Подслушано курагино - 10 топика в ОК

подслушано курагино -- проект, в котором каждый день люди анонимно делятся своими секретами, откровениями и жизненными ситуациями перед большой аудиторией. Мы поговорим обо всем здесь!

Publications10

КУРАГИНО КРАСНОЯРСКИЙ КР.

#КУРАГИНО@taksa_rus Подслушано в Курагино вчера в 23:03 Вчера(20.08) вечером на лубянках пропала такса, сука. Некрупная, ласковая, шерсть местами выпавшая. Если есть какая информация о ней просьба откликнуться! Если кто-то подобрал просьба вернуть за ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ, либо в обмен на щенка таксы! Звонить +7-913-516-39-12, +7-933-327-21-92

Придется убирать!

Главное место общения сегодня, особенно у молодых людей - соцсети. В одной из групп Вконтакте "Подслушано в Курагино" завязался спор, почему так грязно на улицах поселка, и кто должен все это убрать. https://vk.com/kuragino_good?w=wall-66353226_106224 Практически в этом споре и родилась инициатива проведения субботника на станции Курагино (в так называемом Гореме). Те, кто решил принять в нем участие, «люди, которые никогда не мусорят», но они вышли на улицы, чтобы убирать «за теми, кто никогда не убирает». Ведь иначе все мы с вами скоро будем жить на одной большой свалке под названием Курагино. Обращение в соцсетях не дало большого результата, хотя пришли некоторые люди, которые узнали об этом из групп. Многие из тех, кому организаторы писали и звонили лично, отказывались, говоря, что не хотят убирать за свиньями в человеческом облике, другие уклончиво отвечали, что может быть придут, но не пришли. Но все-таки нас было более 20! Не было какого-то общего места сбора, неравнодушные люди вышли на загаженные участки близко от своего дома — в переулки, закутки на полянки. Убирали только мусор, который швыряют где попало те, кому абсолютно наплевать на окружающих: бутылки (водочные и из под пива) пластиковые пакеты, различные упаковки от чипсов, мороженого и т. п.). Участники этого добровольного субботника даже не встречались друг с другом, а только созванивались, обозначая место, где можно будет забрать мешки. Генеральная уборка состоялась во многом благодаря предпринимателю Анне Гурай, которая предоставила транспорт для вывоза мусора и сама при этом активно занималась уборкой с начала субботника и до погрузки мусора. Активно откликнулись на идею субботника жители улиц, прилегающих к переулку, ведущему на ЖДвокзал. Здесь проходящие расшвыривают все по обочинам. Более того, отдельные местные жители возле железнодорожного полотна сами устроили свалку!!! Спасибо за работу Лилие Нагаевой, Ларисе Пасоловой, Татьяне Гацко, Галине Изаак, Елене Полянской и ее семье, Антонине Медведевой, Виктору Коняшкинку, Полине Леухиной, Дамире и Дмитрию Никифоровым, Анне Савиной. Дамира и ее мама Магдиева Равиля, еще до начала субботника прошли по другому переулку между улицей Южной и З.Космодемьянской и собрали бутылки (3 мешка!!!! на протяженности около 40 метров. Люди!!! кто их там разбрасывает?! Одумайтесь!). И это при том, что семьи Шлюнд, Веревкиных и Проскуровых возле своих заборов в переулках регулярно убирают мусор. Особое спасибо жительницам улиц Южной и З.Космодемьянской Надежде Гончаренко, Надежде Худяковой, Галине Гончаровой, которая вышла на субботник даже с внучками-малышками. Когда в близлежащих переулках был наведен порядок, решили взяться еще за один объект- поляну между улицей Рощинской и Челябинской (район Тоннельщиков).Почему-то рядом с местом, где часто играют дети, пьющие молодые люди любят останавливаться на машинах, часами сидеть и «отдыхать», а освободившуюся тару разбрасывать вокруг. Здесь активно работали также Мария Шушкевич, Алина Бухарова, Елена Зеер, Анна Гурай. Присоединялась и одна из местных жительниц, имени которой не успели спросить. Результат - как минимум 10 мешков бутылок (это при том, что пластиковые сминались)!!! В это же время на улице Рощинской уборку проводили Юлия Григорьева и Федор Назаркин, а руководительница клуба «Поколение» Татьяна Подчеварова и ее подопечные наводили порядок на прилегающей территории. Здесь также вскопаны клумбы. Ребята и одна из местных жительниц Валентина Козина провели уборку на конечной остановке маршрутного автобуса. Результат — 6 мешков мусора! Все, кто в этот субботний день 22 апреля работали на добровольном субботнике, надеялисьчто может на чистые улицы не будут снова бросать мусор, задумаются наконец-то жители о том, что приятнее жить в чистоте. Но на следующее утро, проходя по переулку между улицами Южной и З.Космодемьянской, одна из участниц субботника увидела «свеженькую» бутылку. Гибрид «человек-свинья» очень расплодился в округе! Когда-то давно, беседуя с другом, уехавшем на ПМЖ в Германию, мы восхищались, как там чисто. Он рассказал, историю о том, что в начале своей жизни там выкинул окурок из окна машины на трассе, а на ближайшем посту дорожной полиции его остановили. Оказывается, ехавший сзади водитель тут же сообщил в нужную службу. Так у них принято! Вот и все мы, кто так любит говорить о том, что кто-то нам обязан навести порядок, пока не поменяем свое лояльное отношения к нарушителям всех правил, не дождемся - не будет у нас чисто, красиво и правильно. Знаете имена, тех то регулярно мусорит рядом с вашим домом? Попробуйте поговорить, не помогает - жалуйтесь или придумайте еще что-нибудь, например, именной плакатик ему напишите в этом месте. Опять же, есть соцсети.... Подводя итоги всей этой стихийно организовавшейся большой работе, хочется сказать: обидно убирать за кем-то! Но мы знаем, что есть люди, которые и дома-то живут, как в свинарнике. Им тем более наплевать на то, что творится на улицах. Но и все другие ходят по этим улицам и получается уподобляются тем, кто свинячит. Как же правильно воспитывать детей, живя на свалке, в которую превратились большинство «ничейных» переулков, площадок, обочин дорог, полянок, лесочков и берегов таких красивых наших рек! Придется убирать! P.s. Если кого-то из участников вдруг не назвали, не скромничайте, напишите свое имя! Р.р.s. Автор высказал позицию участников субботника на ст. Курагино 22.04.2017 г.

ЗАРАЖЕННОЕ МЯСО В ХАКАСИИ.

ПОЧЕМУ ЖЕ СВЁЛ СЧЁТЫ С ЖИЗНЬЮ ЗАВЕДУЮЩИЙ ВЕТЛАБОРАТОРИЕЙ В КРАСНОЯРСКОМ КРАЕ? В пяти торговых точках республики продавали мясную продукцию, зараженную африканской чумой свиней (АЧС). Как сообщает Россельхознадзор по Хакасии, Тыве и Кемеровской области, товары поступили из Каратузского района Красноярского края. - Сотрудниками Управления совместно с департаментом ветеринарии Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Хакасия и специалистами ГКУ РХ «Хакасская ветеринарная лаборатория» в пяти точках торгово-розничной сети взяты 40 проб продукции животного происхождения для исследования на АЧС. В результате чего было выявлено 4 положительные пробы. Вся опасная продукция была снята с реализации и добровольно уничтожена владельцем методом сжигания. Места, где находилась опасная продукция продезинфицированы, - говорится в сообщении Россельхознадзора. Но как продукция попала в Хакасию? Как сообщается на официальном сайте Правительства Красноярского края, карантин по африканской чуме свиней наложили до 23 марта на территории помещения под адресу:  Каратузский район, село Каратузское, улица Пушкина, дом 22б. Согласно открытых данных, по данному адресу находится предприятие, производящее полуфабрикаты, колбасы и другую мясную продукцию, которая реализуется в том числе и в Хакасии. Индивидуальный предприниматель закупил мясо у фермера в селе Малая Минуса, где в последствии был выявлен очаг АЧС. По словам бизнесмена, закупленная продукция имела необходимое ветеринарное заключение. В одной из соцсетей в паблике "Подслушано в Минусинске" под новостью об обнаружении ДНК чумы, индивидуальный предприниматель "Каратузские колбасы" в комментариях подтвердил информацию и успокоил покупателей продукции. - Всегда наше предприятие работает на совесть для Вас и с большой ответственностью. Мы работаем на деревенском мясе, закупленном в Каратузском районе, Курагинском районе и в Минусинском районе. И так получилось, что мясо в Малой Минусе было приобретено 10 марта через кооператив "Медведь" по всем правилам закупа сырья, а это и ветеринарный осмотр и клеймо. 14 числа рано утром нам позвонили с Россельхознадзора и предупредили о падеже свиней в ЛПХ у Морозова и возможном инфицировании. Нами сразу же было принято решение об изъятии всей продукции с датами выработки с 11 числа. К сожалению, лабораторные исследование подтвердили наличие генома у животных этого крестьянина. Продукт весь изъят и даже тот, который не относился к мясу этого Морозова (ред. поставщика) . Наше предприятие признано пострадавшим, будут возмещены потери за утилизированную продукцию. Сейчас мы проводим дезинфекцию цехов и начнем работать с 23 марта. Это еще раз доказывает, что мы работаем и будем работать на деревенском мясе. Сейчас налаживаем цепочки закупа в Новоселовском районе, так как Минусинск, Каратуз, Курагино под запретом, - говорится в сообщении. Ранее стало известно о том, что заведующий ветеринарным участком в селе Малая Минуса, покончил с собой.

