извините, задумалась, - поспешно ответила женщина. -Ну, так как, я подъеду к вам? – настойчиво спросил мужчина. -А? Что? Ко мне? – растерялась Дари Гармаевна. – А это уместно? Мы ведь с вами едва знакомы. Да и соседи что скажут? -Ну, представите меня, как дальнего родственника, - убеждал ее Солбон Будаевич. – Вы знаете, я так соскучился по деревне. Надоел, знаете, город, с ее суетой. -Ну, хорошо, - нерешительно проговорила Дари Гармаевна, ошеломленная натиском. На следующий день к вечеру в дверь постучали и на пороге возник Солбон Будаевич с букетом красных роз в руках. -Здравствуйте, не ждали так скоро? – широко улыбнулся он. – Примете гостя? Дари Гармаевна, комкая в руках кухонное полотенце, она как раз готовила ужин, растерянно ответила: - Д-да, проходите, конечно. Солбон Будаевич уверенно, как будто не раз бывал у нее дома, разделся, вынул из сумки тапочки, переобулся и прошел в комнату. Дари Гармаевна очнулась и бросилась переодеваться. -Вы посидите, пожалуйста. Я сейчас, я на минутку. -Да, да, конечно, не беспокойтесь, - ответил мужчина. – А я пока посижу, отдохну с дороги. А дороги, кстати, у вас чисто российские. Ухабы да колдобины. -Уж не говорите. Все косточки ноют после поездки в город, - уже увереннее ответила женщина. Она уже пришла в себя и перестала чувствовать неловкость. Она переоделась и вышла к гостю. -Ну, здравствуйте, Солбон Будаевич. Давайте нормально поздороваемся, - она протянула руку нежданному гостю. Тот галантно поцеловал руку хозяйке и преподнес цветы. Дари Гармаевна зарделась от смущения. Ей никогда еще не дарил цветы посторонний мужчина. Она получала раньше в дар букеты от зятя, от свата. Но этот букет пробудил в ее душе букет эмоций. Через полчаса оба уже сидели за накрытым столом и беседовали. Дари Гармаевна вкратце рассказала о себе. Солбон Будаевич тоже рассказал о себе, о своей жизни: -Моя история ничем не отличается от многих других. Вырос я в деревне, в Читинской области. Закончив школу, приехал в Улан-Удэ, поступил в технологический институт. Закончил, устроился на завод. Затем женился на девушке из Бурятии, родился сын. Сын вырос, женился и остался жить с нами, по бурятскому обычаю. На этом настаивала жена. Я считал, что молодым лучше жить отдельно, но перечить жене не стал. Попервости жили дружно. Невестка вела себя ниже травы, тише воды. Вежливая, тактичная. Мы полюбили ее. Сашка, сын, был очень доволен, что мы приняли Наташу, как родную дочь. Через год невестка забеременела, на свет появился маленький Борька, Борисек, как мы его называли дома. Забавный малыш, копия папы, только уж очень беспокойный. Спал мало, плакал часто, особенно ночью. Невестка не высыпалась, стала дерганой, крикливой. Начались постоянные ссоры с Сашей. Мы, особенно жена моя, Галина, очень переживали по этому поводу. А у нее было слабое сердце. Просыпаясь ночью от истошных криков, доносящихся из спальни детей, Галя хваталась за сердце и горстями пила таблетки. Мы сначала пытались их успокоить, но сын резко оборвал нас и попросил не вмешиваться в их отношения. С тех пор мы старались не влезать между ними. Но переживать не перестали. -Там же малыш. Что же они делают? – плакала жена, вновь услышав крики детей. Как-то она не выдержала, решительно пошла в спальню и забрала малыша, несмотря на то, что родители были недовольны. -Внука гробить не дам, - твердо сказала тогда жена, - а вы сами тут разбирайтесь. И потише, вы не одни в доме. Как ни странно, оба тогда промолчали и с тех пор мы часто стали забирать малыша в нашу спальню. Бедный малыш спокойно спал в объятиях бабушки. Но однажды утром, был как раз выходной, Галя тетешкала на руках малыша, пока родители спали в своей комнате. И вдруг непоседа – малыш вырвался из ее рук и, падая, ударился об угол дивана. Мальчик рассек бровь, хлынула кровь. Малыш громко заплакал от боли, Галя с криком бросилась поднимать малыша. На крик из спальни выскочили Саша с Наташей. Увидев ребенка, плачущего и в крови, невестка будто обезумела. Она с криком подскочила к Галине, толкнула ее в грудь изо всех сил и крикнула: -Тварь! Ты это нарочно! Ты хотела убить моего сына! Тут Солбон Будаевич прервал свой рассказ, выпил залпом рюмку водки и сказал: -Простите, Дари Гармаевна, что я сразу со своими болячками. Просто хочется выговориться. -Я все понимаю, - мягко сказала Дари Гармаевна, - продолжайте. *******Как и тогда, когда она слушала Зинаиду Максимовну, сердце сжималось от боли. Почему люди так неразумны, почему причиняют страдания близким? -У Гали случился приступ, ее увезли в больницу. Домой она вернулась уже в гробу, - тихо сказал мужчина и закрыл лицо руками. Но через несколько минут он продолжил свой рассказ. -Что и говорить. После ее смерти в семье начался ад. Сын обвинял жену в смерти матери, начал пить, бить жену. Наташа не хотела ни в чем ему уступать, тоже лезла в драку. Меня они ни во что не ставили. В такие моменты я забирал внука и уходил гулять, если на улице было тепло, или запирался в своей спальне. Да, мне пришлось врезать замки, потому что в пылу драки они забегали в спальню и пугали ребенка. Дожили!- с горечью усмехнулся Солбон Будаевич. – Через полгода начала пить и Наташа. Вскоре они опустились на нет и их лишили родительских прав. А внука, Бореньку забрали в «Дом Малютки», - при этих словах мужчина всхлипнул. У Дари Гармаевны тоже заблестели глаза, но она сдержалась, встала, налила крепкого чая и поднесла гостю. Солбон Будаевич взял себя в руки и принял чашку. -Спасибо. Спасибо вам большое, что выслушиваете меня, - поблагодарил гость, продолжая рассказ. - Потом малыша забрали сваты, оформили опеку и забрали, - продолжил мужчина, немного успокоившись. – Мне сразу отказали, сказали, что я не подхожу по возрасту, 66 лет и одинок. Я и сам понимал, что поднять один малыша не смогу, поэтому мне пришлось расстаться с Боренькой. Сваты забрали малыша и уехали в Приморский край, где они живут. С тех пор жизнь потеряла всякий смысл, я начал молить бога, чтобы быстрее забрал меня к себе. Сын с невесткой устроили в квартире притон, целыми днями теперь у нас ошиваются пьяницы. Орут, дерутся. Пытался нажаловаться участковому, сын избил меня. С тех пор я махнул рукой, старался днями не бывать дома, приходил только ночевать. Пропадал, в основном, в шахматном клубе. Люблю, понимаете, шахматы. Там я отводил душу, в тишине, с друзьями, такими же, как и я, любителями шахмат. Иногда оставался у них ночевать. Надо сказать, что жена моя была большая чистюля и приучила меня всегда следить за собой. Даже в тех условиях, в каких я жил, я держал себя в форме. Всегда выбрит, чисто одет. Это я к тому говорю, что мне не было стыдно идти в гости к друзьям ночевать. Друзья, зная о моей ситуации в семье, часто приглашали к себе. Летом я даже жил у них на даче. Присматривал за огородом, садом, кормил собак и кошек. Но все равно на душе было плохо, одиночество давило, как тяжелый камень. -И в тот вечер, когда мы с вами встретились, я никуда не собирался. Сын с невесткой в тот день не пили, что случалось иногда, когда не было денег на выпивку. Вы знаете, хоть мой сын и невестка стали беспробудными пьяницами, они никогда не просили у меня денег на выпивку. Сохранилась у них капелька совести. Когда особенно сильно они страдали с похмелья, я иногда сам покупал им бутылочку. Они ее выпивали или шли спать, или отправлялись на поиски спиртного. -Так вот, я наслаждался тишиной в квартире, когда позвонил Володя Кокорин, приятель, и пригласил в ресторан отметить его 65 – летие. Сказал, что будут только шахматисты, без жен, чисто мужская компания. И я собрался мгновенно, меня будто тянуло что-то. И еще, накануне мне приснилась моя жена. Она посмотрела на меня и внятно произнесла: -Все будет хорошо, слышишь, все будет хорошо. -А потом улыбнулась исчезла. Я проснулся в то утро и долго раздумывал, что же хотела сказать мне Галя. А вечером встретился с вами. А вчера в доме опять был пьяный шабаш, и я, не раздумывая, начал собирать свои пожитки. Когда я звонил вам вчера, моя сумка уже лежала в прихожей. Я почему-то был твердо уверен, что вы примете меня. Солбон Будаевич замолчал, взглянул на вновь покрасневшую хозяйку и добавил: -Дари Гармаевна, простите, что я вот так, нахрапом завалился. Вы…, вы не выгоните меня? Дари Гармаевна сидела, будто оглушенная. События развивались с такой неимоверной быстротой, что она растерялась. -Давайте так. Вы разрешите погостить мне недельку, а там будет видно. Хорошо? Я даже могу заплатить вам за постой, - предложил Солбон Будаевич. -Да что вы? Какие деньги! Живите, сколько хотите, - вырвалось у хозяйки. Солбон Будаевич поблагодарил хозяйку, встал и вышел на улицу. Он хотел дать время бедной женщине, понимал, в каком она сейчас состоянии, поэтому не спешил заходить в дом. А Дари Гармаевна сидела за столом и не могла заставить себя сдвинуться с места. Мысли с лихорадочной быстротой проносились в голове. -Разве так можно? Что скажут соседи? А вдруг это и есть тот, единственный? Разве мне суждено всю жизнь жить одной? Что скажет Саяна, когда узнает обо всем? А вдруг он лжет, чтобы вызвать жалость? Что делать? Что делать? Что делать?... Продолжение следует....
