Падший Ангел

Падший Ангел
Как похудеть: • Попа = 50 приседаний • Руки = 20 поднятий • Пресс = 50 раз • Ноги = 3 минуты упражнения "стенка" (сильно прижавшись спиной к стене, присесть) • Тело = 100 прыжков со скакалкой • Шикарное тело = все выше сказанное #новости
Уж не знаю со зла ли, с дуру ли, В городской заугольной глуши Между рёбер мне финку сунули. Так вот – сунули и… ушли. Ну хотя бы сказали, дьяволы, За какие мои грехи Умирал я там окровавленный, Бормоча украдкой стихи. С неба чёрного дождь накрапывал, Омерзительный, хилый дождь. Сам себе задвигал арапа я – О, надежды святая ложь! Изнутри, как из адской пропасти, Поднимался животный страх, И, когда бы не глупость гордости – Утопил бы его в слезах. Но до хруста в зубах сжав челюсти, Выб
Моему прадед, Ю. А. Г. Сейчас его, положенного в гроб, Укрытого невинно-белой тканью, При жизни мало кем целованного в лоб, Подвергнут непременному прощанью. Под женский вой, под сдержанность мужчин, Его благоухающего мылом, Одетого в коричневый кримплен, Дородный поп перекрестит кадилом. Сейчас ему, уставшему терпеть, – Когда же, наконец, отпустят с миром? – Прочтут молитву сокращённую на треть – Мол, всё одно всё завершится пиром. Взяв слово, старший зять – "интеллигент"! – В прощал
Заживут отгноившись раны, Дайте срок – отболит душа, Одиночеством в доску пьяный Выйду воздухом подышать. Выйду поздно, уже под утро, В наступившее Рождество, И у церкви, случайно будто, Носом к носу столкнусь с Христом… Пусть потом говорят чинуши, Что такого не может быть – Слышит тот, кто имеет уши, Любит тот, кто хотел любить. От того, что подобной встречи Уж ни как не мог ожидать Я замру, потеряв дар речи, И… останусь, вот так стоять. Да и Он не издав ни звука, – Что зазря языком
Приговор приведён в исполненье, Справедливый, но злой приговор – Мою’ шею без тени сомненья Пересёк беспристрастный топор. И рванулась из вскрытого горла Кровь, забрызгав костюм палача. И какой-то зевака проворный Закричал:  – До чего горяча! Горяча! Подставляйте ладони, Кружки, вёдра – кто что приволок. Кровь в цене! – даже в грязном притоне Рубль золотом стоит глоток. Напивайтесь, хватайте удачу За давно пообтрёпанный хвост. Но не плачьте, прошу вас, иначе – Быть беде! – кровь прокисн
В славном городе Тобосо, Где и небо всех синее, Населенье собралося Под балконом Дульсинеи. Может, пир там, может, пьянка – Дело, в общем-то, не в этом, Дело в том, что спозоранку Некий рыцарь пел куплеты О своей любви бездонной И о подвигах во имя Дульсинеи, примадонны – Ликом краше, чем богиня. – О, причистейшая дева! – Звал безумец из Ломанчи. – Вы мой бог, и даже – демон! Я люблю Вас! Верно, Санчо?.. Но дама сердца, выйдя на балкон, Безжалостно воскликнула:         – Подите! Вы,
Было место в моей душе И ненависти и любви. Но любовь я прогнал взашей И она подалась к другим. И другие, сходя с ума, Стали руки ей целовать… А ненависть ушла сама – На меня ей давно плевать
В. Ну скажи мне, зачем ты рыщешь По пустынной моей душе? Ничего ты там не отыщешь – Всё забрали другие уже. Если хочешь – люби задаром, Если в силах теперь любить. Страсти выпитой перегаром Можно только лишь отравить. Ничего не проси, не требуй, Не тащи меня к алтарю – Одиночество дикой вербы Не подрубливай на корню. Пусть ужасна моя свобода, Пусть убога моя судьба – Не входи в эту грязную воду, Не верши надо мной суда. Ну скажи мне, зачем ты рыщешь По пустынной моей душе? Ничего ты
На восьмые сутки года нового Ель снесли ненужную на двор – И не стало запаха елового, И смели опавших игл сор. Стол покрыли вылинявшей скатертью, – Вот и всё, и празднику конец – Вместе с мамой, на работу, затемно, Недопив свой чай, ушёл отец. Время потекло скорее скорого На людей обиду затая… На восьмые сутки года нового Всё вернулось на круги своя.
Show more