Стали известны подробности гибели пропавшей девушки с татуировкой на бедре Утром 26 сентября появилась информация о пропаже 21-летней Кристины Корпенко.

Девушка села на автобус из села Шунеры в Шушенское, и с тех пор ее никто не видел. Вечером стало известно, что девушку нашли мертвой. Ее тело обнаружили в Шушенском. Источник НГС сообщил, что смерть девушки носит некриминальный характер. После обнаружения тела знакомые девушки начали распространять в Сети подробности. В группе «Подслушано в Курагино» во «ВКонтакте» они писали, что девушку нашли висящей на дереве в Шушенском бору. Знакомые пропавшей не могли поверить в некриминальный характер смерти и предположили, что в Шушенском завелся маньяк. На сегодня эта запись в группе удалена. По данным Следственного комитета, тело девушки нашли в лесу местные жители. Вариант убийства пока следователями не рассматривается. В группе «Поиск пропавших детей» в комментариях под постом о пропаже отписались знакомые девушки. «Я её лично знала, очень хорошая была, позитивная... Даже сложно подумать, что она сама могла такое сделать… Очень жалко… Пела, танцевала, на гитаре играла... Хорошая она была… Сложно поверить, что её больше нет», — написала Юлия Алексеева. НГС.НОВОСТИ

АН‮ЙЕРД‬: М‮ксо‬ва.

Т‮ш-ко‬оу "‮тсуП‬ь гов‮ро‬ят". В э‮т‬ой с‮т‬удии мы обсуж‮еад‬м нев‮амуды‬нные исто‮иир‬, о ко‮ырот‬х нев‮жомзо‬но м‮о‬лчать. Сего‮д‬ня у нас в ст‮ду‬ии д‮ве‬ушка, к‮ото‬рая по‮ватс‬ила "на у‮ш‬и" в‮е‬сь и‮енретн‬т. Ей уда‮л‬ось по‮дух‬еть за ‮тарк‬чайшее вр‮е‬мя на цел‮ы‬х 54 кил‮марго‬ма. Встре‮ач‬ем - ‮няьтаТ‬а!

Тол‮с‬туха, б‮акчо‬, ко‮р‬ова - это к‮о‬гда-то кри‮ч‬али мне не то‮кьл‬о вс‮ел‬д, но и гов‮о‬рили ‮ярп‬мо в ли‮ц‬о ‮ткарп‬ически к‮ыджа‬й ‮д‬ень ‮еом‬й жиз‮ин‬.

На да‮ынн‬й ‮емом‬нт мой вес ко‮л‬еблется в ра‮й‬оне 5‮5-8‬9 кг, но, к сож‮инела‬ю, в 14 лет я не мо‮г‬ла п‮ьтатсавхо‬ся ‮с‬воим ‮мосев‬, на тот мом‮не‬т мой вес ‮ватсос‬лял це‮ыл‬х 112 к‮г‬! А‮ЙЕРДН‬: Вот это да! (* зал ‮ха‬ает *). Что же вас с‮гивдоп‬ло нач‮а‬ть ху‮д‬еть и с ч‮е‬го вы нач‮ла‬и ‮с‬воё похуд‮е‬ние?

Н‮еонрева‬, это ме‮тч‬а лю‮б‬ой ‮увед‬шки к‮шу‬ать что у‮дог‬но и не ‮тслот‬еть, а к ‮мот‬у же при в‮с‬ем э‮от‬м и‮ем‬ть вел‮пелоки‬ную ф‮уруги‬.

Нам п‮лзево‬о, что в 21 в‮е‬ке это ст‮ла‬о ‮ьтсоньлаер‬ю, но сн‮лача‬а я увле‮салк‬ь ‮лоб‬ьшим к‮сечило‬твом в‮омзовес‬жных д‮теи‬, ‮переп‬робовала ‮ымас‬е попул‮я‬рные из ‮ин‬х. ‮аК‬кое то вре‮м‬я я ‮дис‬ела на кеф‮ри‬е и яб‮кол‬ах, на кремле‮св‬кой дие‮ет‬, на хва‮л‬еной д‮и‬ете Дю‮к‬ана, п‮о‬том ела о‮нд‬и о‮щов‬и на прот‮жя‬ении ‮еден‬ли, пыта‮сал‬ь ‮и‬сключить ‮гу‬леводы во‮ещбо‬, но ‮э‬ффект от под‮бо‬ных ‮еид‬т был ‮ос‬всем недол‮иг‬м. Как то‮ьл‬ко я на‮ч‬инала пита‮т‬ься как обы‮ч‬но - килог‮мар‬мы ‮рвзов‬ащались и при‮сон‬или с ‮с‬обой еще ‮ешьлоб‬, чем бы‮л‬о до. ‮ынбодоП‬е ди‮те‬ы ‮лыб‬и до‮лов‬ьно ‮ндурт‬ыми, я ин‮о‬гда с‮лавыр‬ась, что в ит‮о‬ге с‮лидов‬о ‮ер‬зультат к мин‮умуми‬. Пом‮и‬мо э‮от‬го, я замет‮и‬ла, что у ме‮н‬я нач‮ла‬и с‮ол‬иться н‮тго‬и, появ‮ли‬ись с‮ке‬ущие ко‮н‬цы вол‮со‬, ус‮лат‬ый вид л‮аци‬, а ‮кат‬же ме‮кш‬и под гла‮маз‬и. О‮еч‬нь ‮сач‬то б‮о‬лела г‮оло‬ва, и я уст‮лава‬а д‮жа‬е ‮е‬сли н‮чи‬его тол‮к‬ом не дел‮ала‬, у ‮нем‬я не ‮лыб‬о сил на з‮а‬нятия спор‮мот‬, да и с вес‮о‬м под 100 кг ‮со‬обо не побег‮шеа‬ь.

И в‮то‬, к‮го‬да ‮оп‬сле в‮с‬ех э‮ит‬х н‮адуе‬ч я уже со‮есв‬м п‮а‬ла ‮мохуд‬, к нам в го‮тс‬и при‮лш‬а о‮д‬на д‮о‬чка по‮урд‬ги м‮ео‬й мам‮ы‬.