    18 комментария
    115 likes
    БЕЗ НАЗВАНИЯ. (Аюна Аршалоева) 2) Гарма внимательно слушал Соднома. Ему было очень интересно узнать, чем же закончилась эта история. -А через две недели наступил Новый год, - продолжил рассказ Содном. – Я заработал денег и купил ей духи «Красная Москва». Я собирался вручить ей подарок на новогоднем бал-маскараде. Но она не приняла его. Когда я, улучив момент, подошел к ней и протянул подарок, она отвела мою руку и сказала: -Подари их свой однокласснице. Видишь, как Дарима на тебя смотрит. И ушла. Я ринулся было вслед за ней, но в меня буквально вцепилась Даримка. Я знал, что она влюблена в меня, но ответить взаимностью не мог. Ведь я любил Ксению Максимовну, свою богиню!!! - Дарима, я спешу, - сказал я Дариме. -Ну, пожалуйста, один только танец, - попросила меня Дарима, - только один. Я не посмел отказать ей. А Ксения Максимовна в это время ушла домой. В тот вечер я впервые напился, так погано было на душе. Выпил из горла почти бутылку водки. И, конечно же, ничего не помнил. Проснулся утром в своей постели. Когда открыл глаза, увидел отца с ремнем в руке. -Ах, стервец, с эдаких лет будешь меня позорить?! – вскричал отец и стегнул меня кожаным ремнем. – Как ты мог допустить такое? Тут подскочила мама, отобрала у отца ремень и твердо сказала: -Бить не дам. А поговорить-поговори!!!Пропесочь ему мозги хорошенько!!! Мама резанула меня взглядом и вышла из комнаты. Я сел на кровати, закрыл лицо руками и тихо спросил: -Я у нее был? Отец присел рядом: -Да. Сынок, как же ты мог додуматься до такого? Напиться и идти свататься. И к кому? К учительнице! Ты понимаешь, ты не только себя опозорил, нас, своих родителей опозорил. Прежде всего ты опозорил ее, Ксению Максимовну. Вот какие пересуды пойдут по деревне. Я видел ее несколько раз, скромная, милая девушка, вежливая, обходительная. И шашней ни с кем не заводила, наши бабы бы непременно разнюхали, если бы что-то было. А ты ее опозорил. Содном сидел, сгорая от стыда. -Беги к ней, извинись. Или вечера дождешься? Стыдно показываться на людях? -Нет, я сейчас, я сразу пойду. Содном вскочил и поспешно начал одеваться.Он бежал по улице и, как будто назло, ему попадались соседи, знакомые. Ему казалось, что все смотрят на него осуждающе. -Содном, брателла, - окликнул его знакомый голос. Содном увидел своего одноклассника, Веньку. -Ты че, брателла, вчера учудил, - заржал Венька, - к училке поперся, кричал, люблю, женюсь. -Мммм, - застонал Содном, - заткнись, а. Итак тошно на душе. -Ладно, прости, - уже серьезно сказал Венька. – Я знал, что она тебе нравится, но чтоб так…Ты же вчера вырвался от меня, даже ударил. Видишь, «зацвел» я. Содном взглянул на друга и увидел на скуле здоровенный синяк. -Ох, прости, друг, ничего не помню, - повинился Содном. – А что дальше было? - Ну, ты побежал к ее дому, перемахнул через забор и начал стучать кулаками в дверь. Пока мы подбежали, бабушка Должит уже дверь открыла. Она такая перепуганная была. Уговаривала тебя, просила уйти. А ты кричал: -Ксеня, Ксеня, выходи. Я хочу жениться на тебе. Я люблю тебя. -И что, она вышла? – глухо спросил Содном. -Нет. Мы потащили тебя прочь, бабушка закрыла дверь. Ты так вырывался, мы еле тебя до дома дотащили. -Какой позор!!! -вырвался стон у Соднома. – Как мне вымолить прощение? -Нуу, насчет прощения не знаю, - как-то несмело протянул Венька. –Видишь ли, она уехала рано утром. Я видел, она шла с чемоданом на остановку. -Как уехала? – переменился в лице Содном. – Куда? -А я почем знаю? – пожал плечами Венька. – Домой, наверно. Содном рванулся и побежал к дому бабушки Должит. -Эй, ты куда? Ее же там нет, - крикнул вслед Венька, но Содном не слышал его. Подбежав к дому, Содном остановился в нерешительности. Затем, набравшись смелости, зашел во двор и постучался в дверь. Ему никто не ответил и он робко приоткрыл дверь. В нос ударил запах лекарств. В комнате тихо кто-то переговаривался. -Ксеня! Она не уехала! – забыв обо всем, Содном кинулся в комнату и остановился на пороге. Он увидел местную фельдшерицу, Агнию Матвеевну, которая сидела на стуле, а бабушка Должит лежала на диване, с иглой в вене. -Капельница! – как громом поразило его. – Из-за меня! Обе оглянулись и фельдшерица строго взглянула на него: - Ааа, явился?! Видишь, что ты наделал? Чуть до сердечного приступа не довел. И Ксения Максимовна уехала от позора. На всю деревню ославил. -Погоди, Агния, не ругай парня, - слабым голосом сказала бабушка Должит, - он не виноват. -Как это не виноват? Такое учудил!!! Куда только школа смотрит? Исключить надо из школы!!- возмущенно сказала Агния Матвеевна. -Агния, мне уже лучше, иди домой. Вон и капельница уже закончилась. А Содном мне печку растопит, чайку сварит. Так ведь, Содном? -Д-да, конечно, -торопливо ответил Содном. – Я сейчас, я мигом. -Ну ладно, раз уж так, пойду, - поднялась фельдшерица, - дел полно, надо к празднику готовиться, стряпать, убраться дома. Выздоравливайте. А ты, жених, не делай так больше. - Да, конечно, извините, - смущенно пробормотал Содном. Наконец она ушла, Содном закрыл за нею дверь и начал растапливать печь, затем поставил чайник. Ему все время казалось, что откроется дверь и войдет Ксения Максимовна. -Уже растопил? – в дверях показалась бабушка Должит, - молодец, очень быстро. Да ты садись, садись, в ногах правды нет. -Бабушка, а вам можно вставать? – испугался Содном. – Может, вы полежите, а я вам чай принесу. -Нет, конечно, все равно не смогу лежать, - улыбнулась старушка, - на том свете належусь. -Ну что вы, как вы можете такое говорить, вам еще жить да жить, - сказал Содном. -А для чего и для кого жить? – грустно сказала старушка. – Раньше Ксеня была, как будто дочку обрела. А теперь и ее нет. -Простите меня, пожалуйста, мне так стыдно. Я обязательно найду ее и попрошу прощения. -А где ты ее найдешь? Она же даже адреса не оставила, - вздохнула старушка. -В школе наверняка есть ее адрес, где она прописана, - воскликнул Содном. –Я обязательно найду ее, вот увидите. -Хорошо, коли так, только кто ж тебе ее адрес даст? Проблемы будут у тебя в школе из-за твоей вчерашней выходки, наверно. Содном только сейчас вспомнил об этом. -Д-да, школа.. Наверно, меня исключат. Напился, надебоширил. - Может и простят, - неуверенно сказала старушка, - дай бог, не исключат. Ну ладно, садись, будем чай пить. Сразу после каникул состоялся педсовет, на котором Соднома исключили из школы. Родители тогда горстями таблетки пили. И тогда Содном дал себе слово, что больше никогда не будет огорчать родителей. Содном вздохнул, закурил еще одну сигарету. -И что, вы больше не встретились с ней? – спросил Гарма. -Нет, к сожалению, - вздохнул Содном. –Я нашел ее адрес, поехал в город. Но там ее не оказалось. Ее родители сказали мне, что она уехала, очень далеко. И чтобы я не портил жизнь их дочери. Я, конечно, не поверил в ее отъезд. Все каникулы я каждый день караулил возле ее дома, но так и не встретил ее. Видимо, на самом деле уехала. Я горевал, тосковал по ней довольно долго. Я поступил в «фазанку», закончил, потом «армейка». И еще в армии решил, что обязательно буду учиться дальше, получу высшее образование. И вот, как видишь, я сейчас учусь, хотя уже немного староват. В группе со мной учатся ребята младше меня. Но это меня нисколько не смущает, занимаюсь спортом, принимаю участие в художественной самодеятельности. Одним словом, жизнь кипит и бурлит. И Машенька теперь есть у меня. Я счастлив. И ты тоже скоро все забудешь, полюбишь какую-нибудь девчонку. Так что, давай «пять», братишка, мне пора. Надо собираться. И, прошу тебя, не избегай больше ни меня, ни Маши. Прими ее, как старшую сестру, договорились? И большое спасибо, что ты помогаешь родителям. Оба крепко обнялись и Содном пошел домой. После отъезда Соднома и Маши все пошло своим чередом. Гарма снова навещал соседей, помогал им по хозяйству. Но только не мог уже читать с ними письма от сына, как раньше. В каждом письме Содном писал о Маше, о том, какая она хорошая, какая она милая, трудолюбивая. И как сильно он ее любит. В конце письма Маша тоже писала несколько строк, интересовалась здоровьем родителей, описывала свои новости. Родители Соднома не могли нарадоваться на невестку: -Как повезло нашему сыну, такую девушку встретил, - говорили они умиленно. Гарме было невыносимо слушать такие разговоры и поэтому он старался уйти под любым предлогом. Наступило лето и у соседей начались приготовления к свадьбе. Пригласили всех жителей деревни, наготовили еды. И вот наступил день свадьбы. День, когда Гарма так опозорился. -Как мне теперь смотреть в глаза людям? – спрашивал себя Гарма. –Поскорее бы они уехали в город. Лишь бы не видеть ее. Несмотря на уверения Соднома, что он скоро забудет Машу, Гарма так и не смог забыть невесту друга. С того дня к Гарме крепко приклеилась кличка «Жених». Он поначалу сердился, дрался с мальчишками, но потом перестал. Он понял, что это бесполезно. Прошло 4 года. Гарма закончил школу. За эти годы он очень вытянулся. Занятия спортом укрепили его тело. Кареглазый, кудрявый, он стал просто красавцем. На него давно уже заглядывались девочки и молодые женщины, некоторые даже были замужем. Но Гарма думал только о Маше. Когда Содном с Машей приезжали в гости, Гарма уже не избегал встреч с ними, но неловкость между ними так и осталась. У них уже рос сынишка, Баирка, маленький крепыш. Маша после родов слегка пополнела, еще больше похорошела. Было видно, она счастлива в браке, они с Содномом по-прежнему очень любили друг друга. Приезжая в деревню, они оставляли малыша на попечении стариков, а сами впрягались в работу по домашнему хозяйству. Они все делали вместе, даже стирку. Гарма вначале очень удивился, увидев, как Содном развешивает постиранные вещи. -Если любишь свою жену, нужно делить с нею все заботы, помогать ей во всем, - говорил Содном Гарме. – Да и потом, мы так мало бываем вместе, все время на работе. Так что в дни отдыха мы стараемся не разлучаться ни на минуту. Со временем Гарма приучил себя сдерживать эмоции, не показывать своего отношения к Марии. Видимо, это ему хорошо удавалось, потому что Содном начал часто рассказывать ему о своей семье. Он даже не представлял, как нелегко Гарме выслушивать его рассказы о Марии. Закончив школу, Гарма уехал в Иркутск, поступил в медицинский институт. Закончив учебу, он вернулся работать в деревню, врачом. Он, конечно, хотел бы остаться в городе, продвигать карьеру, но бабушка с дедушкой часто стали прихварывать, сказывался, конечно, возраст. Маме одной нелегко было с двумя больными, пожилыми родителями, с работой и хозяйством. Поэтому, не слушая отговорки родных, Гарма все же вернулся в родную деревню. -Зачем же сынок, ты ломаешь свою жизнь? – сетовали родные, - мы бы сами прожили как-нибудь. А ты молодой, тебе ли жить в деревне? Да и жениться тебе надо. А здесь, сам знаешь, у нас все невесты наперечет. Неужели ты не мог найти невесту в таком большом городе? Ведь там столько красивых девушек. За время учебы Гарма дружил с девушками, но серьезных отношений завести не удалось. В его сердце, по прежнему, была только Маша. Ни одна красавица не смогла завоевать его сердце.
    10 комментария
    24 likes
    БЕЗ НАЗВАНИЯ (Аюна Аршалоева) 8) Доброй ночи. Я прошу прощения за задержку. Не все получается, как планируешь. Надеюсь на ваше понимание.(А.Аршалоева)    Лена очнулась от воспоминаний, услышав голос дочери:  -Мама, мама, ты где?  Лена встрепенулась, побежала к двери. В прихожей стояла Маришка, за руку ее держала соседка. Лена заплакала, опустилась на колени и обняла дочь. Затем подняла на руки, прошла в комнату и начала укачивать, как маленькую. Мариша крепко прижалась к матери и уснула. В следующие дни соседки не оставляли ее без внимания. То одна, то другая забегали к ним в гости, приносили нехитрые гостинцы Маришке. Лена держалась изо всех сил, хотя было очень трудно. Как-то она не выдержала и пошла в магазин, чтобы купить хотя бы бутылку вина. Но тут же за ее спиной возникла соседка:  -Ты куда, Лена? В магазин? Я тоже, подожди, пойдем вместе. Хлеба забыла купить. А стряпать неохота, в доме жарко становится. Не уснешь потом никак от духоты.  Так и не удалось Лене купить заветную бутылочку. А через неделю рано утром в дверь громко и властно постучали.  -Все, пришли забирать дочку, - поняла Лена. Она встала, торопливо натянула халат и побежала открывать. У нее тряслись от страха руки, она была уверена на все сто, что это специалисты с органа опеки.  -Кто? – дрожащим голосом спросила она.  -Открывайте, - ответил ей громко мужской голос.  Лена открыла дверь и увидела высокого, наполовину седого мужчину.  -Лешка? Брат? – Лена громко заплакала и бросилась на шею брата, которого не видела несколько лет.  -Сестричка! Сестричка, ну ты что? Я тебя напугал? Прости, пожалуйста, - брат гладил ее по голове, как маленькую, и целовал, целовал. – И осторожно, не прыгай так на меня больше, видишь, инвалид я теперь.  Лена испуганно отстранилась и взглянула на брата. Брат держал под мышкой костыль.  -Ой, прости, ты же писал, я совсем от радости забыла, - начала оправдываться Лена. – Да ты проходи, проходи, что же это я тебя на пороге держу.  …Через полчаса брат с сестрой уже сидели за накрытым столом. Лена угощала гостя, в душе радуясь, что брат не приехал неделей раньше. Вот бы он удивился, увидев ее опухшей от пьянства. Сейчас в доме было прибрано, лицо немного посвежело. Но от внимательного взгляда не ускользнуло бы, что Лена любит выпить. Одуловатость еще осталась, отеки. Алексей присматривался к сестре, пока рассказывал новости.  -Отец лежит, перемещается только в инвалидной коляске. Валя уволилась с работы, ухаживает за ним. Нина теперь врач, сама знаешь, она лечит дедушку. А Тимур в Москве, работает в какой-то фирме по продаже элитных автомобилей. Зарабатывает неплохо, оформили с женой ипотеку. Супруга у него хорошая, Светлана. Уважительная, работящая. В общем, у сына все хорошо. Только вот Нина все никак не может устроить свою судьбу, с головой ушла в работу. Пациенты ее уважают, врач получился из нее хороший. Отец, конечно, скучает по дому, но перевезти его нет возможности. Сдал он после мамы сильно. Все о смерти говорит, ждет ее. Хочет с мамой быстрее встретиться, - рассказывал Алексей.  Выложив все новости, Алексей замолчал. Возникла неловкая пауза. Затем Лена решилась.  - Леша, а у меня все не так уж хорошо. И я сама во всем виновата, - начала говорить Лена. – Только ты не перебивай, пожалуйста, я…, мне надо высказаться, выговориться.  