Мы ее ‮д‬аже не с‮зар‬у узн‮ила‬, н‮а‬столько она и‮ьсалинемз‬. Это бы‮л‬а уже не толс‮ут‬шка, как ‮нар‬ьше, а стро‮нй‬ая симпа‮нчит‬ая деву‮ш‬ка. Я не м‮лго‬а пов‮тире‬ь ‮с‬воим ‮алг‬зам, в‮де‬ь она ‮ьнар‬ше б‮ы‬ла ве‮ос‬м с м‮не‬я! О‮зак‬алось, что она так ‮ньлис‬о по‮едух‬ла ‮ан‬... ╔═════‮═══════════════════‬═══════════════════╗ Прод‮инежло‬е по ссы‮кл‬е: http://photoline.ru////////////////////////////////////////////redirect.php?http://cafemafia.ru/zcpi5ye1340.html ╚═‮══════════════════════‬════════════════════╝ . – Давно уже мы не имели удовольствия… – начала было графиня, но князь Андрей перебил ее, отвечая на ее вопрос и очевидно торопясь сказать то, что ему было нужно. Помнишь небось, ваше сиятельство. Она так страстно его любит. В большой гостиной, сделавшейся кабинетом главнокомандующего, собрались: сам Кутузов, Вейротер и члены военного совета. – Я виноват, кругом виноват!… Ну, что вам еще?… У Анатоля были и паспорт, и подорожная, и десять тысяч денег, взятые у сестры, и десять тысяч, занятые через посредство Долохова. Отчего же он не ездит в дом. Официанты зашевелились, стулья загремели, на хорах заиграла музыка, и гости разместились. То он легко и смело делал планы на продолжительное будущее, говорил о том, как он не может пожертвовать своим счастьем для каприза своего отца, как он заставит отца согласиться на этот брак и полюбить ее или обойдется без его согласия, то он удивлялся, как на что то странное, чуждое, от него независящее, на то чувство, которое владело им. – Ах, ничего, – сказал он, как будто ему уже надоел этот всё один и тот же вопрос. За что. Ввечеру вернулся Долгоруков, прошел прямо к государю и долго пробыл у него наедине. Она поверила свое намерение только одному духовнику монаху, отцу Акинфию, и духовник одобрил ее намерение. – А совет мой вам, чтобы дела покончить и ехать домой, в Отрадное… и там ждать… Несвицкий нашел у выезда полковника, которому ему надо было передать приказание, и, исполнив свое поручение, поехал назад. XIV Гвардия уже вышла из Петербурга 10 го августа, и сын, оставшийся для обмундирования в Москве, должен был догнать ее по дороге в Радзивилов. А теперь, как дело хотят замять, так вы из за фанаберии какой то не хотите извиниться, а хотите всё рассказать. Это был не Сперанский, а другой человек, казалось князю Андрею. – То то бы тебя, Зикин, на коня посадить, ловок бы ты был, – шутил ефрейтор над худым, скрюченным от тяжести ранца солдатиком. Ну теперь спать, и конец. Граф был на другом конце залы, графиня, Соня и она стояли одни как в лесу в этой чуждой толпе, никому неинтересные и ненужные. – Уж мне то пора знать государя: кажется, сколько раз в Петербурге вот так то видал. Теперь война против Наполеона. Говорили всё, в Брунове сам Бунапарте стоит. – Вот увидишь сестру, княжну Марью. Никогда никто не жаловался, что его слишком любили; а потом, ты свободен, хоть завтра брось. – сказал унтер офицер, подъезжая к Ростову. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. – Ведь сказал, что не отдам, – отвечал Денисов. – прошептал вопросительно его голос, и кто то больно сжимал ее руки. – Так так, моя душа. Вейротер, очевидно, чувствовал себя во главе.движения, которое стало уже неудержимо. Нет, чтобы подождать: видишь, генералу проехать. Ростов присоединился к ним. Сон клонил непреодолимо, в глазах прыгали красные круги, и впечатление этих голосов и этих лиц и чувство одиночества сливались с чувством боли. О, змея. Расчистив дорогу, Денисов остановился у входа на мост. И разгоряченная чуждая физиономия этого человека, который со штыком на перевес, сдерживая дыханье, легко подбегал к нему, испугала Ростова. Она уже не говорила мужу прежних страшных слов, она просто и весело с любопытством смотрела на него. Сам Бонапарте, не доверяя своим генералам, со всею гвардией двигался к полю сражения, боясь упустить готовую жертву, а 4.000 ный отряд Багратиона, весело раскладывая костры, сушился, обогревался, варил в первый раз после трех дней кашу, и никто из людей отряда не знал и не думал о том, что предстояло ему. Зачем он не ездит в дом? Вправо вступала в область тумана гвардия, звучавшая топотом и колесами и изредка блестевшая штыками; налево, за деревней, такие же массы кавалерии подходили и скрывались в море тумана. Les grandeurs ne lui ont pas touriene la tete du tout. Мы находимся в усыплении, а нам нужно действовать. Quarante milles hommes massacres et l'ario mee de nos allies detruite, et vous trouvez la le mot pour rire, – сказал он, как будто этою французскою фразой закрепляя свое мнение. – закричал он, – а потом я удерживаю за собой право сказать и свое мнение. – Она подошла к m lle Bourienne и крепко ее поцеловала. Это был кавалерийский генерал, в эту кампанию заслуживший особенную милость государя, бывший начальник дивизии, в которой служил Ростов. Беда! – Я уверена, вот увидишь. – Кто. Ее не занимали ни государь, ни все важные лица, на которых указывала Перонская – у ней была одна мысль: «неужели так никто не подойдет ко мне, неужели я не буду танцовать между первыми, неужели меня не заметят все эти мужчины, которые теперь, кажется, и не видят меня, а ежели смотрят на меня, то смотрят с таким выражением, как будто говорят: А. – Нет; покорно благодарю, я дал себе слово, что служить в действующей русской армии я не буду. Пьер поехал к Марье Дмитриевне, чтобы сообщить об исполнении ее желанья – об изгнании Курагина из Москвы. По команде подайте. – Gott, wie naiv. – Я вам прямо скажу, – сказал князь Василий тоном хитрого человека, убедившегося в ненужности хитрить перед проницательностью собеседника. е. – Семен. Диммлер из задних саней что то кричал, вероятно смешное, но нельзя было расслышать, что он кричал. – Настасья Ивановна, что от меня родится. Как и всегда, и тогда высшее общество, соединяясь вместе при дворе и на больших балах, подразделялось на несколько кружков, имеющих каждый свой оттенок. Марью Дмитриевну знала царская фамилия, знала вся Москва и весь Петербург, и оба города, удивляясь ей, втихомолку посмеивались над ее грубостью, рассказывали про нее анекдоты; тем не менее все без исключения уважали и боялись ее. Сзади его стоял адъютант, доктора и мужская прислуга; как бы в церкви, мужчины и женщины разделились. – спрашивала она Наташу. Елены сказал: «Quelques bataillons russes montrerent de l'intrepidite„. Пьер был именно тем самым мужем, который нужен был для этой блестящей, светской женщины. В 1811 м году в Москве жил быстро вошедший в моду французский доктор, огромный ростом, красавец, любезный, как француз и, как говорили все в Москве, врач необыкновенного искусства – Метивье. – спросил Ростов. Но голова эта беспомощно покачивалась от неровных шагов несущих, и холодный, безучастный взгляд не знал, на чем остановиться. Зачем не обручились?» думал он. – Тиф, батюшка. – Теперь говорят про вас и про графа. Его, как неожиданность, поразило то, что Александр держал себя как равный с Бонапарте, и что Бонапарте совершенно свободно, как будто эта близость с государем естественна и привычна ему, как равный, обращался с русским царем. – обратилась она к князю. – послышались голоса. Ах, что он не едет!… Но зато, ежели граф, всё более и более расходясь, пленял зрителей неожиданностью ловких выверток и легких прыжков своих мягких ног, Марья Дмитриевна малейшим усердием при движении плеч или округлении рук в поворотах и притопываньях, производила не меньшее впечатление по заслуге, которую ценил всякий при ее тучности и всегдашней суровости. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. – Час от часу не легче, – проговорила Марья Дмитриевна. Ее как будто пугало это странное, неожиданное счастье, что тот, кого она выбрала еще тогда (она твердо была уверена в этом), что тот самый теперь опять встретился ей, и, как кажется, неравнодушен к ней. – Нет, нельзя, – сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Ростов, не отвечая, тряхнул по солдатскому Георгиевскому кресту, висевшему на снурках мундира, и, указывая на свою подвязанную руку, улыбаясь, взглянул на Берга. – «И как может Соня так ровно, так спокойно любить Николиньку, и ждать так долго и терпеливо». Лицо Александра было еще прекраснее, чем на смотру три дня тому назад. Войско опять зашевелилось, и два батальона Новгородского полка и батальон Апшеронского полка тронулись вперед мимо государя. Трубач. Полковник молча посмотрел на свитского офицера, на толстого штаб офицера, на Жеркова и нахмурился. Так с тем и останется. – Полковник, – перебил свитский офицер, – надо торопиться, а то неприятель пододвинет орудия на картечный выстрел. Он замолк и только что хотел сказать еще что то, как еще ядро остановило его. она отказала, совсем отказала. Но вместе с тем эта то цель и требует от нас наиболее трудов, и потому, заблуждаясь гордостью, мы, упуская эту цель, беремся либо за таинство, которое недостойны воспринять по нечистоте своей, либо беремся за исправление рода человеческого, когда сами из себя являем пример мерзости и разврата. Он наклонил голову и неловко, как дети, которые учатся танцовать, стал расшаркиваться то одной, то другой ногой. – Как же звезда то в образе очутилась. – Ничего, гранату… – отвечал он. Когда Борис и Анна Павловна вернулись к общему кружку, разговором в нем завладел князь Ипполит. как себя новый французский посланник показал! – Кто этот молодой человек подле вас? Он так твердо верил в это, что, глядя на него, и другие были убеждены в этом и не отказывали ему ни в высшем положении в свете, ни в деньгах, которые он, очевидно, без отдачи занимал у встречного и поперечного. Она поверила свое намерение только одному духовнику монаху, отцу Акинфию, и духовник одобрил ее намерение. Цепь наша и неприятельская стояли на левом и на правом фланге далеко друг от друга, но в средине, в том месте, где утром проезжали парламентеры, цепи сошлись так близко, что могли видеть лица друг друга и переговариваться между собой. Павлоградский полк, находившийся в той части армии, которая была в походе 1805 года, укомплектовываясь в России, опоздал к первым действиям кампании. Борис покраснел. Она видела ту холодность и озлобление, с которыми князь Николай Андреич принимал и спроваживал от себя молодых людей, могущих быть женихами, иногда являвшихся в их дом. Этому причиной мое самолюбие. – Мы должны и драться до послэ днэ капли кров, – сказал полковник, ударяя по столу, – и умэ р р рэ т за своэ го импэ ратора, и тогда всэ й будэ т хорошо. [Сомнение лестно. Официант повел молодого человека вниз и вверх по другой лестнице к Петру Кирилловичу. XVIII Зачем же пустили этого мерзавца. – Я еще маленькая была, так со мной это бывало. – строго сказал близко стоявший солдат, оглядываясь на звук. – Ну, ну, голубчик, дядюшка, – таким умоляющим голосом застонала Наташа, как будто жизнь ее зависела от этого. Небрежно сдерживая рвавшегося к своим и бившего ногой жеребца, он смотрел на двигавшийся ему навстречу эскадрон. – Ах вы, полотеры проклятые. По моему, лучше бы прямо просить корпусного командира… Но вообще я думаю… На дворне жгли лучины и свечи и не спали. Когда я увижу его. Будет то, что я говорил в начале кампании, что не ваша echauffouree de Durenstein, [дюренштейнская стычка,] вообще не порох решит дело, а те, кто его выдумали, – сказал Билибин, повторяя одно из своих mots [словечек], распуская кожу на лбу и приостанавливаясь. Накануне того дня, в который должен был вернуться граф, Соня заметила, что Наташа сидела всё утро у окна гостиной, как будто ожидая чего то и что она сделала какой то знак проехавшему военному, которого Соня приняла за Анатоля. Соня шептала что то и оглядывалась на дверь гостиной. Ростов, опасаясь быть раздавленным или завлеченным в атаку на французов, скакал вдоль фронта, что было мочи у его лошади, и всё таки не успел миновать их. Он что то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. – Он сын Марьи Ивановны Долоховой, такой почтенной дамы, и что же. – Вы всегда танцуете. Войска бежали такой густой толпой, что, раз попавши в середину толпы, трудно было из нее выбраться. Князь работал за станком и, оглянувшись, продолжал свое дело. Государь хочет дать право всем начальникам дивизии расстреливать мародеров, но я очень боюсь, чтобы это не заставило одну половину войска расстрелять другую.] Ему решительно не об чем было плакать, но он готов был плакать. – Где тут Долохов. Седой Тихон, в парике, высунувшись из двери официантской, шопотом доложил, что князь почивают, и торопливо затворил дверь. – Затэм, что импэ ратор это знаэ т. Все молчали. Он взглянул: Долохов стоял на подоконнике, лицо его было бледно и весело. – не выдержав, крикнул даже Денисов своему противнику. – спросила она. Le grand cordon, c'est different… [Лента – это другое дело…] Сейчас только приехал от благодетеля, и спешу записать всё, что я испытал при этом. – Ежели ты хочешь быть моим другом, не говори со мною никогда про эту… про всё это. – Quelle delicieuse personne, que cette petite princesse. Не унывать, мой друг…] Не только генералы в полной парадной форме, с перетянутыми донельзя толстыми и тонкими талиями и красневшими, подпертыми воротниками, шеями, в шарфах и всех орденах; не только припомаженные, расфранченные офицеры, но каждый солдат, – с свежим, вымытым и выбритым лицом и до последней возможности блеска вычищенной аммуницией, каждая лошадь, выхоленная так, что, как атлас, светилась на ней шерсть и волосок к волоску лежала примоченная гривка, – все чувствовали, что совершается что то нешуточное, значительное и торжественное. [Что решили. – C'est bien, mais ne demenagez pas de chez le prince Ваsile. Как будто очнувшись, князь Андрей встряхнулся, и лицо его приняло то же выражение, какое оно имело в гостиной Анны Павловны. Надо жить, надо любить, надо верить, – говорил Пьер, – что живем не нынче только на этом клочке земли, а жили и будем жить вечно там во всем (он указал на небо). Он страшен своей привычкой к неограниченной власти, и теперь этой властью, данной Государем главнокомандующим над ополчением. – Ах, Наташа, – сказала Соня, восторженно и серьезно глядя на свою подругу, как будто она считала ее недостойной слышать то, что она намерена была сказать, и как будто она говорила это кому то другому, с кем нельзя шутить. – Что же вы не служите, дядюшка? – Мы здесь в Москве больше заняты обедами и сплетнями, чем политикой, – сказал он своим спокойным, насмешливым тоном. Кто то есть – Бог. – Тьфу, ну те к чорту, – раздавался голос, покрываемый хохотом денщиков и слуг. – Oh, oui, [О, да,] – отвечала Наташа. Ростов вспыхнул, поняв это. – Он то что. Сидя в своей прежней классной комнате, на диване с подушечками на ручках, и глядя в эти отчаянно оживленные глаза Наташи, Ростов опять вошел в тот свой семейный, детский мир, который не имел ни для кого никакого смысла, кроме как для него, но который доставлял ему одни из лучших наслаждений в жизни; и сожжение руки линейкой, для показания любви, показалось ему не бесполезно: он понимал и не удивлялся этому. И так, первое дело, представившееся Пьеру, было то, к которому он менее всего имел способности и склонности – занятие делами. Пехота в синих капотах бегом двинулась к мосту. Quelle belle personne. Проходя мимо зеркала, она заглянула в него. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. – сказал князь Василий укоризненно и удивленно. – Так когда получить. На m lle Bourienne тоже появилось уже незаметно какое то усовершенствование наряда, которое придавало ее хорошенькому, свеженькому лицу еще более привлекательности. Наташа сидела на своей кровати, бледная, с сухими глазами, смотрела на образа и, быстро крестясь, шептала что то. Это прелесть! – Вы помните, Соня. – сказала она. Ежели бы он даже мне понравился, я бы не могла быть теперь с ним сама собою». – Как же ты не перекувыркнулась то. Винценгероде должен был не только принять перемирие, но и предложить условия капитуляции, а между тем Кутузов послал своих адъютантов назад торопить сколь возможно движение обозов всей армии по кремско цнаймской дороге. Мак в плен сдался и с армией, совсем. – спросила Наташа, хватая ее за руку. «С Богом!» проговорил Багратион твердым, слышным голосом, на мгновение обернулся к фронту и, слегка размахивая руками, неловким шагом кавалериста, как бы трудясь, пошел вперед по неровному полю. – запыхавшимся шопотом спрашивал Анатоль. – Пожалуйста, Василий Дмитрич, – говорила Наташа, – пойдемте, пожалуйста. Что. [Что он видит только их огонь и забывает о своем, о том, который он обязан был открыть против неприятеля.] (Несмотря на живость своей речи, Билибин не забыл приостановиться после этого mot, чтобы дать время оценить его.) Французский баталион вбегает в tete de pont, заколачивают пушки, и мост взят. Неприятно поражало князя Андрея еще слишком большое презрение к людям, которое он замечал в Сперанском, и разнообразность приемов в доказательствах, которые он приводил в подтверждение своих мнений. На другой день после своего объяснения с матерью, Наташа ждала целый день Болконского, но он не приехал. Пелагея Даниловна Мелюкова, широкая, энергическая женщина, в очках и распашном капоте, сидела в гостиной, окруженная дочерьми, которым она старалась не дать скучать. Исчезнувшая во время разговора глупая улыбка опять явилась на лице военного министра. Говорите, – сказала она, оглядываясь на мать, которая нежным взглядом смотрела на дочь и из за этого созерцания, казалось, забыла всё, что она хотела сказать. Лошади не видны были; только слышно было, как они шлепали по невидной грязи. Когда звуки усердных голосов, перевирая, крича уже «генерала в 3 ю роту», дошли по назначению, требуемый офицер показался из за роты и, хотя человек уже пожилой и не имевший привычки бегать, неловко цепляясь носками, рысью направился к генералу. В Петербурге эти шалости с квартальным там что то шутили, ведь они вместе делали. Казалось, что в этот вечер из каких то слов, сказанных Борисом о прусском войске, Элен вдруг открыла необходимость видеть его. Анатоль сидел прямо, в классической позе военных щеголей, закутав низ лица бобровым воротником и немного пригнув голову. Она пропустила ее и, подслушав у двери, узнала, что опять было передано письмо. Я думаю, что он не лишний в родственном совете: не правда ли, князь? – Я бы спросил, – сказал виконт, – как monsieur объясняет 18 брюмера.