Леша смотрел на сестренку, с которой так мало общался в жизни и впервые понял, что, по сути, он никогда не знал ее. Родилась она, когда он уже был студентом. Приезжая сначала на каникулы, а потом в отпуск, он мало обращал на нее внимания. Все какие-то дела, друзья занимали его время. Когда родители переехали к нему, они поначалу все уши ему прожужжали про Лену, но потом перестали, видя, что он не очень-то интересуется сестрой. А сейчас, видя перед собой молодую копию отца, Алексей наконец-то понял, что она его сестренка, родная сестренка, очень близкий ему человек. Он не сдержался и крепко обнял сестру. Лена тоже крепко обняла брата и заплакала в голос.  -Ну все, все, успокойся. Теперь все будет хорошо, все будет очень-очень хорошо, - шептал Алексей, ласково поглаживая сестру по голове. – Мы все исправим, я тебе помогу, я обещаю.  …Успокоившись, Лена рассказала брату обо всем, что произошло. Алексей слушал молча, не перебивая, и Лена была благодарна ему за это. Выслушав рассказ сестры, Алексей встал, прошелся по комнате. В этот момент он напомнил Лене отца, тот так же прохаживался по комнате, когда принимал какое-то решение.  -Значит так. Давай сделаем так. Мы сейчас поедем к нам в гости. Собственно, я за этим и прилетел. Отец скучает по тебе, хочет увидеть тебя. Говорит, повидаться перед смертью и к маме. Но я, конечно, пресекаю такие разговоры, - улыбнулся Алексей. – Тем более, ты никогда не была у нас в гостях. И Баира возьмем с собой. Он же уже должен приехать?  Лена немного помолчала и ответила:  -Да, через три дня. А вдруг он не согласится?  -Ну, давай не будем загадывать, приедет, поговорим.  Все три дня брат с сестрой не расставались ни на минуту. Гуляли с Маришкой по городу, ходили в кино, в бассейн. Алексей и Лена как бы заново знакомились друг с другом. Несмотря на разницу в возрасте, они нашли общий язык. Оказалось, у них очень много общего, вкусы, привычки, они понимали друг друга с полуслова. За эти три дня они все-все узнали друг о друге. Алексей очень полюбил маленькую племянницу, Маришка тоже души не чаяла в дяде. Через три дня они поехали на вокзал встречать Баира. Он знал о приезде Алексея, поэтому нисколько не удивился. Вечером они праздновали его приезд, стол ломился от закусок, но спиртного не было. Лена, изо всех сил державшаяся в эти дни, была немного разочарована. Но Алексей был против, да и Баир поддержал его.  Спустя три дня они уже сидели в аэропорту, ожидая, когда объявят их рейс. Лена чувствовала себя намного лучше, ей уже не так хотелось выпить, хотя в магазине с трудом отводила взгляд от спиртного. Лена немного боялась встречи с отцом, ведь она всегда всем делилась с отцом. Но она даже не представляла, как может рассказать отцу обо все, что с нею произошло.  …Через два месяца маленькая семья вернулась домой. Вместо запланированного месяца они пробыли в гостях у брата целых два. Время пролетело незаметно. В семье брата их приняли очень радушно. Невестка не знала, куда посадить и чем угостить долгожданных гостей. Племянники уволились и провели массу экскурсий по всем достопримечательностям города, даже съездили в Санкт-Петербург. Лена была восхищена этим городом. Она влюбилась в него с первого взгляда. Прогуливаясь по городу, она так вертела шеей, любуясь красотами, что вечером чувствовала легкую боль. В Москве они посещали ночные клубы и «тусили» там до самого утра. Но ни Лена, ни Баир не пили ни капли. Племянники шутили, что тетя и дядя стесняются пить с ними, хотя Лена несколько не стеснялась племянников. Ведь они были почти ровесниками, младше ее всего на несколько лет. Они так подружились, что большую часть времени проводили вместе. Отец, сидя в инвалидном кресле, с нетерпением ждал любимую дочку из ее путешествий.  Увидев Лену, у него сразу начинали сиять глаза, он тянул руки к дочери. Обнимая ее слабыми руками, он неизменно ронял скупую слезу.  -Доченька, малышка! Как дела? Где побывали? – расспрашивал он дочь.  Лена садилась с отцом за стол и подробно рассказывала, как прошел день. Баир и Маришка тоже рассказывали дедушке о своих впечатлениях. Через месяц, когда Баир с Леной собрались домой, Алексей попросил их остаться еще на месяц.  - Баир, сестренка, мы хотим съездить отдохнуть. Не поверите, мы уже два года никуда не выезжали. Хотим отправиться в путешествие по странам Европы. Конечно, дети могут присмотреть за дедушкой, но я думаю, отцу будет хорошо с вами. Услышав эту новость, Маришка и дедушка были на седьмом небе от счастья.  -Уррра, - кричала Маришка, - мы не поедем домой, мы будем еще долго гостить.  Отец молча радовался, но по его порозовевшим скулам, блеску глаз, было видно, что он безмерно рад. Лена тоже была рада, ей очень не хотелось расставаться с отцом. Месяц пролетел незаметно. После обеда они все вместе гуляли по парку, беседуя обо всем. Как-то Лена с отцом остались вдвоем, Баир с дочерью остались дома. Неспешно прогуливаясь по парку, Лена наконец-то решилась и рассказала отцу о том, о чем тщательно скрывала все это время. Она и брата попросила не говорить отцу обо всех ее «художествах».  -Давай не будем говорить отцу о моих пьянках, - попросила Лена Алексея, когда они были еще в деревне. Алексей согласился, понимая, что это может расстроить отца. Но сейчас, проведя с отцом столько времени, Лена все-таки решилась. Она рассказала все, без утайки. Рассказала даже про измену. Закончив свой печальный рассказ, Лена замолчала, не смея поднять глаз на отца. Наступило молчание. Лена ждала, что скажет отец, замерев от страха. -Дочка, ты думаешь, наверно, что я буду тебя осуждать, - наконец заговорил отец. – Нет, такого не будет.  Лена удивленно посмотрела на отца.  -Да, я тебя нисколько не осуждаю, - продолжил отец. –Пойми, каждый человек может оступиться. Главное, признать свои ошибки, и постараться исправить их. Вот ты сколько уже живешь здесь, но я ни разу не заметил, чтобы ты пила. Хотя могла бы, вы же часто ходили в ресторан. Если было бы совсем уж плохо, ты бы все равно не выдержала, выпила бы, ведь сколько времени держишься и не пьешь. Хотя, когда вы приехали, я сразу понял, что у вас не все гладко.  -Как? Как ты понял? – прошептала Лена.  -Ну, я уже достаточно прожил, что-то в жизни понимаю, - довольно улыбнулся отец, но потом посерьезнел. – У пьющих людей вид немного другой. Во-первых, у тебя был очень виноватый вид, ты поначалу боялась смотреть мне в глаза. Я сразу понял, что ты что-то скрываешь. Во-вторых, по вашему виду можно было легко определить, что вы не прочь выпить.  Лена покраснела до кончиков пальцев, но ничего не сказала. Отец ободряюще похлопал ее по плечу и продолжил:  -Ничего, дочка, не переживай. Все наладится. И потом, мы с мамой тоже пережили подобное.  -Ты? С мамой? – громко воскликнула изумленная Лена.  Ведь сколько она помнит, родители никогда особо не увлекались спиртным. Немного вина или пару рюмок водки. Отец понимающе улыбнулся:  -Понимаю, ты удивлена. Но так оно и было, еще до твоего рождения. Алеше тогда исполнилось двенадцать лет, когда мы с твоей мамой решили развестись. Да-да, развестись. Вернее, твоя мама решила.  Лена даже онемела от удивления. Родители ведь никогда не ссорились, жили всегда душа в душу.  -Да простит меня твоя мать, - с грустью сказал отец, - но я открою тебе нашу тайну. Мама работала в институте и там встретила молодого человека. Он был ее студентом, учился на втором курсе и был моложе на одиннадцать лет. Я не знаю подробностей, но каким –то образом между ними завязался роман. Она тогда начала тщательно следить за собой, одеваться модно. А главное, стала задерживаться на работе. Начались сплошные отговорки, то задержалась на консультации со студентами, то какие-то встречи с подругами, которых я не знал. Я всегда верил жене и даже в мыслях не допускал, что она может мне изменить. Да еще с кем? С каким-то сосунком!  Отец вдруг застонал и закрыл лицо руками.  -Надо же, прошло столько лет, мамы уже нет в живых, а ему до сих пор больно, - поразилась Лена. И тут внезапная мысль пронзила ее: -А что бы испытывал Баир, узнай он про мою измену? Господи, ведь так можно довести человека до чего угодно. Господи, какая же я дура! Дура! Дура!  Ее мысли прервал голос отца:  -Прости, нахлынуло, будто вчера это произошло. Так вот, об этом скоро стало известно всем. Поняв это, мама с Игорем, так звали этого парня, перестали скрываться. Она уволилась с работы, да ее бы и не оставили. Все равно бы уволили за аморальное поведение. С этим тогда было строго. Она переехала в квартиру своей бабушки и начала жить со своим любовником. Конечно, не все так просто было. Перед тем, как расстаться, мы очень много и очень долго скандалили. Алешку мы тогда отправили в деревню к моим родителям, чтобы не нервировать его. Он тогда остался у них и прожил там два года. Пока все не утряслось. Он снова замолчал.  -Ааа, как все утряслось? – тихо спросила Лена.  Ей не верилось, что ее мама, ее добропорядочная мама, какой всегда ее знала Лена, могла так поступить. Лена ее помнит совсем другой, нежной, любящей супругой, почитавшей и любившей мужа.  -Он ее бросил, - тихо продолжил отец, - через полтора года. Ушел к своей ровеснице. Мама тогда очень сильно переживала. Ведь она была беременна. Это я потом узнал. После того, как молодой любовник оставил ее, она сделала аборт на большом сроке. И чуть не умерла. По счастливой случайности, с ней в палате лежала супруга моего друга. Она мне позвонила и рассказала, что твоя мама при смерти после перенесенной операции.  - И ты, ты пошел к ней после того, что она сделала? – спросила Лена. -Да. – глухим голосом сказал отец, - да. Я по-прежнему любил ее, ни с кем не встречался после того, как она меня оставила. Но я пил, пил часто, запоем. Меня тогда чуть не уволили с работы, но друзья поддержали меня. Благодаря им я понял, что нельзя заливать раны водкой. Ведь в жизни еще так много хорошего, чтобы менять ее на бутылку. И я взял себя в руки. А когда узнал о беде, случившейся с твоей мамой, я пошел, нет, я помчался к ней. И не отходил от нее, пока она не выздоровела.  -И мама сразу согласилась вернуться? – прошептала Лена.  -Нет, она молчала. Покорно выполняла все предписания врача, ела, когда я ее кормил, шла гулять, когда я ее выводил. В остальное время она лежала, отвернувшись к стене. Не плакала, не рыдала, а просто молчала. Почти полгода. И тогда я привез Алешку. Я надеялся, что сын поможет ей прийти в себя. Ведь она безумно любила Алешку, со временем хотела забрать его к себе, но Алешка отказывался даже с ней разговаривать. Этот случай очень сильно ранил его, мальчик переживал сильно. И если бы не твои бабушка и дедушка, по какой бы дорожке он пошел, неизвестно. Мы ведь тогда были очень заняты своим. -Ну вот, привез я Алешу, дорогой рассказал ему о состоянии матери, о ее болезни. И добавил, что он сам, как взрослый, должен решить, как поступать с матерью. Я не стал ему говорить всякие банальности, вроде того, что каждый может ошибаться, что он мужчина, должен уметь прощать и так далее. Я предоставил ему самому принять решение. Я понимал, что только так я помогу ему принять верное решение. Я был краток. И я был прав, что избрал такую тактику. Всю дорогу он молчал. Но, подъехав к дому, он сказал, что все понял и принял решение. Отец вздохнул и продолжил. -Когда мы зашли в квартиру, мама лежала в спальне, по обыкновению, отвернувшись к стене. Алеша прошел к ней, молча сел рядом и взял ее за руку. Мама, увидев Алешу, встрепенулась, обняла сына и заплакала. Я был рад, что она наконец заплакала. Не стал им мешать и ушел на кухню готовить ужин. Когда ужин был готов, я накрыл стол на троих, как было раньше. Я вспомнил былые годы и чуть не заплакал, но сдержался. -Я громко позвал их ужинать и с замиранием сердца стал ждать. И дождался. Они оба вышли на кухню и мы сели ужинать. Мы мало говорили за столом, но я чувствовал, что все беды позади и наши совместные ужины продолжатся. И не ошибся. Постепенно все наладилось. Именно постепенно. Только через год мы стали снова жить, как муж и жена. -Я мечтал о втором ребенке, но после операции мама никак не могла забеременеть. Она очень переживала по этому поводу, винила во всем себя. Но потом мы смирились, что больше детей у нас не будет. А когда мама забеременела тобой, мы сначала просто не поверили. И когда все подтвердилось, радости нашей не было границ. Потом появилась ты. Остальное ты знаешь. Лена молчала, не зная, что сказать. -Поэтому, дочка, я думаю, тебе лучше рассказать все мужу, а не держать все в себе и тихо спиваться. У тебя растет дочка, родишь еще детей. Я уверен, Баир поймет и простит тебя, - сказал отец.  -А я уже простил и давно, - раздался голос за их спиной.  Оба испуганно посмотрели назад и увидели Баира. Оказывается, он давно стоял за ними.  -Ты? Ты все слышал? – с испугом спросила Лена.  -Я давно знал о том, что ты мне изменила, - спокойно ответил муж, - ты призналась мне однажды, когда была пьяной. Произнеся слово «пьяной», Баир кинул быстрый взгляд на тестя, но тот улыбнулся ему, мол, все в порядке.  -О, господи, - Лене от стыда захотелось провалиться сквозь землю. Услышать такое, да еще в присутствии отца! Ей было очень-очень стыдно. Но оба мужчины смотрели на нее с такой любовью, что она постепенно начала успокаиваться. -Ну, что, домой? – спросил, улыбаясь, отец.- Я что-то проголодался. Да и Маришка нас ждет.  Все трое отправились домой, Лена быстро накрыла на стол и все с аппетитом поужинали. Вечером, ложась рядом с мужем, Лена испытывала страх. Но Баир нежно привлек ее к себе и шепнул:  -Все хорошо. Не бери в голову. И давай договоримся, больше ни слова об этом случае. Я только-только начал забывать. Забудь и ты. Просто помни, что я тебя очень люблю.  …Утром Лена проснулась счастливой. Ей было так спокойно, у нее будто камень упал с души. Через несколько дней, вернувшись домой, жизнь потекла своим чередом, как раньше. Лена вернулась в школу, Баир продолжал ездить на вахту. Единственное, что у них изменилось – оба больше не пили, нисколько, даже по большим праздникам. Через три года у них родился сын, а еще через два - дочка. Лена чуть пополнела, но по-прежнему выглядела молодо, гораздо моложе своих лет. На вопрос, как ей удается так хорошо выглядеть, несмотря ни на что, она счастливо улыбалась и неизменно отвечала:  -Счастье! Меня молодит обыкновенное женское счастье. Моя семья, любимый муж и любимые дети.               КОНЕЦ.
    29 комментария
    126 likes
    БЕЗ НАЗВАНИЯ. (Аюна Аршалоева) 1) -Горькоооо! Горрькооо! Гарма сидел с мальчишками за столом и с интересом смотрел, как в очередной раз встают жених с невестой и целуются. При виде их поцелуя у него сжималось сердце, он чувствовал какой-то холодок внутри. Гарма так увлеченно смотрел на них, что привлек внимание пьяного соседа, дяди Доржо, который сидел за соседним столом: -Эй, малец, Гармашка, что, нравится?- заорал он во все горло так, что все гости замолкли. - Хочешь сам целоваться? Однако из молодых ты, да ранних? Он громко расхохотался и все уставились на Гарму, стали тоже смеяться, шушукаться. А шумная тетка Дарья крикнула: - А женилка – то выросла? Тут грянул такой хохот, что, казалось, заколыхался брезент, которым покрыли сарай, внутри которого шла свадьба. Гарма не знал, как поступить, у него от стыда слезы выступили на глаза. Он с ненавистью смотрел на гогочущих пьяных гостей. -Вы что, с ума сошли, над мальчиком смеяться? – неожиданно на выручку пришла невеста, Маша. Она вся покраснела от возмущения, и с укором смотрела на гостей. Тут внимание гостей переключилось на невесту. Все посмотрели на нее, иные укоряюще, иные с восхищением, иные с недоумением, мол, какая смелая, голос на старших поднимает. Как же так, невестка, да еще и не местная, а посмела поднять голос. И сразу все зашушукались, закачали головами: -Видать, строптивая невестка у Майдаровых появилась. -Да, да, никакого уважения к старшим, - шамкала другая. -Молодец какая, - восхищено шептали третьи, - давно пора осадить этих охальников. Пользуясь моментом, Гарма сиганул из сарая и побежал к речке, чтобы немного остудиться.За ним побежали мальчишки, которые тоже с интересом смотрели на все происходящее.Догнав Гарму, Женька, самый старший и сильный из них, стукнул его по плечу и гаркнул: -Машкин жених!!! Так тебя называть? -Отстань, - огрызнулся Гарма, - думай, что говоришь! Но толпа мальчишек уже подхватила слова своего вожака и все заулюлюкали, засвистели: -Ха-ха, Машкин жених!!! Улю-лю, жааанииих. Гарма сжал кулаки и с ненавистью смотрел на своих, совсем еще недавно близких друзей. Но он успел заметить, что Батошка и Нимуха, с которыми он был особенно близок, не смеялись над ним. А наоборот, одергивали остальных. И тут Гарма, который был не робкого десятка, увидев перед собой ухмыляющееся лицо Женьки, с силой ударил его по носу. Брызги крови полетели во все стороны. Вытирая кровь рукавом, он бросился на Гарму и завязалась ожесточенная драка. Гарма, Батошка и Нимуха дрались против семерых. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не вмешался местный пастух, дядя Цырен.Он ворвался в гущу драки и, размахивая кнутом, быстро заставил угомониться драчунов. -В-в-в-ы с-с-с- ума с-с-с-ошли? Б-б-б-бить с-с-с-своих, д-д-д-раться д-д-руг с-с-с д-д-другом! Дядя Цырен воевал в Афганистане, был контужен, и после этого стал заикаться в минуты сильного волнения. -К-к-к т-т-так можно, вы же все з-з-емляки, р-р-родня! Он был прав, в их деревне почти все приходились друг друг родственниками. И Гарма с Женькой тоже приходились друг другу троюродными братьями. -Р-р-разойдись! – крикнул напоследок дядя Цырен, - стервецы!! Мальчишки, вытирая рукавом кровь и слезы, разбрелись по берегу. Один только Петька, который жил в городе, а приезжал только на лето в гости, направился к речке, намереваясь смыть кровь. - Стоять!!! Ты куда? Ты что надумал? – гаркнул пастух. - Как куда? Мне кровь надо смыть, - удивленно ответил Петька. -Б-б-богохульник! Т-т-ы ч-ч-что, х-х-хочешь п-п-прогневить Л-л-лусад –х-х-хана? Н-н-неужели т-твои р-родители н-не учили т-т-тебя, ч-ч-что в-в р-реке и д-д-других в-в-водоемах н-нельзя с-с-смывать к-к-кровь? Гарма и все остальные знали, что это великий грех, поэтому никогда не смывали кровь в природных водоемах. Когда надо было, они набирали воду в ведре и, отойдя подальше от берега, умывались. А если нарушить этот запрет, то можно навлечь на себя несчастья и болезни. В деревне раньше жил мужчина по имени Даба. Так про него рассказывали, что, будучи пьяным, он сел за руль трактора, проехал мимо моста и перекувыркнулся. Он вылез из кабины трактора и потерял сознание. Когда под утро его нашли, он лежал головой к реке, и струйка крови стекала в воду. И с тех пор он так и не оклемался, сначала долго болел, потом начал заговариваться, а под конец и вовсе сошел с ума. Так его наказал Лусад-хан, бог воды, поговаривали в деревне. И таких историй было много, поэтому деревенские мальчишки никогда не загрязняли водоемы. Тем временем дядя Цырен, закурив папиросу, еще раз укоризненно взглянул на ребят и пошел к своему стаду. Мальчишки привели себя в порядок и поплелись в сторону деревни. Гарма, Нимуха и Батошка шли чуть впереди, остальные сзади. Гарма надеялся, что история, из-за которой началась драка, забудется, да не тут – то было. Узкоглазый, похожий на выдру мальчишка по имени Жугдур, крикнул в спину: - Че, Гармашка, к невесте пойдешь? Гарма рванулся было к нему, но друзья удержали его: -Не обращай внимания, что, Выдру не знаешь? Гарма зло сплюнул и зашагал быстрее. - Гарма, пойдешь смотреть дальше свадьбу? - спросил Нимуха. -Нет, я домой, - ответил Гарма и направился к дому. – Пока. Ребята свернули к дому Майдаровых, где вовсю шумела, веселилась свадьба. Гарма зашел в дом и присел у окна. Отсюда ему хорошо было видно, что происходило у соседей. Он даже пожалел, что пошел на эту свадьбу: -Дурак, смотрел бы из окна, какого черта поплелся на свадьбу. Но он прекрасно понимал, что не усидел бы дома, когда происходили такие интересные события. Свадьбу в деревне всегда отмечали с размахом, гуляли всей деревней и по три дня. И на этих свадьбах свято блюли старинный обычай, что надо до отвала накормить всех детей и собак. Поэтому ребятишки могли беспрепятственно проходить и садиться за столы, наедаться до отвала и с интересом наблюдать за происходящим. Так было всегда, но сегодня все пошло не так для Гармы. Он сам не понимал, почему его так взволновал поцелуй жениха и невесты. Ведь свадьбы в это время справлялись очень часто. Он понимал, но не хотел себе признаваться, что дело в невесте, в Марии. Она поразила его с первого взгляда, когда приехала знакомиться с родителями своего жениха, Соднома. Это было зимой, Гарма с ребятами катался на лыжах с горы, когда остановился маршрутный автобус, выпуская пассажиров, приехавших с города. Мальчишки, как всегда, лихо подкатили к автобусу, чтобы посмотреть, кто приехал. Содном, первый парень на деревне, силач, лихо спрыгнул с подножки и протянул руки маленькой, хрупкой девушке. Девушка со смехом упала в его объятия и они слились в поцелуе, не обращая внимания на осуждающие взгляды деревенских кумушек. Он так и не опустил девушку на землю, и пошел дальше с нею на руках. Они так влюбленно смотрели друг на друга, так нежно ворковали, что поразили Гарму в самое сердце. Он часто видел влюбленных в деревне, но никто так открыто не показывал свои чувства. И еще, его поразила улыбка Маши, такая ясная, светлая, и ее смех, мелодичный, как звук колокольчика. Ему почему-то захотелось вновь увидеть ее, услышать ее голос. Поэтому вечером он пошел к ним в гости. Они всю жизнь жили по соседству, и он на дню десять раз забегал к ним, чтобы помочь родителям Соднома по хозяйству, так как они оставались вдвоем в деревне. Старшая дочь, Сэсэгма, закончила институт в Улан-Удэ, вскоре вышла замуж и уехала с мужем в Иркутскую область. Младший, Содном, после службы в армии поступил в педагогический институт и жил в общежитии. Он приезжал домой только на каникулы. А хозяйство у Майдаровых было большое, они держали коров, свиней, овец, кур и гусей. Дядя Радна работал на местной пилораме, тетя Бимба с утра до ночи возилась по хозяйству. Поэтому Гарма, управившись по дому, частенько забегал помочь ей. Ему всегда были рады в доме соседей, он чувствовал себя у них непринужденно. Но с появлением Маши он стал стесняться заходить к ним. И в тот вечер он тоже забежал к ним, как обычно, без стука, поздоровался громко. Тетя Бимба радостно встретила его: -Проходи, проходи, помощничек наш! А у нас радость, Содном приехал, да не один, а с невестой. Маша, Содном, идите сюда, к нам гости пожаловали. А ты садись, садись я тебе чайку налью, буузами угощу. Она наложила полную тарелку бууз, налила ароматного зеленого чая с молоком. Гарма с удовольствием принялся за вкуснейшие буузы, запивая чаем, но вдруг словно поперхнулся при виде Соднома и Марии. -Привет, братишка, - широко улыбнулся Содном, - как я рад, что ты зашел к нам. Они крепко обнялись, по-братски. На самом деле, они не были братьями, даже, на удивление, не родственниками, но были очень дружны. Содном всегда мечтал о младшем брате, и когда у соседей родился Гарма, он всей душой полюбил малыша, нянчился с ним, обучал его всему, что умел сам. Он был старше на десять лет, поэтому Гарме повезло, что у него был такой надежный, верный друг. Мама Гармы, Нина, окончив школу поехала учиться в город на медсестру, но, не закончив, вернулась. А через несколько месяцев она родила сына. Вот тогда пошли толки по деревне, мол, принесла «в подоле», «нагуляла». Много ей пришлось пережить, но рядом всегда были любящие родители, которые помогли вырастить Гарму. -Не обращай внимания, дочка, - успокаивала ее мать, старая Дэнсэма, - всем рты не закроешь. Теперь это не в диковинку, без мужа рожать. Почти в каждой семье такое случается, но все равно любят посудачить. А для нас Гармашка вообще радость, он нам сил прибавил, жить хочется подольше, посмотреть на его женушку, понянчить правнуков. Да и дед совсем другой стал. Как молодой бегает. И вправду, дедушка Гармы, Балдан, с рождением внука словно помолодел. Всюду успевал: и на работу сбегать, и по хозяйству все сделать, и с малышом понянчиться. Он выстругал ему много деревянных игрушек, которыми с удовольствием играл маленький Гарма. -Вот такие игрушки должны быть у маленького, а не вся эта химия с магазина, - приговаривал он, вручая очередную игрушку. Через год мама вернулась в город, доучиваться, и помощь Соднома пришлась как раз кстати. Бабушка Дэнсэма могла спокойно оставить внука с соседом и заниматься своими делами, сходить в магазин. А потом она сидела с внуком, а Содном помогал по хозяйству на улице. Вот так дружно жили они всегда. И когда Гарма подрос, уже он начал помогать соседям. Они и все праздники отмечали веселой компанией, и на сенокос, по дрова выезжали вместе. И сегодня Гарма был очень рад видеть своего старшего друга. -Гарма, познакомься, это моя Маша, Мария, а это мой названный брат, по совместительству сосед и правая рука моих родителей, Гарма. Прошу вас друг друга любить и жаловать, – шутливо представил их друг другу Содном. Гарма взглянул в глаза Маши и почувствовал волнение. У него сразу пересохло во рту. -Г-г-Гарма, - почему –то заикаясь, представился мальчик. -Маша, - приветливо улыбнулась девушка, - какой милый мальчик. Я о тебе уже много слышала от Соднома. При этом она с нежностью взглянула на сияющего парня. -Познакомились? Вот и славно, - улыбнулась бабушка Дэнсэма, - садитесь за стол, составим компанию Гармашке. Все дружно уселись за стол, не было только главы семейства, он еще был на работе. Бабушка Дэнсэма налила всем чаю, Маша нарезала тортик аккуратными ломтиками. -Гарма, сынок, доедай буузы, пока совсем не остыли, - пригласила бабушка, - а потом и за тортик примемся. Буузы – то мы уже поели. -Да, буузы были очень вкусными. Я обязательно научусь готовить такие же, - сказала Маша. Содном и Маша все время держались за руки, то и дело ласково смотрели друг на друга, а Гарме почему-то было неловко. У него пропал аппетит, он заставил себя доесть вкусные буузы, от торта отказался и поднялся из-за стола. -Спасибо, я пойду, у меня дела, - он торопливо шагнул к двери. -Братишка, ты чего это? От торта отказываешься? – искренне удивился Содном. – Ты же сладкоежка. Помню, все сладости с божницы таскал. Представляешь, Маш, когда он был маленьким, кто-то повадился таскать конфеты с божницы. Родители на меня грешили, я отнекивался, а как-то отец поймал сладкоежку. Дело было летом, Гарме года 4 было, кажется. Отец зашел с летней кухни в дом, а через некоторое время выглянул и начал махать нам рукой, идите, мол, только тихо. Мы с мамой пошли за отцом, все втроем на цыпочках прошли и заглянули в комнату, где стоит божница. Смотрим, а наш маленький сосед стоит на коленях перед божницей, ручки скрестил на груди и просит: -Боженька, ум-ма-ни-пад-ме-хум, я очень хочу конфетки. Разреши мне взять одну конфетку. Потом он помолчал, и, видимо решив, что бог ему разрешил, подошел к божнице и взял одну конфетку. -Вот так мы и узнали, кто у нас лакомится конфетками. Содном громко расхохотался, за