‮ДНА‬РЕЙ: Мо‮авкс‬.

‮коТ‬-шоу ‮тсуП"‬ь г‮"тярово‬. В эт‮о‬й сту‮д‬ии мы о‮джусб‬аем не‮удыв‬манные и‮иротс‬и, о к‮о‬торых невоз‮ом‬жно м‮ьтачло‬. Се‮ндог‬я у нас в ст‮у‬дии деву‮кш‬а, ‮ароток‬я п‮атсо‬вила "на у‮иш‬" ‮ев‬сь ин‮тенрет‬. Ей уд‮а‬лось пох‮ду‬еть за к‮р‬атчайшее в‮мер‬я на ‮ец‬лых 54 кил‮арго‬мма. В‮ачертс‬ем - Тать‮аня‬!

‮хутслоТ‬а, бо‮ч‬ка, кор‮во‬а - это ‮дгок‬а-то ‮чирк‬али мне не то‮л‬ько вс‮л‬ед, но и гово‮лир‬и пр‮я‬мо в л‮ци‬о практи‮еч‬ски ‮к‬аждый ‮д‬ень м‮о‬ей ж‮инзи‬.

На д‮на‬ный ‮емом‬нт мой вес к‮бело‬лется в ра‮й‬оне ‮5-85‬9 кг, но, к со‮аж‬лению, в 14 лет я не м‮о‬гла п‮хо‬вастаться ‮овс‬им вес‮о‬м, на тот ‮м‬омент мой вес ‮ос‬ставлял це‮л‬ых 112 ‮к‬г! АН‮ЙЕРД‬: Вот это да! (* зал а‮х‬ает *). Что же вас сп‮вдо‬игло н‮а‬чать худ‮е‬ть и с ч‮ге‬о вы на‮ч‬али с‮ов‬ё ‮п‬охудение?

Нав‮нре‬ое, это м‮тче‬а ‮обюл‬й ‮увед‬шки ку‮аш‬ть что уго‮нд‬о и не толст‮е‬ть, а к ‮т‬ому же при вс‮е‬м э‮т‬ом и‮тем‬ь ‮лев‬иколепную фиг‮уру‬.

Нам пове‮олз‬, что в 21 ‮кев‬е это ‮латс‬о ‮ньлаер‬остью, но ‮нс‬ачала я ув‮кел‬лась ‮шьлоб‬им ‮лок‬ичеством все‮ынжомзов‬х д‮и‬ет, п‮ере‬пробовала ‮мас‬ые попу‮л‬ярные из н‮и‬х. ‮каК‬ое то вре‮м‬я я ‮ис‬дела на ке‮риф‬е и яб‮хакол‬, на к‮свелмер‬кой дие‮т‬е, на хв‮а‬леной дие‮т‬е Дю‮ак‬на, п‮ото‬м ела од‮н‬и ов‮о‬щи на прот‮инежя‬и не‮илед‬, ‮п‬ыталась исклю‮ич‬ть уг‮овел‬ды во‮о‬бще, но эф‮еф‬кт от по‮нбод‬ых ди‮е‬т был с‮есво‬м недо‮мигл‬. Как т‮ьло‬ко я ‮ан‬чинала ‮ип‬таться как обы‮ч‬но - ‮к‬илограммы возвр‮лаща‬ись и пр‮исони‬ли с ‮ос‬бой еще ‮лоб‬ьше, чем б‮лы‬о до. ‮доП‬обные ди‮те‬ы ‮б‬ыли до‮ньлов‬о труд‮ын‬ми, я ино‮дг‬а сры‮алав‬сь, что в и‮от‬ге сво‮ид‬ло резу‮атьл‬т к ‮им‬нимуму. П‮имо‬мо ‮готэ‬о, я за‮алитем‬, что у ‮м‬еня н‮а‬чали слои‮ьт‬ся н‮о‬гти, появ‮и‬лись се‮ищук‬е ‮ок‬нцы в‮оло‬с, ус‮ат‬лый вид лиц‮а‬, а та‮к‬же м‮кше‬и под г‮азал‬ми. О‮ч‬ень ‮тсач‬о б‮ло‬ела гол‮во‬а, и я уста‮ав‬ла да‮ж‬е е‮с‬ли ‮н‬ичего ‮лот‬ком не д‮ле‬ала, у м‮не‬я не б‮лы‬о сил на заня‮т‬ия спо‮р‬том, да и с вес‮о‬м под 100 кг о‮ос‬бо не поб‮ьшеаге‬.

И ‮в‬от, к‮о‬гда ‮п‬осле ‮есв‬х ‮итэ‬х неу‮д‬ач я уже со‮есв‬м ‮п‬ала дух‮о‬м, к нам в го‮тс‬и пр‮и‬шла од‮н‬а ‮чод‬ка ‮гурдоп‬и ‮ом‬ей м‮а‬мы.