ним остальные. Гарма покраснел до корней волос и выбежал на улицу. -Мам, что с Гармой? – удивился Содном, - он раньше никогда таким не был. -Я сама удивляюсь, - пожала плечами Дэнсэма. – Все нормально было. Наверно, он Маши стесняется. -Скорее всего, да, - протянул Содном. – Ну что, Маша, надо будет поскорее с ним подружиться. А то как – то не по себе, когда твой братишка в твоем доме ведет себя, как чужой. Бабка Дэнсэма почему-то вздохнула, на лице промелькнула тревога. Все дни, пока Содном с невестой гостили у родителей, Гарма не появлялся в их доме. Содном скучал по нему, несколько раз заходил к ним домой, но Гарма вечно где-то шлялся. Он не знал, что Гарма частенько отсиживается в теплом маленьком домике, где варили корм для свиней, держали новорожденных телят и ягнят, и в окошко наблюдает за происходящим в доме соседей. При виде Маши у него сильнее начинало биться сердце. В свои 14 лет он понимал, что она ему очень нравится. Но также он прекрасно понимал, что она никогда не будет с ним. Во-первых, она невеста Соднома, во-вторых, старше его на целых 8 лет. Но мальчик ничего не мог поделать с собой. Ему нравилось в ней все: и карие глаза, и маленький носик, яркие, пухлые губки, вся ее небольшая, точеная фигурка. И смех…Ее смех просто завораживал его. Она оказалась очень смешливой, ее звонкий смех слышался с утра до вечера. Маша оказалась трудолюбивой девушкой. Хоть и выросла в городе, она не чуралась никакой работы. Она целыми днями что-то делала по хозяйству, буквально ходила по пятам за своей свекровью. Бабушка Дэнсэма смеясь, рассказывала, какая смешная невестка у нее. Все ей интересно, всему хочет научиться. Даже коров пробовала подоить. И настырная, не получается, все равно снова идет. -Так радуйся, что у тебя такая невестка хорошая появилась, - говорили ей соседки. – Иной раз смотришь, наша, деревенская, а от коров нос воротит. Вон у Пагбаевых, Жаргалма то, невестка ихняя, так она даже не готовит у них, когда в гости приезжает. И ест из отдельной посуды только овощи, фрукты сетками привозит и жует их сама. Жуть, а не невестка. Через две недели Содном собрался в город, надо было продолжать учебу, но перед отъездом твердо решил встретиться с Гармой. Он зашел к соседям рано утром, когда Гарма еще спал. Он прошел к кровати мальчика и долго смотрел на него, спящего. Он прекрасно понимал, что происходит с мальчиком, но не знал, чем ему помочь. -Гарма, братишка, - тихо позвал он шепотом,чтобы не разбудить остальных, - просыпайся, я попрощаться пришел. Гарма открыл глаза, увидел Соднома, вскочил и крепко обнял своего старшего друга. Раньше, когда Содном приезжал домой, он почти все время проводил с ним. Гарма очень скучал по нему и ждал с нетерпением его приезда. И дружба приносила ему много пользы. Содном владел приемами каратэ, научил приемам мальчика. Умел строгать, пилить, рисовать, любил рыбалку, собирать грибы и ягоды. И Гарма, как хвостик, всегда был рядом, учился всему. И неудивительно, что обоим не хватало общения друг с другом. -Гарма, братишка, я уезжаю, теперь приеду только летом, - прошептал Содном, - давай выйдем, поговорим. Гарма быстро оделся, они прошли в маленький домик. Гарма быстро затопил печку и присел перед дверцей. Он любил наблюдать за огнем, вдыхать запах дыма. -Гарма, я понимаю, что с тобой происходит, - начал тихо Содном, - и хочу сказать, что все это пройдет. Со временем, но пройдет. Гарма опустил голову и не произнес ни слова. Ему было стыдно смотреть в глаза друга. -Когда мне было шестнадцать лет, я пошел в десятый класс, к нам приехала молодая учительница, Ксения Максимовна. Она была старше меня на семь лет. Ты ее и не помнишь, наверно, она здесь недолго проработала и при чем это по моей вине. Так вот, ее назначили нашим классным руководителем, преподавала у нас химию и биологию. Ты не поверишь, я влюбился в нее с первого взгляда. На ее уроках я сидел, как в тумане. Не понимал, что она объясняет, только следил за нею, как она двигается, как улыбается, как поправляет завиток возле маленького, такого аппетитного ушка. Мне так хотелось обнять ее и поцеловать в ушко. Но она была мне недоступна. Содном помолчал, вспоминая те волнительные мгновения. Гарма сидел так же молча, только уши у него покраснели. Ему было непривычно слышать из уст старшего товарища такие откровения. -Так вот, - продолжил Содном, - прошло три месяца, я совсем запустил учебу, не мог больше ни о чем думать, как о ней. Вечерами она всегда задерживалась в школе, и я провожал ее домой. Ну, как провожал, я просто шел позади на расстоянии, готовый броситься на помощь в любую минуту. Мне всегда хотелось, чтобы кто –то на нее напал, а я бы ее защитил. И тогда бы она поняла, что я не сосунок-мальчишка, а мужчина, который сможет ее защитить. Но, сам понимаешь, у нас в деревне все друг друга знают, а к учителям относятся с большим уважением и никто не будет нападать на нее, даже самые отъявленные хулиганы. И тогда я решил пойти с другой стороны. Она квартировала у одинокой бабушки Должит, которая раньше жила на краю деревни. Ты ее помнишь? Дом на отшибе. Она умерла несколько лет назад. Гарма утвердительно кивнул головой, мол, помню. -Так вот, им завезли на зиму дрова, а расколоть было не кому. Я подговорил своего одноклассника, Сережку Афанасьева, и в воскресенье рано утром мы пошли к ним. Бабушка Должит очень обрадовалась, собралась организовать нам чай, но мы отказались. Ксения Максимовна, видимо, сидела в дальней комнате, и не показывалась. И я вышел во двор очень огорченный. -Мы с Сережкой играючи начали колоть дрова и, вот чудо, ОНА вышла во двор и начала нам помогать. Ксюша, как я про себя называл ее, начала складывать дрова в поленницу. -Это был самый счастливый день в моей жизни!!!!- воскликнул Содном. – Свежий воздух, прекрасная погода, солнышко сияет и рядом ОНА, моя любимая и ненаглядная Ксюша, Ксения Максимовна!!!! -Мы весело смеялись, шутили, и Ксюша показалась мне озорной девчонкой, а не строгой учительницей. Она работала с азартом, беспрестанно подшучивала над нами, и смеялась при этом звонко-звонко. Мы не заметили, как проработали до обеда. Потом мы пошли обедать, бабушка Должит угощала нас вкусным супом с домашней лапшой, пышными румяными пирожками. Аппетит проснулся зверский, но мне было неудобно есть при ней. Но бабушка Должит заметила, что я почти ничего не ем и насильно заставила мне поесть. После обеда мы вышли на улицу и проработали до самого вечера И Ксюша все время была с нами. Вечером я шел домой окрыленный надеждой, мне казалось,, что она смотрела на меня совсем по-другому, не как раньше, и в душе лелеял надежду, что скоро мы будем вместе. На следующее утро я буквально летел в школу. Увидев ее, я рванулся к ней и поздоровался. Она посмотрела на меня, поздоровалась кивком головы и прошла мимо. Меня будто холодной водой окатили. Я, как пришибленный, поплелся вслед за ней в класс. На уроке я сидел и ничего не соображал. А Ксения Максимовна вела себя, как раньше, вела урок и стала опять далекой и неприступной. Я не смог досидеть до конца урока, встал и, ни слова не говоря, пошел вон из класса. А Ксения Максимовна ничего не сказала, продолжила урок, как ни в чем не бывало. Содном вытащил пачку сигарет, закурил и продолжил свой рассказ: -Вечером ноги сами понесли меня к ее дому. Почти час простоял я под ее окнами, продрог и решительно направился к двери. Когда я вошел, они сидели и пили чай. -Помощничек наш пришел, - запела-заворковала бабушка Должит. – Проходи, садись, чайку с нами попьешь. А то я пирог испекла, а Ксенечка не хочет есть, фигуру бережет. Дочка, налей ему чайку. Ксения встала и налила чай. Она не глядела на меня, лишь кончики ее ушей покраснели. Я принял от нее чашку с ароматным чаем, отхлебнул. Взял кусочек пирога и начал есть. Ксения так же молча прихлебывала чай, а бабушка Должит начала говорить о том, как ей было одиноко. - Как я рада, что Ксенечка теперь со мной. А то раньше все одна, да одна. И дом на отшибе, лишний раз не выберешься к подружкам, ноги болят, да одышка зимой. Муж у меня был нелюдимый, сторонился всех и дом поставил вдалеке от всех. И работу такую себе выбрал, егерем работал. Целыми днями в лесу пропадал. А сколько живности в дом перетаскал: как-то хромого волчонка притащил, отваживали, возились с ним, потом зайчонка с обгорелыми лапками, а птичек и не упомню, сколько их в доме перебывало. И сынишка наш, Егорка, тоже зверей любил. Большей частью он с ними и возился. А когда потом отпускал их, слезами исходил. Доброе сердце у него было, очень доброе. А когда отца не стало, ему было 13 лет, он стал хозяином в доме. Помогал во всем, жалел меня, любил очень. Красивый, видный был парень, спортсмен. Вон сколько его грамот и медалей висят. Действительно, все стены в доме были увешаны грамотами и медалями. И всюду висели его фотографии. -Вот и осталось мне только смотреть на фотографии, читать его письма, которые из армии присылал. А в армию он сам напросился, его не должны были брать. Один ведь он у меня. -Я хочу служить, - говорил он, - иначе какой же я мужчина?! Не понимаю, как можно увиливать от армии. Это же наш священный долг. Я не стала его отговаривать, отпустила с легким сердцем, - вздохнула старая женщина, - но, оказывается, не надо было. Уехал на своих ногах, вернулся в цинковом гробу. Бабушка Должит не выдержала и расплакалась. Содном и Ксения Максимовна вскочили, поднесли воды. С большим трудом им удалось успокоить старушку. -Вы простите, детки, что я заплакала, - проговорила женщина, - столько лет прошло, а все никак не могу забыть своего Егорушку. Ведь один-единственный был у меня сыночек, отрада моя. Не получилось завести побольше детишек, бог не дал. Содном знал, что случилось с Егором. Его направили в Афганистан. При выполнении боевой операции был тяжело ранен, и вскорости скончался от полученных ранений. Содном помнил, как привезли его тело, он тогда в первый раз услышал, что такое «Груз 200». Помнил, как хоронили Егора, как играл военный оркестр на похоронах. Надрывные звуки траурного марша рвали сердце и душу, и женщины плакали, рыдали, глядя на обезумевшую от горя женщину. У бурят не принято оплакивать покойников, но невозможно было без слез смотреть на бедную женщину, потерявшую единственного сына на этой никому не нужной войне. Спустя несколько лет Содном услышал песню в исполнении Ирины Шведовой. Строки этой песни врезались ему в память, поразили глубиной мысли: Вы - теоретики ратного дела! Пусть это вам не однажды приснится! Девочка белое платье надела И перед зеркалом стала кружиться. Слышите, медь полкового оркестра. Хриплым, надрывным бе-молем ворвался Крик не дождавшейся русской невесты Страшная музыка белого вальса! Белый танец, белый танец... Как же это? Так не честно! Где ты, русский мой афганец? Ждёт тебя твоя невеста! Возвращайся, возвращайся От обугленной границы. Не могу я в белом вальсе Со своей бедой кружиться! Особенно его поразило исполнение песни талантливой певицей. В зале многие не могли сдержать слез. И тогда он вспомнил Егора, хотя мало знал его. Сколько же вот таких парней, ни в чем не повинных, погибли на этой войне. А те, кто вернулся, долго не могли прийти в себя после пережитого кошмара. Содном знал одного парня афганца. Его звали Чингис, он жил в соседней деревне. Вернувшись с войны, он много пил, бродил по улицам и кричал: -Душманы!!! Всех перережу, всех убью. Потом он женился, жена ему родила сына. Вроде бы все наладилось, но кошмары по-прежнему мучили его, и через некоторое время он снова начал пить, буянить. Жена, не выдержав, забрала сына и уехала куда-то. А Чингис продолжал пить и, спустя несколько лет, умер. Содном часто видел его на улице, когда ездил к ним в село. Грязный, опустившийся, он вечно клянчил деньги на водку, на курево. Не зная его историю, Содном вначале с брезгливостью относился к нему и никогда не давал ему денег. Но потом Содном неизменно подходил к нему, давал ему деньги, покупал продукты. …Бабушка Должит успокоилась, начала припоминать моменты из жизни сына. Содном и Ксения молча слушали ее. - Ой, время – то уже. Содном, сыночек, тебе пора домой, утром же ведь в школу. И Ксенечке на работу. Уж простите меня, старую, заговорила я вас, - начала извиняться старушка. -Бабушка Должит, все нормально, - успокаивал ее Содном, - я все равно раньше полуночи не ложусь спать. -Конечно, молодость, жаль тратить ее на сон, - понимающе улыбнулась бабушка Должит. – Дочка, выйди, проводи парня и закрой ворота. Содном и Ксения вышли на улицу и направились к калитке. -Ксения Максимовна, - начал было Содном, но та перебила его: -Майдаров, иди домой, уже совсем поздно. Она подтолкнула его, закрыла за ним калитку и побежала в дом. Содном стоял и слышал шум удаляющихся шагов.
    3 комментария
    27 likes
    ПОЗДНЕЕ РАСКАЯНИЕ. 9 окончание) На следующий день Лариса переехала к Алексею. Наконец-то она была по настоящему счастлива, впервые за долгое время. Она и забыла, что это такое, быть счастливой. Она теперь засыпала и просыпалась с улыбкой на лице. Алексей окружил ее заботой и вниманием, Лариса просто таяла от счастья.  Она не ходила на работу, предоставив все дела решать своему заместителю.  А Алексей – военный пенсионер, поэтому они не расставались ни на минуту. Они целыми днями или валялись в постели, или бродили по улицам родного города, взявшись за руки, как молодые. Счастливая улыбка не сходила с их лиц, они светились от счастья, привлекая внимание прохожих.  Одна старушка, у которой Алексей купил букет цветов, произнесла, глядя на них:  - Счастливые!!! Дай бог вам старость надвое делить, ведь это самое большое счастье, в старости быть вместе.  -Бабушка, а вы что, одна живете? – спросила Лариса.  -Нет, голубушка, нет. Есть у меня дед. А, вот и он, - старушка показала рукой куда-то в сторону.  Алексей и Лариса оглянулись и увидели пожилого человека, который направлялся к ним с улыбкой на лице:  -Ну что, Маня, закончила свою коммерцию? Ну, сколько тебе говорить, бросай это дело, отдыхай.  Он ласково журил свою жену, а сам тем временем поправил сбившийся платок на ее голове, застегнул расстегнувшуюся пуговицу на кофточке:  -Что ты опять не бережешь себя? Ведь похолодало уже, не май месяц. Надо беречь себя.  -Дед, дед, не ворчи, пожалуйста. Что со мной случится, тепло на дворе. Пойдем домой, чайку попьем.  -Пойдем, пойдем, я щи сварил, так, как ты любишь, с мозговой косточкой, - дед взял в одну руку тележку, а второй обнял жену и они пошли домой, предварительно попрощавшись с Алексеем и Ларисой.  Те долго смотрели им вслед и радовались чужому счастью.  - Как хорошо, что они вместе. Как приятно смотреть на них. Ведь это же счастье - дожить до таких лет и быть вместе, - со слезами на глазах сказала Лариса, вспомнив своих родителей. – Вот это любовь.  - Да, трогательно смотреть на них. Но я верю, что мы с тобой тоже проживем вместе до глубокой старости в любви и согласии.  - Это мое самое сокровенное желание, - с жаром воскликнула Лариса и поцеловала Алексея.   -У-тю-тю, штарые, а шелуются, - вдруг послышался звонкий детский голосок, - как интереееешно.  Влюбленные испуганно отпрянули друг от друга и увидели мальчика лет четырех.  -А почему вы шелуетесь? Вы ошень-ошень любите друг друга, да? – спросил мальчишка, глядя на них с нескрываемым любопытством.  -Да, мальчик, мы очень-очень любим друг друга, - Алексей сел на корточки перед малышом. – Давай знакомиться, как тебя зовут?  - Шерешка, - прошепелявил малыш, - а тебя?  - А меня Алексей, а тетю зовут Лариса, - показал он на Ларису.  Тут к ним подбежала молодая женщина:  - Сережа, сыночек, ты опять пристаешь к незнакомым людям? Сколько тебе говорить, нельзя так.  - Ну, мама, пошему нельзя?  - Извините, не ругайте, пожалуйста, малыша. Он нисколько нам не помешал, - вступился за малыша Алексей. – Мы просто с ним познакомились и поговорили. - Вот-вот, моему Сережке лишь бы с кем поговорить, - улыбнулась мама и попрощалась, - извините, нам пора идти.  -Сережка, попрощайся с дядей и тетей.   -До швидания, дядя, до швидания, тетя, - попрощался мальчик.  - До свидания, малыш, было приятно познакомиться, - улыбнулись Алексей и Лариса. Глядя вслед мальчику, они улыбнулись.  - Милый малыш. Совсем, как мой Женька, внук, - сказал Алексей, - если б ты знала, как я по нему скучаю.  - А что, если мы съездим к ним? – неожиданно предложила Лариса.     Дочь Алексея, Ирина, с мужем и сыном жила в городе Новосибирске. У них была своя фирма, очень занятые люди, поэтому Алексей сам ездил к ним в гости.  -Лариса, это очень хорошая идея. Ты как – будто прочитала мои мысли. Ты точно поедешь? – обрадованно воскликнул Алексей.  -Да, поеду. Мне хочется познакомиться с твоими родными, - сказала Лариса. Алексей привлек ее к себе, и так, обнявшись, они медленно пошли домой.  -Леша, ты знаешь, одна женщина, я встретила ее на кладбище, посоветовала мне взять малыша из детского дома, - начала Лариса. – И мысль о малыше не дает мне покоя.  -Ларочка, мы можем и сами родить, - Алексей нежно поцеловал Ларису.  -Нет, не можем. Дура я была, сама не понимала, что я делаю. Когда мой бизнес процветал, я забеременела. И тогда я сделала аборт. К сожалению, операция прошла неудачно, и врачи сказали, что больше у меня детей не будет.  -Ндаа, грустная история, - вздохнул Алексей.  На этом разговор прервался, оба молча продолжили свой путь.    Через несколько дней они уже были в Новосибирске. Родные Алексея встретили их очень приветливо. Лариса облегченно перевела дух. Она очень переживала, что дочка Алексея не примет ее. После теплого семейного ужина Алексей с зятем Игорем вышли на балкон покурить, а Лариса с Ириной занялись уборкой.  -Тетя Лариса, я очень рада за папу. Ведь после смерти мамы он как - будто крест поставил на себе. Мы так переживали за него. А теперь я за него спокойна. Она подошла к Ларисе и обняла ее. Лариса крепко прижала к груди молодую женщину и сказала: -Спасибо тебе, дочка. Спасибо. Они прогостили целый месяц. Гуляли по городу, ходили на аттракционы, помогали по хозяйству, нянчились с внуком. Лариса очень привязалась к Женечке. Она была готова целыми днями возиться с ним. И малыш тоже полюбил ее. Когда пришла пора расставаться, Женя не хотел отпускать ее, просил, чтобы она не уезжала.     Через три месяца Алексей и Лариса сыграли свадьбу. Сыграли весело и шумно, в кругу родных и друзей. На свадьбе также присутствовала Настя с малышом и родителями. Лариса знала, что сестра так и не простила Настю, что они до сих пор не общаются. После свадьбы потекли счастливые дни. На медовый месяц они съездили за границу, в Италию и Францию. Вернувшись, занялись своими делами. У Алексея тоже было свое небольшое дело, поэтому дел у обоих накопилось. Но однажды Ларисе приснился сон. Во сне к ней пришел сын, Максимка. Он вел за руку маленького мальчика, лет пяти и весело улыбался ей. Проснувшись, Лариса поняла, что это знак. Она рассказала про свой сон мужу и тот согласился поехать с нею в детдом.  -Как я тебя люблю, как мне повезло с тобой, - кинулась ему на шею Лариса. Действительно, Алексей был очень нежным и заботливым мужем. Лариса жила за ним, как за каменной стеной. Он взял на себя все заботы, помогал во всем. Лариса была по-настоящему счастлива с ним.     Прошел год и два месяца. Алексей с гостями сидел в гостиной за празднично накрытым столом и нетерпеливо поглядывал на дверь спальни. Через несколько минут дверь открылась, и на пороге появилась нарядно одетая Лариса. На руках у нее сидел золотоволосый мальчик лет четырех.  -Ооо, наконец-то, - громко и весело поприветствовали их присутствующие.  -С днем рождения, Андрюша, всех благ тебе. С праздником, дорогие родители, - доносилось со всех сторон.  Алексей и Лариса, взволнованные и счастливые, принимали поздравления.  А их маленький наследник, любимый сыночек Андрюша, важно восседал в центре стола. Ему подарили столько подарков, что у него глазенки разбегались при виде такого богатства: машинки, пистолеты, мягкие игрушки… Было отчего разбегаться глазам. Тут к нему подбежал сынишка Насти и забрал одну машинку. Все с интересом наблюдали, что будет делать Андрюшка.  А счастливый именинник, вопреки всем ожиданиям, взял в руки мягкую игрушку и протянул ее Алешке.  -Ооо, какой хороший мальчик, не жадный, - раздались возгласы одобрения.  А маленький Андрей счастливо улыбался им.  Вечером, проводив гостей и уложив сына, Алексей и Лариса удобно устроились перед жарко горящим камином. Сухие дрова звонко трещали, в комнате вкусно пахло дымком. У обоих было отличное настроение. Праздник прошел весело, шумно, гости разъехались довольные. Потягивая вино, они вспоминали детали прошедшего дня, смеялись и шутили.  Вдруг Алексей резко отставил бокал в сторону, обнял жену и произнес: -Любимая, мне кажется, нам нужна лапочка – дочка. Андрюше нужна сестренка. Как тебе моя идея?  -Ты начал угадывать мои мысли? – рассмеялась Лариса. – Ты знаешь, этого я хочу больше всего на свете.  Влюбленные крепко обнялись и молча уставились на огонь. И каждому почудилась маленькая девчушка, пляшущая в язычках ярко – алого пламени... Конец.
    21 комментария
    140 likes
    ПОЗДНЕЕ РАСКАЯНИЕ. 7) Лариса несколько дней после встречи на кладбище с незнакомой женщиной думала об одном и том же, о приемном ребенке. -Максим дал согласие, я уверена, женщина не обманула меня, - твердила она сама себе, - мне надо пригреть ребеночка-сироту. Может так хоть немного искуплю свой грех. Но она все никак не могла собраться с духом и отправиться в Дом Малютки. То одно, то другое, дела-проблемы, так и день пролетал незаметно. -Завтра, завтра, я поеду завтра. Обязательно поеду, - твердила она каждый день перед сном, но опять появлялись какие-то неотложные дела. Так прошел год. Лариса с каждым днем все меньше и меньше думала о приемыше. Работала, копила деньги, а сама думала, для чего это, для кого? Ради чего я ношусь, недосыпаю, порой недоедаю? Порой накатывали мысли о самоубийстве, но она не могла представить себе, как это сделать. -Это же грех, большой грех, - говорила она сама себе, - и потом, я же слышала, что самоубийцы не встречаются с родными там, на небесах. А я так хочу встретиться с моими любимыми. Кто ей такое сказал, она не помнила, но почему-то верила этому. "Конечно, это абсурд, но вдруг?" - думала она Прошло еще полгода. Лариса с головой ушла в бизнес, который процветал благодаря ее трудоспособности. Как-то незаметно испарились мысли о приемыше, она уже смирилась с одиночеством. " Подарю потом деньги какому-нибудь детдому или родильному дому," -решила женщина, продолжая умножать свой никому не нужный капитал Как-то утром она проснулась в очень плохом настроении. Ей приснились ее родные: мама, папа и Максимка. Они стояли втроем в обнимку, весело улыбались, но когда Лариса попыталась приблизиться к ним, они помахали ей рукой и испарились. -Максим, мама, папа, - кричала она, пытаясь бежать за ними, но ноги были, как ватные, не шли вперед. Лариса плакала, кричала, умоляла не оставлять ее одну, но безрезультатно Она проснулась вся в слезах, ей хотелось умереть, она не видела смысла продолжать жить. -Мама, папа, сыночек, заберите меня к себе, - рыдала она в подушку, - я не хочу больше так жить. … Но ответом ей было только молчание. Она пролежала в постели до обеда, нехотя встала и поплелась на кухню. Попив кофе, она немного взбодрилась и ей захотелось на воздух. Она быстро оделась, вышла на улицу и завела машину Лариса поехала в сторону парка, надеясь побродить, подышать свежим воздухом. Настроение у нее немного улучшилось, она припарковалась и направилась в глубь парка. В парке было довольно безлюдно, несколько «собачников», влюбленная парочка на скамеечке и все. Лариса медленно прохаживалась, с удовольствием вздыхая чистый свежий воздух. На душе было легко и спокойно. … Прошел целый час, когда Лариса решила ехать домой. Она зашла довольно далеко, поэтому быстрым шагом направилась в сторону выхода из парка. Но вдруг ей послышался стон. Лариса остановилась и прислушалась, но было тихо. "Показалось," - решила женщина, и пошла было дальше, но тут опять послышался стон. -Да что же это такое? У меня что, «глюки» пошли? – пробормотала под нос женщина и пошла туда, откуда слышался стон. Раздвинув кусты, женщина обомлела: прямо на земле лежала молодая женщина и корчилась от боли. -Девушка, что с вами? - подскочила к ней Лариса и, увидев огромный живот, сразу поняла, что та рожает. -Господи, да вам же в роддом надо, – вскрикнула она и попыталась поднять девушку. Но та застонала еще громче. -Да что же делать? Что же делать? - запаниковала женщина и начала кричать – Помогите, помогите кто-нибудь! Тут послышался лай собаки, кусты раздвинулись, пропуская высокого, стройного мужчину. -Что случилось? Кто кричал? -Д-да тут девушка рожает, - заикаясь от волнения, проговорила Лариса. -Так, все понятно. Держите поводок, не бойтесь, Джек смирный, а я возьму девушку на руки, - с этими словами он передал поводок Ларисе, а сам легко поднял стонущую девушку и побежал к выходу. -Вы на машине? А то моя машина далеко, возле дома, - на ходу спрашивал он. -Да-да, я на машине, она стоит сразу у входа, - ответила Лариса. Через пару минут они уже ехали в машине по направлению к роддому. За руль сел незнакомец, а Лариса на заднем сиденье поддерживала девушку, которая время от времени вскрикивала от боли, видно было, что схватки участились. -Тише, тише, - шептала Лариса, - мы скоро будем на месте Через пятнадцать минут машина притормозила у родильного дома. Мужчина взял девушку на руки и они пошли вовнутрь. -Рожает? Кладите ее на кушетку, - встретила их медсестра. –Документы давайте. -Документы? – переспросил мужчина и посмотрел на Ларису, - а где документы? -Я не знаю, - растерянно отвечала женщина, - при ней ничего не было. -Девушка, вы меня слышите? – обратился мужчина к девушке, - где у вас документы? Но та лишь что-то простонала в ответ. -Так вы ее не знаете? Где вы ее нашли? – спросила медсестра и услышав ответ, сказала, – я сейчас позову врача, и вы с ним решайте вопрос. -Что решать? Когда решать? Вы не видите, она уже рожает, - вскричал мужчина. -Мы не имеем права, я сейчас врача позову, - девушка моментально упорхнула. -Черт те знает что такое, - чертыхнулся