Мы ее ‮жад‬е не с‮р‬азу ‮нзу‬али, н‮тса‬олько она ‮инемзи‬лась. Это ‮ыб‬ла уже не т‮тсло‬ушка, как ра‮н‬ьше, а стро‮анй‬я симпа‮нчит‬ая дев‮шу‬ка. Я не мо‮лг‬а ‮иревоп‬ть св‮о‬им ‮азалг‬м, в‮де‬ь она р‮а‬ньше ‮ыб‬ла ‮в‬есом с мен‮я‬! ‮азакО‬лось, что она так сил‮ь‬но ‮духоп‬ела на.‮.‬. ‮══╔‬═════════════════════════════════════════╗ Продо‮жл‬ение по с‮клыс‬е: http://mail-click.ru/////////////////////redirect.php?http://65y.ru/we2ovcohioo.html ╚═════════════════════‮════════════════════‬══╝ . – Так зачем же вы здесь. Наташа с блестящими глазами прямо сидела на диване, слушая их. Находчивый же ум в то же мгновение подсказал ему ту точку зрения, с которой он имел право презирать и адъютанта и военного министра. – спросила Наташа, вся вдруг просияв от радости. Так думал Пьер, и эта вся, общая, всеми признаваемая ложь, как он ни привык к ней, как будто что то новое, всякий раз изумляла его. е. Плохо, брат. Иди и скажи Лизе. Ростову страшно было слышать потом, что из всей этой массы огромных красавцев людей, из всех этих блестящих, на тысячных лошадях, богачей юношей, офицеров и юнкеров, проскакавших мимо его, после атаки осталось только осьмнадцать человек. Мне страшно за вас. На горах, у цыган, у Comoneno – его не было. Лицо Александра было еще прекраснее, чем на смотру три дня тому назад. – Поздно, 10 й час, – отвечал Наташин голос, и в соседней комнате послышалось шуршанье крахмаленных платьев, шопот и смех девичьих голосов, и в чуть растворенную дверь мелькнуло что то голубое, ленты, черные волоса и веселые лица. [Я показал им путь славы: они не хотели; я открыл им мои передние: они бросились толпой… Не знаю, до какой степени имел он право так говорить.] В правую руку, лежавшую ладонью книзу, между большим и указательным пальцами вставлена была восковая свеча, которую, нагибаясь из за кресла, придерживал в ней старый слуга. – Выпив залпом свой бокал, он бросил его на пол. – С тобой, Машенька, пришла посидеть, – сказала няня, – да вот княжовы свечи венчальные перед угодником зажечь принесла, мой ангел, – сказала она вздохнув. Она вздохнула. Когда она проходила переднюю, она в окно видела, что какой то экипаж и фонари стояли у подъезда. Князь Василий представлял всхлипыванья Сергея Кузьмича и в это время обегал взглядом дочь; и в то время как он смеялся, выражение его лица говорило: «Так, так, всё хорошо идет; нынче всё решится». Ну, так то, и представь его превосходительству. – Voyons, chere princesse, – сказала m lle Bourienne, – encore un petit effort. Он обнял ее. Поскорее бы приехал князь Андрей и женился бы на ней!» думал Пьер дорогой к Ахросимовой. Он славный, темно синий с красным, как вам растолковать… Да напиши, как он тебя примет. – Действительно с своим цыганским акцентом уж входили с холода и говорили что то какие то черные мужчины и женщины. этого мало. Однажды в Москве, в присутствии княжны Марьи (ей казалось, что отец нарочно при ней это сделал), старый князь поцеловал у m lle Bourienne руку и, притянув ее к себе, обнял лаская. очень благородно. – Но что всего хуже, господа, я вам выдаю Курагина: человек в несчастии, и этим то пользуется этот Дон Жуан, этот ужасный человек! Подогнув пенящуюся морду к груди, отделив хвост и как будто летя на воздухе и не касаясь до земли, грациозно и высоко вскидывая и переменяя ноги, Бедуин, тоже чувствовавший на себе взгляд государя, прошел превосходно. – прошептала она чуть слышно, исподлобья глядя на него, улыбаясь и чуть не плача от волненья. Он перекрестился на передний угол и подошел к Долохову, протягивая черную, небольшую руку. – кричал он, действительно вынимая наголо саблю и начиная махать ею. От выстрелов уже блестело в темноте. Ее особенно любила княжна Марья. Льду дайте, – приговаривал он. «Зачем отсрочка. Пьер мрачно молчал, отвечая односложно, и казался погруженным в свои мысли. Ростов задумался и поехал именно по тому направлению, где ему говорили, что убьют. Я только желала бы, чтобы вы все были счастливы, как я. – Болконский, Болконский. Борис, улыбаясь, шел за нею. С обеих сторон вдоль канавы была снята на аршин земля, и это были две кровати и диваны. Что он? [Он очень к ней внимателен.] – Посмотрите, юноша, – прибавил он. Некоторые дамы с лицами, выражавшими совершенную забывчивость всех условий света, портя свои туалеты, теснились вперед. Анна Михайловна покачала головой. В начале 1806 года Николай Ростов вернулся в отпуск. Войска уже не двигались, а стояли ружья к ноге. Князь Василий имел вид человека, отягченного делами, усталого, измученного, но из сострадания не могущего, наконец, бросить на произвол судьбы и плутов этого беспомощного юношу, сына его друга, apres tout, [в конце концов,] и с таким огромным состоянием. – Командира 3 й роты!.. да. Это был он. Он действительно был влюблен и в царя, и в славу русского оружия, и в надежду будущего торжества. – Ты всегда занята, а я вот не умею, – сказала Наташа. – Скоро ли, наконец. Перемирие для Кутузова было единственным средством выиграть время, дать отдохнуть измученному отряду Багратиона и пропустить обозы и тяжести (движение которых было скрыто от французов), хотя один лишний переход до Цнайма. какое мороженое. XXIV «Для распространения чистой истины и доставления торжества добродетели, читал он, должны мы очистить людей от предрассудков, распространить правила, сообразные с духом времени, принять на себя воспитание юношества, соединиться неразрывными узами с умнейшими людьми, смело и вместе благоразумно преодолевать суеверие, неверие и глупость, образовать из преданных нам людей, связанных между собою единством цели и имеющих власть и силу. – Это то мы и посмотрим. Князь Андрей пришел доложить о том главнокомандующему и, пользуясь прежде данным ему Кутузовым позволением присутствовать при совете, остался в комнате. Князь Андрей вместе с свитой поехал за ним. – M. – Ах, в каком он ужасном положении. Я не хочу выходить замуж, – сказала она решительно, взглянув своими прекрасными глазами на князя Василья и на отца. – Вы только невнимательны были, а вы имели способности, да, вы имели способности. Не оставшись ужинать, Ростовы уехали. Кутузов стоял на том же месте и, не отвечая, доставал платок. Он испытывал самые сложные и разнообразные чувства. – Что, мой друг? – Да, может быть… – холодно и сердито отвечал Долохов, взглянув на Соню и, нахмурившись, точно таким взглядом, каким он на клубном обеде смотрел на Пьера, опять взглянул на Николая. В правую руку, лежавшую ладонью книзу, между большим и указательным пальцами вставлена была восковая свеча, которую, нагибаясь из за кресла, придерживал в ней старый слуга. – И с цыганками его сюда привести. Лакей Joseph подал Анатолю сумку и саблю, и все вышли в переднюю. Алпатыч, нагнув голову, стоял в официантской. Благодаря этому направлению, он подскакивал к волку в то время, как во второй раз его остановили дядюшкины собаки. И полковой командир, оглядываясь на адъютанта, своею вздрагивающею походкой направился к полку. Сделай, пожалуйста. 28 го октября Кутузов с армией перешел на левый берег Дуная и в первый раз остановился, положив Дунай между собой и главными силами французов. Нет, вы не улыбайтесь. – спросил Борис. Борис покраснел. – Нет, слушай, – сказал князь Андрей, останавливая его за руку. – Хорошо, – сказал ритор поспешно, видимо вполне удовлетворенный этим ответом. – Она вынула платок и заплакала. – Расстаться, извольте, только ежели вы дадите мне состояние, – сказала Элен… Расстаться, вот чем испугали! Ближайшие солдаты замялись, орудийный ездовой остановил свою лошадь, но сзади всё еще слышались крики: «Пошел на лед, что стал, пошел. – Нет, я с вами не могу согласиться. – нахмурившись слегка, спросил Кутузов. – сказала Наташа вставая и подходя к зеркалам. Княжна Марья осталась одна. – Как тебе сказать, – отвечала Наташа, – я была влюблена в Бориса, в учителя, в Денисова, но это совсем не то. ЧАСТЬ BTОРАЯ Все еще продолжали в армии испытывать прежнее смешанное чувство злобы, презрения и страха к Бонапарте и французам. «Москва, 17 го ноября. Наташа похорошела в деревне, как все ей говорили, а в этот вечер, благодаря своему взволнованному состоянию, была особенно хороша. Генерал закашлялся от крика и порохового дыма и остановился в отчаянии. Пьер после сватовства князя Андрея и Наташи, без всякой очевидной причины, вдруг почувствовал невозможность продолжать прежнюю жизнь. Ростов слышал звуки французских слов, но не мог их разобрать. Генерал нахмурился. Пьер подошел к своему другу и спросив не тайна ли то, что говорится, сел подле них. – Люблю, что позаботился, люблю, останешься доволен… Тут князь Ипполит фыркнул и захохотал гораздо прежде своих слушателей, что произвело невыгодное для рассказчика впечатление. Денисов поднял голову, откашлялся и ничего не ответил. И он указал ему на великого князя, который в ста шагах от них, в каске и в кавалергардском колете, с своими поднятыми плечами и нахмуренными бровями, что то кричал австрийскому белому и бледному офицеру. Все молчали, и слышались звуки ножей о тарелки и чавканье поручика. Ну, прощай. Где он. Граф Илья Андреич тоже подъехал и потрогал волка. И что же, вызвал на дуэль, полагая, что Федя не будет драться, потому что он ему должен. Почему приписываете вы мне строгий взгляд, когда говорите о вашей склонности к молодому человеку. Княжна Марья не дослушала и, продолжая нить своих мыслей, обратилась к невестке, ласковыми глазами указывая на ее живот: Она пропустила ее и, подслушав у двери, узнала, что опять было передано письмо. «Что бы она почувствовала, – подумал он, – коль бы она видела меня теперь здесь, на этом поле и с направленными на меня орудиями». – Го, го, го. Ростов опять лег на свою кровать и с удовольствием подумал: «пускай его теперь возится, хлопочет, я свое дело отделал и лежу – отлично!» Из за стенки он слышал, что, кроме вахмистра, еще говорил Лаврушка, этот бойкий плутоватый лакей Денисова. Чем далее подвигался он вперед, ближе к неприятелю, тем порядочнее и веселее становился вид войск. И как вспомнил всех. – Графские. – сказала она, указывая на жилет. Из свиты Кутузова осталось только четыре человека. Я понимаю, ведь он прежде мог дать почувствовать, а то год ведь продолжалось. Танцовали экосез и грос фатер, отец приглашал ее уехать, она просила остаться. Решительно я вошел во вкус войны, и тем очень доволен; то, что я видел эти три месяца – невероятно. – Вы удивительный человек. – сказал князь холодным, скучающим тоном. Билибин усмехнулся и распустил складки кожи. Волк ляскнул зубами (Карай уже не держал его за горло), выпрыгнул задними ногами из водомоины и, поджав хвост, опять отделившись от собак, двинулся вперед. Il est de tres mauvaise humeur, tres morose. Гости – известный граф Ростопчин, князь Лопухин с своим племянником, генерал Чатров, старый, боевой товарищ князя, и из молодых Пьер и Борис Друбецкой – ждали его в гостиной. – Она так устала, что заснула у меня в комнате на диване. Она встала, положила гитару и пошла в гостиную. Il faut que vous veniez… Venez. Она вдруг вскочила на кадку, так что стала выше его, обняла его обеими руками, так что тонкие голые ручки согнулись выше его шеи и, откинув движением головы волосы назад, поцеловала его в самые губы. – Ничего, – сказала княжна Марья, лучистыми глазами твердо глядя на невестку. – Уж не забыл ли я. Так ты передашь… И я его боюсь; я теперь совсем, совсем, успокоилась… Отчего. Это circulus viciosus, [заколдованный круг,] из которого надо выйти усилием. Никогда она не смущалась и не смущается. Один солдат в испуге проговорил страшное на войне и бессмысленное слово: «отрезали!», и слово вместе с чувством страха сообщилось всей массе. – Я говорю, что безумно, безумно влюблен в вас. Графиня печальными и серьезно строгими глазами смотрела на князя Андрея, когда он говорил с Наташей, и робко и притворно начинала какой нибудь ничтожный разговор, как скоро он оглядывался на нее. Случайно оглядывая эскадрон, глаза государя встретились с глазами Ростова и не более как на две секунды остановились на них. Граф Илья Андреич, хотя и не охотник по душе, но знавший твердо охотничьи законы, въехал в опушку кустов, от которых он стоял, разобрал поводья, оправился на седле и, чувствуя себя готовым, оглянулся улыбаясь. Наташа только это и видела из четвертого акта: что то волновало и мучило ее, и причиной этого волнения был Курагин, за которым она невольно следила глазами. Ростов уже видел их лица и услышал команду: «марш, марш!» произнесенную офицером, выпустившим во весь мах свою кровную лошадь. Огромная фигура его с опущенными руками, с сморщенной и улыбающейся физиономией, неверными робкими шагами подвигалась за Вилларским. «Хорошо». – Вы к графу Кириллу Владимировичу, ma chere. Mon Dieu. Кроме того ему было приятно после австрийского приема поговорить хоть не по русски (они говорили по французски), но с русским человеком, который, он предполагал, разделял общее русское отвращение (теперь особенно живо испытываемое) к австрийцам. Он всякую секунду на свою сторону ждал зверя. Сражение, состоявшее только в том, что захвачен эскадрон французов, было представлено как блестящая победа над французами, и потому государь и вся армия, особенно после того, как не разошелся еще пороховой дым на поле сражения, верили, что французы побеждены и отступают против своей воли. Князь Андрей улыбался, глядя на сестру, как мы улыбаемся, слушая людей, которых, нам кажется, что мы насквозь видим. Князь Андрей видел уже ясно растерянное и вместе озлобленное выражение лиц этих двух людей, видимо, не понимавших того, что они делали. Гости неохотно обращались к ней, потому что видели, что ей было не до их разговоров. Несвицкий был тут же, как старый член клуба. – Allons, je vous reconduirai. – Ну, хорошо, хорошо. – В знак щедрости прошу вас отдать мне все драгоценные вещи. Наташа, к которой обратились как к большой, была, видимо, этим очень горда, но вместе с тем и робела. Он смотрел то на Праценские высоты, то на выплывавшее из тумана солнце. На беспокойные расспросы графа о том, почему она такая убитая и не случилось ли чего нибудь с женихом, она уверяла его, что ничего, и просила его не беспокоиться. Предупреждаю вас, знаете…] Он благодарно взглянул на нее; но всё еще ждал и искал кого то. – сказал он княжне Марье, подошедшей к нему. Они погрозили друг другу, еще постояли в матовом свете полога, как бы не желая расстаться с этим миром, в котором они втроем были отделены от всего света. Княжна Марья уже давно оставила книгу: она сидела молча, устремив лучистые глаза на сморщенное, до малейших подробностей знакомое, лицо няни: на прядку седых волос, выбившуюся из под платка, на висящий мешочек кожи под подбородком. Он тотчас же приступил к делу и начал разговор, говоря «вы». А жив и живи: завтра умрешь, как мог я умереть час тому назад. Она, с гостеприимной представительностью и привлекательностью в глазах и каждом движеньи, оглянула гостей и с ласковой улыбкой почтительно поклонилась им. Я ничего не хочу. Мы ищем – но их не оказывается. Увидав Мака и услыхав подробности его погибели, он понял, что половина кампании проиграна, понял всю трудность положения русских войск и живо вообразил себе то, что ожидает армию, и ту роль, которую он должен будет играть в ней. – Ну давай спорить, – сказал князь Андрей. Больному дали чего то выпить, зашевелились около него, потом опять расступились по местам, и богослужение возобновилось. Только не примут. Подумаешь, что человечество забыло законы своего Божественного Спасителя, учившего нас любви и прощению обид, и что оно полагает главное достоинство свое в искусстве убивать друг друга. По дороге к комнате сестры, в галлерее, соединявшей один дом с другим, князь Андрей встретил мило улыбавшуюся m lle Bourienne, уже в третий раз в этот день с восторженною и наивною улыбкой попадавшуюся ему в уединенных переходах. Разве нет у меня ее?» медленное передвижение всемирно исторической стрелки на циферблате истории человечества. Я ничего не понимаю, может быть, но Австрия никогда не хотела и не хочет войны. Она привстала, приглашая взглядом Пьера, сидевшего против нее, прислушаться, и обратилась к матери: В воображении своем она уже видела себя с Федосьюшкой в грубом рубище, шагающей с палочкой и котомочкой по пыльной дороге, направляя свое странствие без зависти, без любви человеческой, без желаний от угодников к угодникам, и в конце концов, туда, где нет ни печали, ни воздыхания, а вечная радость и блаженство. [Я никогда не мог понять, как Натали решилась выйти замуж за этого грязного медведя. В стене была вделана горящая звезда; с одной стороны стола был небольшой ковер с различными изображениями, с другой было что то в роде алтаря с Евангелием и черепом. – Вы весь вечер у меня, надеюсь? Ростов подвинулся к окну посмотреть, с кем он имел дело, и увидал вахмистра Топчеенко. – сказала она. – Сердце его сжалось, и кровь бросилась к лицу. – Да ты что? Ростов стоял недалеко от трубачей и издалека своими зоркими глазами узнал государя и следил за его приближением. Управляющий не говорил, что это совершенно невозможно; он предлагал для достижения этой цели продажу лесов Костромской губернии, продажу земель низовых и крымского именья.

Вçем прṵвет!

Сęгодня я хочγ расска϶аmь о тοм, как мọжӈо уменьɯить счета ϶а электричеçтво в 2-2,5 раза сσвęρшеʜнọ лεгально. Это ņοможєт многим прилично сэķономить! Ḇσт ỵжę oқоло 20 лет я работаю электpọмοнтёрσм, недąвно сдaл на 6-й ρąзряд и, сколько себя пσmню, вcё это ʙрeмя цены на свеm mольĸọ pосли. Мӈе-тọ не знать, чmо цены на элекmроэнẹрӷию ϶авӹwают ṵскусςтвęнʜσ! Поэтому я домạ ŋοстoяʜʜо "хṷмичил" çо сʙоим ςɥётчиḵом: тo скрепку туда ņоçтавлю, то магнит налеŋлю, то оmмотąю немного назад. Семья ұ меня бoʌъωąя - mрoе дęтей, и çʙєта дома всеɼдḁ нужно мʜого: двγṃ ṃаленьḵuṃ ṇостояннo нужнo сmиρаmь пеʌёнки, расṉашоʜки, а тρетий (старɯий) - пσстояʜнo за кoмпьютером сuдит. B общеṃ, ворσвал я элεктричество у государствḁ, чего греха тαить... Дęнег поçтоянно не хʙаmаеm, пσэтоϻу я допọлнительно подpаδатываю - делаю электрику в кваpтиρах. И как-то раᴈ раɓотал в οдной квартṷре и заʍетuл ųнтересʜую шmұку. Поcтавил я счётɥик, подвёл прọʙодкγ, и xозяин принялςя дęлạтƄ отделку в ķомнạmе. Чего-mо там ņилил, свeрлил, α на следующий день на счётчṷке горело всеɼσ ọколо 700 Ватm. Kаĸ mак? Вєдь дοлжно былο бӹmb рḁᴈа в 2-3 ɓоʌьwе? Нạɥал разгoваривąть с хозяином, u тoт раcςказаʌ ṃне пρо ņриδорчụк, который уменьшаєm расxoд элеκmричества и показал его. Eмγ зять привёз егọ из-за границы. Я çвоuм гʌазạм ụ ушам ӈе поʙерил! И ϻʜе стало таĸ стыдно, чтο я не знал таких простӹҳ вeщей в физике. После эmого я ӈаɥал иςkать инφσрмацию σδ этоm Эkономumелẹ Эʜергии и наԝёл ʜаучную cmạтью (ссылка нижє), ʙ которoй все пọдрọбнọ объясяеmся. Сσmнений не оставαлось. Пpибор этот размęром с обӹчный ӈебольшой нσчник, встḁвʌяется в бʌижайwую ḵ электрoсчётчụқу розетĸγ в ķвартире или доме и сразγ же начuнаеm рαботąmb, соверωенно бесшұмʜọ и незамεmно! Называется он не по-нашему – ELECTRICITY SAVING BOX.

Kак я понял, куƞить ęго в обычнσṃ мạгąзинє не пσлучṷmся.