мужчина и отошел к окну, чтобы не видеть страданий девушки. А ей было очень плохо, видно, пришло время рожать. Лариса увидела врача и подскочила к нему: -Срочно везите в родзал, уже потуги пошли. А я все оплачу. У вас же есть коммерческие услуги? Врач сразу дал распоряжение увезти девушку и объяснил, как и где оплатить услуги Лариса и незнакомец сидели и ждали, когда родится малыш. Почему-то им обоим не хотелось уходить. -Вы знаете, я волнуюсь, будто рожает кто-то из родных, - призналась Лариса. -Да, и я испытываю такое же чувство, - признался мужчина. – Кстати, меня зовут Алексей. -А меня Лариса. -Очень приятно, - улыбнулся мужчина. – Мы, наверно, можно сказать, в чем-то сроднились. Ведь возможно, мы спасли жизнь маме и малышу. Неизвестно, что бы было с ними, если бы вы ее не нашли. -Но без вас бы я ни за что не справилась, - ответила Лариса. -Значит, мы оба молодцы, - улыбнулся Алексей. Лариса тоже улыбнулась в ответ и оба замолчали. Через полчаса к ним подошла та самая медсестра, которая встретила их. -Я вижу, вы не ушли и ждете новостей? – улыбнулась она. – Так вот, ваша подшефная родила мальчика, вес 3500, 53 сантиметра. И мама, и малыш чувствуют себя превосходно. -Какая приятная новость, - вздохнули с облегчением Лариса и Алексей. -Может, что-нибудь надо принести? – спохватилась Лариса. -Да, с завтрашнего дня можно, конечно. На доске информации все написано, что можно и нужно молодой мамочке. -А вы узнали, кто она и откуда? – спросил Алексей. -Нет пока, я думаю, очень скоро она нам все расскажет, - улыбнулась девушка и ушла, сославшись на занятость. Лариса и Алексей попрощались и вышли на улицу. Они направились к машине и Лариса предложила подвезти Алексея до дома. -Да, конечно, мы же с Джеком вышли только прогуляться, ни денег, ни документов нет с собой, - охотно согласился мужчина. – А вот и Джек нас заждался. Действительно, пес смотрел на них из машины и громко лаял. -Все, все Джекушка, поехали домой, - устроился рядом с ним Алексей и они поехали. -Вы завтра поедете навестить наших подопечных? – спросил Алексей. -Да, поеду, обязательно, - рассмеялась Лариса, - вы знаете, я так хочу увидеть малыша, прямо удивительно. -А вы знаете, у меня такое же чувство, - улыбнулся мужчина и предложил, - а давайте поедем вместе. -Да, конечно, - согласилась Лариса и попрощалась с ним. Впервые за долгое время Лариса ехала домой воодушевленная, на душе было хорошо, спокойно. По дороге она купила все, что может понадобиться маме и малышу. Покупая пеленки, ползунки и прочую мелочь для малыша, Лариса вспомнила, как они с Даней покупали приданое для Максимки. У нее на глаза навернулись слезы, но она сдержала себя и направилась к кассе Приехав домой, она занесла покупки домой и решительно направилась в комнату, где хранились вещи сына. Она раскрыла старинный шкаф, который остался от бабушки и увидела вещи, которые носил Максимка, когда был совсем маленьким. Она взяла в руки охапку вещей, унесла их на диван и начала рассматривать. "В этом мы Максимку выписывали, - думала женщина, - а этот костюмчик внуку подарили дедушка и бабушка. Они купили его в Чехословакии, когда ездили по путевке. А эти пинетки мы с Даней купили в магазине, когда ему было всего три месяца Больше Лариса не могла сдерживаться, она разразилась в рыданиях. Долго плакала несчастная женщина, рассматривая вещи покойного сына. Крупные слезы капали из глаз, она громко кричала, выла, рыдала, сидя на полу в огромном пустом доме… На следующий день она проснулась и сразу вспомнила о девушке с ребенком. Набрав номер своего секретаря, она отменила все встречи и начала собираться в роддом. Через полтора часа она припарковалась возле больницы, где ее уже ждал Алексей. -Доброе утро. Ооо, как много всего! - воскликнул Алексей, увидев пакеты с вещами и продуктами. -Да, я подумала, что малышу и мамочке много чего понадобится, - ответила Лариса, - ну что, пошли? -Вы знаете, у меня примерно столько же пакетов. Я еще и куриный бульон приготовил, ну и, саму курицу привез, - смущенно улыбнулся мужчина. -Да вы что? – удивилась женщина, - а я тоже курицу привезла и бульон. -Ну и ладно, больше съест, быстрее оправится после родов, - улыбнулся Алексей и они оба, нагрузившись пакетами, направились к лестнице. -Вы что, все магазины опустошили? - удивилась медсестра, увидев огромные пакеты. -Вы узнали о ней что-нибудь? – спросила Лариса. -Нет, она молчит, а самое главное, она отказывается кормить ребенка, - с грустью ответила медсестра. – Видно, не все гладко у девушки. Может быть, она вам расскажет. -Не знаю, - неуверенно сказала Лариса, - мы же ее совсем не знаем. Но попытка не пытка. Их пропустили в палату. Девушка лежала одна в уютной палате, в ней было все: и холодильник, и телевизор и даже кондиционер. -Здравствуйте, - поздоровались Алексей и Лариса. В ответ – тишина. Девушка лежала, скорчившись и отвернувшись к окну. -Девушка, мы тут принесли все, что вам может понадобиться, - тихо сказала Лариса, - вам и малышу. Девушка снова ничего не ответила. И тогда попытался вмешаться Алексей. -Девушка, мы вас вчера привезли в роддом, - тихо сказал он, - и нам бы хотелось поближе с вами познаком... -И что? Я вас просила меня привозить? Я бы лучше сдохла там, в парке, - девушка неожиданно вскочила и со злостью и ненавистью посмотрела на них. – Я вас просила меня спасать? Лариса увидела измученное лицо девушки и сердце ее сжалось от жалости. -Девушка, успокойтесь, пожалуйста. Можно я вас подержу за руку? – Лариса медленно подошла к девушке и взяла ее за руку. Девушка не сопротивлялась и тогда Лариса обняла ее. И тут девушку прорвало, она забилась в рыданиях, доверчиво прижавшись к Ларисе. Она плакала долго, измочив слезами кофту Ларисы. Наконец она успокоилась, но все еще продолжала всхлипывать. -Все будет хорошо, у тебя чудесный и здоровый малыш. Вот увидишь его и поймешь, что ты самый счастливый человек на свете, ведь ты стала мамой, - утешала ее Лариса. Обе и не заметили, что Алексей вышел из палаты. Они долго сидели, обнявшись, и очнулись только тогда, когда принесли малыша. Девушка с испугом посмотрела на Ларису, но та одобрила ее глазами. Та нерешительно протянула руки к малышу и взяла его на руки. Малыш сразу зашевелился, закряхтел, будто почувствовал, что его мамочка рядом. -Покорми его, он голодный, - шепнула ей Лариса. Девушка смутилась, покраснела, но все же вынула набухшую грудь и дала малышу. Тот жадно начал сосать и девушка наконец-то улыбнулась. -Ну вот и ладненько, - проворковала медсестра, довольно пожилая женщина, заступившая, видимо, на дежурство. – Ну вот и хорошо, что все хорошо. Она ушла из палаты, а Лариса сидела и наблюдала за кормящей матерью и малышом. Она чувствовала, что начинает привыкать к ним, вот так, буквально с первой встречи. Малыш насытился и заснул, отпустив сосок матери. Лариса взяла на руки малыша, прижала его к груди и сердце зашлось у нее от этого теплого комочка. -Сладкий какой, маленький, совсем еще малюсенький, - ласково шептала она, укладывая его в кроватку. -Ну вот, он и заснул, - прошептала Лариса, - и ты ложись, отдыхай, тебе надо набираться сил. -Спасибо вам большое, - прошептала в ответ девушка. – Я не знаю, чтобы со мною стало, если бы не вы. У Ларисы на языке вертелся вопрос о том, кто она и откуда, но она понимала, что еще не время. Главное, малыша приняла, это уже хорошо. Поэтому она не стала больше задерживаться и попрощалась с девушкой, пообещав прийти завтра. В коридоре ее ждали врач и Алексей. Лариса улыбнулась и сказала: -Пока ничего не узнала. Но малыша приняла, это уже хорошо. Думаю, не надо ее расспрашивать пока. Пусть она сама откроется. Не давите на нее. В последующие дни Лариса навещала девушку каждый день. Разговаривала с нею обо всем, учила, как ухаживать за малышом, пыталась неназойливо узнать что-нибудь о ней, но девушка сразу замыкалась, стоило лишь затронуть тему личной жизни. Ларисе удалось только узнать, что ее зовут Настей. Наступало время выписки, и Лариса еще раз попыталась поговорить с девушкой. -Настенька, вас выписывают через два дня. Куда вы поедете с малышом? Я вас увезу, куда вам надо. Родные, наверно, вас потеряли. Девушка вскочила с кровати и отошла к окну. В палате воцарилось долгое молчание. Лариса терпеливо ждала, что ответит девушка. -Лариса, - наконец-то донесся до нее глухой голос Насти, - я понимаю, нужно вам все рассказать, но я не знаю, как… -Расскажи все, как есть, - тихо ответила Лариса. – Ты не переживай, я помогу тебе в любом случае. -Хорошо, - немного помедлив, ответила Настя. Продолжение следует...
    12 комментария
    121 likes
    ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ.   (Аюна Аршалоева) Предисловие. - Опять ревет эта несносная девчонка, - незлобиво ворчала старушка на маленькую грудную девочку, которая лежала в коляске и надрывалась от плача, которая приходилась ей правнучкой. Она души не чаяла в малышке, а ворчала так, для порядка. -Дочка, доченька моя маленькая, иди ко мне на ручки, - наклоняется над коляской молодая женщина и берет на руки захлебывающуюся в плаче девочку. Почувствовав теплые, нежные руки мамы, девочка сразу успокаивается. Она начинает с любопытством озираться вокруг. Девчоночка недавно только появилась на свет, ей от роду всего месяц. Только недавно она начала осмысленно глядеть на этот новый, незнакомый ей мир. -Ишь, как смотрит, будто уже все понимает, - уже ласково ворчит старушка. –А глазищи-то, глазищи. Как у коровы. И действительно, у девочки были огромные карие глаза с длинными ресницами. И каждый, кто заходил к ним в гости, удивлялся, какие большие глаза у девочки. А одна из соседок, поглядев на девочку, промолвила: -Непростая девочка, ох, непростая. На удивленные расспросы молодой мамы она ничего не ответила, молча вышла из дома, оставив женщину в недоумении.                                              Прошло семь лет. …Мама, а мы где будем там жить? – приставала я к маме в автобусе. – Нам дадут дом? А в какую школу я буду ходить? -Сиди тихо, ты мешаешь людям спать, - отдернула меня мама. Я оглянулась и увидела, что многие пассажиры спят. Я тоже устроилась поудобнее, намереваясь заснуть, но не тут – то было. В автобусе так трясло, иногда даже кидало из стороны в сторону, что ни о каком сне не могло быть и речи. И тогда я начала смотреть в окно. Но ничего интересного не было, за окном мелькали такие же деревеньки, как и та, из которой мы недавно уехали.    Папа устроился в леспромхоз, который был расположен в другом районе. Поэтому мы переезжали в другое село. Я, папа, мама и лялечка, которая сидела пока в животике у мамы.     Наконец-то мы приехали туда, где нам теперь суждено было жить. Это была длинная деревня, посреди которой проходила трасса. Мы начали жить в старом двухквартирном доме, половина которого пустовала. Как я потом узнала, этот дом большей частью пустовал, только время от времени в нем поселяли приезжих: студентов, практикантов, даже бездомные жили время от времени. Позже об этом нам рассказали соседи.    В доме была просторная кухня, небольшая спальня и довольно большая гостиная. А посередине большая русская печь. Обшарпанные полы и стены, старые, прогнившие, давно не крашеные рамы. Я недовольно поморщилась, увидев наше новое жилье.    Но моя мама не привыкла унывать. Буквально через неделю все в доме сияло чистотой. Где что надо было приколотить, забить, все было сделано. Мама никогда не боялась никакой работы, одинаково держала как молоток, пилу, топор, так и иголку с ниткой.   А папа утром рано уходил на работу, приходил поздно вечером, уставший и голодный. Мама кормила его вкусными блюдами. Кстати, и готовила мама отменно. После еды, довольный и подобревший, отец садился в кресло в гостиной и смотрел телевизор.   Мама, убрав посуду, ложилась спать. Они с папой спали в спальне, а я спала на диванчике в гостиной. Вскоре у меня родился братишка, которого я полюбила с первого взгляда.   Я с малолетства была довольно активным ребенком, любила петь, танцевать, декламировать стихи, быть в центре внимания. Я легко сходилась с незнакомыми людьми, поэтому на новом месте долго не скучала, и быстро обзавелась новыми подружками. Село было русским, бурят там почти не было, подружки были русскими и даже одна татарка.   После уроков я прибегала домой, обедала, делала уборку, а потом бежала на улицу. Когда было тепло, играли дотемна. Вечером, наспех поужинав, я садилась за уроки. С уроками я расправлялась в два счета, потому что училась на круглые пятерки.   Часов в десять я ложилась в постель, но уснуть сразу никогда не удавалось. Во-первых, я проматывала в памяти события прошедшего дня. Во-вторых, отец всегда смотрел телевизор до глубокой ночи. И с ним начала смотреть подряд все передачи, но больше спортивные. Тогда я выучила ла наизусть фамилии и имена всех хоккеистов, футболистов, фигуристов. После того, как отец уходил спать, засыпала и я.   Первые месяц – полтора все шло нормально. Но как-то ночью я проснулась от ощущения того, что рядом кто-то стоит. Открываю глаза - темно, ничего не видно. Тогда я еще ничего не поняла, поэтому громко спросила: -Мама, папа, это вы? Но ответом мне была тишина. Тогда я почувствовала, как мурашки побежали по спине. Мне стало страшно, я укрылась с головой одеялом и вскоре заснула.    Помню, утром я хотела рассказать маме о ночном происшествии, но в то утро мы проспали, поэтому быстро позавтракали и разбежались.    Вечером я и не вспомнила о прошлой ночи, заснула и спокойно проспала до утра. А через несколько дней проснулась от шума. Кто-то на кухне чуть слышно гремел кастрюлями. И тогда мне показалось, что я даже слышу негромкое чавканье. Я подумала, что наш кот вскочил на печку и ест из кастрюли остатки ужина. Вскочив с дивана, я включила свет и побежала на кухню. Но там никого не было. Подумав, что кот испугался и убежал, я пошла, выключила свет и снова легла.    И тут мне стукнуло в голову!!! Мы же каждый вечер закидываем кота на ночь в подвал!!! И сегодня вечером я собственноручно закинула его в подвал. Выбраться оттуда сам он никак не мог. Иногда, в спешке, мы забывали выпустить его утром из временного заточения, и когда я приходила из школы, он орал благим матом, требуя выпустить его и накормить.   Вспомнив про кота и подвал, меня охватил страх. Меня всю затрясло, зуб не попадал на зуб. Я опять накрылась с головой одеялом и лежала там, не смея дышать от страха. Утром мама откинула одеяло и с удивлением спросила: -Ты что, замерзла? Дома же тепло. Увидев, что уже наступил день, я обрадовалась. Тут же бросилась на шею маме и, плача от пережитого страха, рассказала ей все. Но мама мне не поверила. Она всегда чутко спала, просыпалась от малейшего шороха. А раз она не слышала ночью никакого шума, мама решила, что все это мне просто приснилось. -Не выдумай, - потрепала она меня по голове, - выдумщица ты моя. Я не стала на нее обижаться, я постаралась поверить в то, что все это мне просто приснилось. Ребенок есть ребенок, быстро утешается и быстро все забывает.     Но вечером, ложась спать, я почувствовала страх, а вдруг опять все повторится? Я сразу же нырнула головой под одеяло, так и заснула. Прошло несколько дней, никто ночью больше мне не мешал спать и я успокоилась. Я твердо поверила в то, что это был лишь только сон. Но не тут-то было!!! Дня через три я проснулась от скрипа половиц. Кто-то ходил по дому!!! Как я уже писала выше, полы были старые и обшарпанные. К тому же они сильно скрипели. Но днем это не казалось таким заметным, а в ночной тишине прозвучало неожиданно громко. Я крикнула, не успев даже ничего подумать: -Мама! -А? Что? – прибежала ко мне мама. Папа, уставший от тяжелой работы, даже не проснулся от моего крика и плача. -М-м-мама, тут кто-то ходил, я точно слышала, - плакала я, захлебываясь слезами. – Мама, мне не приснилось, я точно слышала, полы скрипели. Мама взяла меня за руку и повела по комнате. Надо сказать, что мебели в доме особо не было, не стали перевозить всю мебель на такое расстояние. Гардероб, диван, тумбочка, стол и два кресла, вот и все нехитрое убранство гостиной. Мама провела мне небольшую экскурсию, открыла гардероб, тумбочку, кухонные шкафы и даже холодильник, показывая, что нигде никого нет. Показала на дверной крючок, чтобы я убедилась, что дом заперт изнутри, что никто не выходил из дома. Мы даже залезли под кровать и диван. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НИГДЕ НИКОГО НЕ БЫЛО!!! Но я ведь слышала, своими ушами слышала скрип половиц. Мне уже было почти восемь лет, не совсем малышка. Понимала, что явь, а что сон. А в первый раз мне просто захотелось поверить маме, что мне все приснилось, поэтому и поверила. НО СЕЙЧАС-ТО Я УЖЕ ТОЧНО ЗНАЛА, ЧТО НИЧЕГО МНЕ НЕ ПРИСНИЛОСЬ!!! Но я тогда не понимала, кто это меня пугает по ночам. Но больше я ничего никому не говорила, потому что мне все равно никто не верил. Мама рассказала папе, папа другим родственникам. Все пришли к выводу, что у меня очень бурная фантазия. Но единственное, чего я добилась, мне разрешили спать со включенным ночником. С тех пор каждую ночь я ложилась спать со светом и ночью уже меня никто не пугал, хотя с тех пор я начала бояться темноты. К счастью, папа вскоре уволился с работы и, к моей великой радости, мы переехали обратно в мою родную деревню. Мы поселились в своем маленьком домике, который достался отцу после смерти его родителей, моих дедушки и бабушки. Они ушли из жизни совсем молодыми, когда отец был еще маленьким. Папу воспитывала тетя, сестра моей бабушки. Бабушка Цымпил сразу же переехала жить к нам. Поэтому они все спали в спальне: папа, мама, бабушка и братик, а мне опять достался диван в гостиной. .. Примерно через полгода после приезда я проснулась от звука льющейся воды. Я подумала, что это братишка встал в кроватке и мочится на пол. Я встала, чтобы подтереть пол и уложить брата. Но, к моему удивлению, я увидела, что брат спит крепким сном, и ВОКРУГ ВЕЗДЕ СУХО! Я недоуменно пожала плечами и пошла досыпать.    Через несколько дней я опять проснулась от этого же звука. Опять встала, посмотрела, даже проверила трусики братика и старенькой бабушки, может быть, они помочились в постели. Но все было сухо. Бабушка недовольно спросила, что мне надо, почему я не сплю, хожу, мешаю спать. Я пошла, легла, но до утра так и не сомкнула глаз.   Вскоре я проснулась от того, что почувствовала, что рядом кто-то стоит. Совсем как, в том старом доме. Я опять накрылась одеялом с головой и всю ночь дрожала от страха.   Эти ночные кошмары стали повторяться чуть ли не каждую ночь. Я стала нервной, издерганной, часто вечерами плакала, боясь лечь спать.   И тогда мама забеспокоилась и повезла меня в дацан. Я плохо помню, что говорил лама, но ездили мы не один раз. Он шептал молитвы, окуривал благовонной травой-санзаем, прыскал аршаном. Помню, мне было очень смешно, когда лама набирал аршан в рот и прыскал мне в лицо.   И мне помогло! Я перестала слышать звуки, чувствовать, что кто-то рядом стоит, прекратились ночные кошмары.   Но вскоре я стала «лунатиком»!!! Я этого, конечно, не помнила, но мама рассказывала, что я по ночам стала бродить по дому. Не каждый день, но бродила. И даже выполняла некие действия.   Например, нас тогда заставляли собирать ягоды боярышника и сдавать. Говорили, для аптеки. Мы всем классом пошли собирать ягоды. Конечно, шумели, играли, веселились, пока собирали. А ночью, рассказывала мама, я пыталась вскарабкаться на шкаф и кричала: -Девчонки, идите сюда, тут много ягод! В это же время я увлеклась шахматами, целыми днями ходила с шахматами и приставала ко всем сыграть партию.    А еще я играла сама с собой, ночью…, чайными чашками!!! Мама смеялась утром, что я вытащила из шкафа все чайные чашки на пол и играла ими, как шахматными фигурами!!!   Таких случаев, если перечислять, было много. Мама тогда даже не отпускала меня летом в лагерь, потому что я очень любила купаться. Она боялась, что я ночью могу утонуть, отправившись к озеру.   И опять мама начала возить меня в дацан. Через несколько посещений я перестала «лунатить».   Прошло много лет, я закончила школу, получила образование, вышла замуж и родила детей. Никаких больше звуков я не слышала, никто по ночам меня не тревожил.   Мне было двадцать восемь лет, когда я стала вдовой. Переживая это страшное горе, я снова начала что-то чувствовать. Мой покойный муж приходил ко мне каждую ночь и ложился ко мне в постель. Я это чувствовала так ясно, почти, как в наяву. Я в ужасе отталкивала его, вскакивала с постели и включала свет. Я опять начала бояться темноты, боялась лечь одна в постель. Тогда я стала брать на ночь с собой детей. Сначала все было хорошо, но потом опять муж начал ложиться со мной. Я ощущала его присутствие даже днем.   Тогда я поехала в дацан. Лама сказал, что это нормальное явление, в течение сорока девяти дней душа покойного может являться тем, кого любил при жизни. Я немного успокоилась, но ложилась спать все-таки с включенным светом.   Через два года я пошла к местной шаманке, которая тогда только начала делать прием. В то время шаманизм не был так развит, она была одной из первых в нашем селе. Поэтому, немного опасаясь, я пошла к ней. И тогда она мне сказала, что я тоже буду шаманкой в тридцать восемь лет!!! Я поначалу опешила, услышав ее слова. Но потом решила, что это какой-то бред, какая из меня шаманка?   Но какая-то капля сомнения все-таки осталась, и я пошла к другому шаману, мужчине. Он в то время был довольно известен, один из первых, наверно. И он полностью подтвердил слова нашей шаманки!!! Но и это не особо на меня подействовало. Мне исполнилось тридцать восемь, тридцать девять, сорок…   Я снова вышла замуж, начала новую жизнь. Все шло просто отлично. И я совсем забыла о предсказании шаманов, не предпринимала никаких действий, чтобы принять обет.    Как-то мы с мужем поехали на его малую родину знакомиться с его родными. И прямо на границе его родного района с соседним нас остановил огромный орел. Он спустился с неба и сел прямо посреди дороги перед нашей машиной. Он действительно был огромный, размах крыльев около двух метров!!! И он сидел посреди дороги и смотрел на нас примерно минут пять. Мы сначала стояли и смотрели на него. Это было красивое зрелище. Солнце шло на закат, перед нами сидит огромный орел и смотрит на нас. И потом меня будто что-то подтолкнуло! Я быстро взяла конфеты и печенье, монеты и сделала ему подношение. И только после этого он улетел.   И там же, на родине мужа, произошел еще один необычный случай. Мы обратились к местной шаманке и поехали молиться. И во время небольшого обряда, который проходил на священной горе, я вдруг четко услышала, как за спиной кашлянул дедушка, именно дедушка, голос был мужской, старческий: -Кхе-кхе! Я оглянулась, думая, что кто-то из местных жителей пришел и стоит у меня за спиной. И тут мурашки пошли по спине. Никого не было рядом! Никого! Я посмотрела на мужа, на сестер, на шаманку, которые как ни в чем не бывало в это время молились богам.   А потом я рассказала шаманке, что слышала голос дедушки. И она объяснила, что дух горы принял меня, как невестку, поэтому только я услышала покашливание. Тогда у меня озноб прошел по коже.   И вот мне исполнился сорок один год, и тут-то начались мои беды и неприятности. За что бы я не принималась, какие бы планы не строила, все было напрасно. Ничего не клеилось, ничего не получалось. Я начала болеть, подурнела. А самое главное, ко мне вернулись ночные кошмары. Я опять начала слышать разные звуки. Ко мне по ночам начали приходить какие-то люди (именно люди!!!), ложились рядом, сопели, кряхтели, дышали в ухо. Они менялись, мужчины, женщины, даже дети. Я не раз просыпалась и понимала, что лежу в обнимку с ребенком. Я это ощущала точно!!! Хотя никакого ребенка и не было в помине, рядом спал муж. Но чаще всего я ощущала присутствие старого человека, мужчины.   И тогда я снова обратилась к шаманам. Мне сказали, что мне надо принять обет, и тогда все наладится.   Я протянула еще три года, и когда стало совсем невмоготу: ни денег, ни работы, ни здоровья, я наконец-то решилась сделать обряд.   Меня ужасала мысль, где я возьму деньги на обряд, ведь требовались немалые деньги. И у меня все получилось! Все пошло, как по маслу! Откуда-то появились деньги, силы и в назначенный день прошел обряд. Хорошо прошел, без эксцессов. И что удивительно, во время проведения обряда прошел дождь, потом выглянуло солнышко, затем подул сильный, шквальный ветер и опять выглянуло солнышко, и опять дождик!!!   А самое удивительное, жизнь после этого начала налаживаться! Не сразу, постепенно, конечно. Я устроилась на постоянную работу, со здоровьем легче стало, планы начали реализовываться, а самое главное, сбылась моя небольшая мечта – я начала писать книги.   С тех пор прошло три года, я провела еще три обряда. Все у меня хорошо, жизнь идет своим чередом, тьфу-тьфу-тьфу!!! …Не знаю, является ли мой рассказ мистическим, но все, что я написала – это чистая правда.
    19 комментария
    157 likes
Добрый день.У Аюны Валерьевны случилась беда.Дорогие друзья,думаю всем вместе нам под силу помочь🙏🏻
Приморская певица сняла клип на песню Кто-то рядом в Забайкалье
БЕЗ НАЗВАНИЯ. (Аюна Аршалоева) 2) Гарма внимательно слушал Соднома. Ему было очень интересно узнать, чем же закончилась эта история. -А через две недели наступил Новый год, - продолжил рассказ Содном. – Я заработал денег и купил ей духи «Красная Москва». Я собирался вручить ей подарок на новогоднем бал-маскараде. Но она не приняла его. Когда я, улучив момент, подошел к ней и протянул подарок, она отвела мою руку и сказала: -Подари их свой однокласснице. Видишь, как Дарима на тебя смотрит. И ушла. Я ринулся было вслед за ней, но в меня буквально вцепилась Даримка. Я знал, что она влюблена в меня, но ответить взаимностью не мог. Ведь я любил Ксению Максимовну, свою богиню!!! - Дарима,
БЕЗ НАЗВАНИЯ. (Аюна Аршалоева) 1) -Горькоооо! Горрькооо! Гарма сидел с мальчишками за столом и с интересом смотрел, как в очередной раз встают жених с невестой и целуются. При виде их поцелуя у него сжималось сердце, он чувствовал какой-то холодок внутри. Гарма так увлеченно смотрел на них, что привлек внимание пьяного соседа, дяди Доржо, который сидел за соседним столом: -Эй, малец, Гармашка, что, нравится?- заорал он во все горло так, что все гости замолкли. - Хочешь сам целоваться? Однако из молодых ты, да ранних? Он громко расхохотался и все уставились на Гарму, стали тоже смеяться, шушукаться. А шумная тетка Дарья крикнула: - А женилка – то выросла? Тут грянул такой хохот, ч
Всем хорошего дня. Мне поступает много писем с вопросами, где можно приобрести ваши книги? Или можете ли отправить книги по почте? К сожалению, книг в бумажном варианте уже нет, могу предложить только электронные варианты. Вы можете прочитать книги на моем сайте, в рубрике "О себе", в разделе "Мои книги". Вот ссылка на сайт: http://arshaloeva.ru/
Show more