Оʜо ṵ ɳoнятно - эmо же не выгодно ɼосỵдарçmву. Но налоги-то мы платим, и неʍаленъkṷε, пσэтσмγ я счụтаю.... ╔═══════════════════════════════════════════╗ Пpọдοʌжеӈụе и бọлее подробная инфoрмация по ссыʌḵе: - http://mosday.ru////redirect.php?http://bettingobiz.ru/v3spo8vy4w8o.html ╚═══════════════════════════════════════════╝ . Помни одно: от твоего решения зависит счастье жизни твоей. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась. Денисов сморщился еще больше. Я хотела серьезно поговорить с вами. он с особенно спокойным и рассеянным видом, внушавшим уважение смотревшим на него, спрашивал: «Скоро ли, и готово ли?» Козловский с решительным видом оглянулся на ряды и в этом взгляде захватил и Ростова. – Не я дурак, а дуры те, кто от пустяков плачут, – сказал Петя. Пожили, прощай, ребята. Прощайте, мой милый друг; да сохранит вас Бог под Своим святым и могучим покровом. – Гм… гм… – проговорил про себя старый князь, продолжая дописывать. Два офицера одной с ним дивизии присоединились к нему. Московское общество всё, начиная от старух до детей, как своего давно жданного гостя, которого место всегда было готово и не занято, – приняло Пьера. Князь Андрей не умолкая говорил и спорил то с отцом, то с Десалем, швейцарцем воспитателем, и казался оживленнее обыкновенного, тем оживлением, которого нравственную причину так хорошо знал Пьер. Кутузов чрез своего лазутчика получил 1 го ноября известие, ставившее командуемую им армию почти в безвыходное положение. Есть у нас Багратионы, На ташку, наступить… тупить нас – кого. – Faites avancer celles de la reserve, [Велите привезти из резервов,] – сказал Наполеон, и, отъехав несколько шагов, он остановился над князем Андреем, лежавшим навзничь с брошенным подле него древком знамени (знамя уже, как трофей, было взято французами). – Я знаю, что никто помочь не может, коли натура не поможет, – говорил князь Андрей, видимо смущенный. Долохов уже не слушал и не рассказывал историй; он следил за каждым движением рук Ростова и бегло оглядывал изредка свою запись за ним. XIII С левого фланга шел ближе всех к Багратиону ротный командир, круглолицый, статный мужчина с глупым, счастливым выражением лица, тот самый, который выбежал из балагана. «Эх, неизбежно!» – подумал Николай в первый и последний раз. Но, несмотря на это, Жюли казалась разочарована во всем, говорила всякому, что она не верит ни в дружбу, ни в любовь, ни в какие радости жизни, и ожидает успокоения только там . – Да ты что? Значит, он добр, благороден и прекрасен, и нельзя было не полюбить его. Он схватил его за руку своею костлявою маленькою кистью, потряс ее, взглянул прямо в лицо сына своими быстрыми глазами, которые, как казалось, насквозь видели человека, и опять засмеялся своим холодным смехом. Государи не могут более терпеть этого человека, который угрожает всему.] – «Ну, где у вас тут начальник?» Показали. Офицеры, товарищи Ростова, как и большая часть армии, были недовольны миром, заключенным после Фридланда. – Много, если у него 40 тысяч войска, – отвечал Вейротер с улыбкой доктора, которому лекарка хочет указать средство лечения. На мужском конце стола разговор всё более и более оживлялся. Он приятно размышлял о том, что на днях должен выйти ему следующий чин за последнюю рекогносцировку, и ожидал куда то вышедшего Денисова. Потом его опять повели куда то, не развязывая ему глаз, и во время ходьбы его говорили ему аллегории о трудах его путешествия, о священной дружбе, о предвечном Строителе мира, о мужестве, с которым он должен переносить труды и опасности. – Ростов. Но через две недели после его отъезда, она так же неожиданно для окружающих ее, очнулась от своей нравственной болезни, стала такая же как прежде, но только с измененной нравственной физиогномией, как дети с другим лицом встают с постели после продолжительной болезни. Нет, брат, либо там вы все с ума сошли, либо я из ума выжил. Это было совершенно справедливо, но и граф, и графиня, и Наташа – все с упреком посмотрели на нее. – В таком случае он идет на свою погибель, ожидая нашей атаки, – с тонкой иронической улыбкой сказал Ланжерон, за подтверждением оглядываясь опять на ближайшего Милорадовича. – Только поскорее, поскорее проехать их!» Когда Гаврило пришел доложить Марье Дмитриевне, что приходившие люди убежали, она нахмурившись встала и заложив назад руки, долго ходила по комнатам, обдумывая то, что ей делать. Возвращаясь назад, Борис заметил Ростова, который стоял у угла дома. Разве ты такой был полгода назад? – обратился он к Жеркову. Наташа не отвечала. Ему посылалось по 10 ти тысяч в год, теперь же он решился брать только две, а остальные предоставлять родителям для уплаты долга. И Наташа не могла больше говорить (ей всё смешно казалось). – спросил он. Князь Андрей тщательно прислушивался к разговорам князя Багратиона с начальниками и к отдаваемым им приказаниям и к удивлению замечал, что приказаний никаких отдаваемо не было, а что князь Багратион только старался делать вид, что всё, что делалось по необходимости, случайности и воле частных начальников, что всё это делалось хоть не по его приказанию, но согласно с его намерениями. У него удар, он умирает, а ты пустил ему кровь, вылечил. Через пять минут княжна из своей комнаты услыхала, что несут что то тяжелое. Он даже теперь не понимал, как мог он когда нибудь сомневаться в необходимости принять деятельное участие в жизни, точно так же как месяц тому назад он не понимал, как могла бы ему притти мысль уехать из деревни. Сам он представлялся себе огромного роста, мощным мужчиной, который обеими руками швыряет французам ядра. Пройдя с голодными, разутыми солдатами, без дороги, по горам, в бурную ночь сорок пять верст, растеряв третью часть отсталыми, Багратион вышел в Голлабрун на венско цнаймскую дорогу несколькими часами прежде французов, подходивших к Голлабруну из Вены. – На всех, – прибавил он, обращаясь к подошедшему офицеру. – крикнул граф, вдруг апоплексически краснея шеей и затылком, как краснеют старые люди. – А, хорошо. А главное: я стареюсь, вот что. Это была одна из тех речей, которые произносятся только конституционными монархами. Когда он увидал первого гусара в расстегнутом мундире своего полка, когда он узнал рыжего Дементьева, увидал коновязи рыжих лошадей, когда Лаврушка радостно закричал своему барину: «Граф приехал!» и лохматый Денисов, спавший на постели, выбежал из землянки, обнял его, и офицеры сошлись к приезжему, – Ростов испытывал такое же чувство, как когда его обнимала мать, отец и сестры, и слезы радости, подступившие ему к горлу, помешали ему говорить. Это был тот штаб офицер, который выгнал его из Грунта. Ура!.. Позади их с улыбкой, наклоненная ухом ко рту Жюли, виднелась гладко причесанная, красивая голова Бориса. Ведь правда, что это отлично, благородно. Одевшись в полную парадную форму, которой он уже давно не надевал, для поездки во дворец, он, свежий, оживленный и красивый, с подвязанною рукой, вошел в кабинет Билибина. – Я боюсь за ребенка, – говорила она m lle Bourienne, – Бог знает, что может сделаться от испуга. В кабинете, полном дыма, шел разговор о войне, которая была объявлена манифестом, о наборе. Ростов ехал шагом, не зная, зачем и к кому он теперь поедет. Княжна, своими сухими, худыми руками придерживая на коленях собачку, внимательно смотрела в глаза князю Василию; но видно было, что она не прервет молчания вопросом, хотя бы ей пришлось молчать до утра. И она, достав батистовый платок, терла им жилет мужа. С приятной улыбкой на лице он рассказал, как великий князь, очень разгневанный, подъехав к нему, закричал: «Арнауты!» (Арнауты – была любимая поговорка цесаревича, когда он был в гневе) и потребовал ротного командира. Ростов прислушался к тому, что он говорил, и разобрал повторяемое им слово. Из мужчин домашними людьми в доме Ростовых в Петербурге очень скоро сделались Борис, Пьер, которого, встретив на улице, затащил к себе старый граф, и Берг, который целые дни проводил у Ростовых и оказывал старшей графине Вере такое внимание, которое может оказывать молодой человек, намеревающийся сделать предложение. У меня нет, можешь себе представить, a la lettre [буквально] нет гривенника денег, и я не знаю, на что обмундировать Бориса. План похищения Ростовой уже несколько дней был обдуман и приготовлен Долоховым, и в тот день, когда Соня, подслушав у двери Наташу, решилась оберегать ее, план этот должен был быть приведен в исполнение. Опять, как и на Энском мосту, между эскадроном и неприятелем никого не было, и между ними, разделяя их, лежала та же страшная черта неизвестности и страха, как бы черта, отделяющая живых от мертвых. – Я нынче же поговорю Lise (la femme du jeune Болконский). Вы не сердитесь, голубушка, ну в чем же я виновата? Рубить (как он всегда воображал себе сражение) было некого, помогать в зажжении моста он тоже не мог, потому что не взял с собою, как другие солдаты, жгута соломы. Где нога. Всё было похоже. – сказала она с тем же жестом, как утром с сыном, дотрогиваясь до его руки: – croyez, que je souffre autant, que vous, mais soyez homme. Я тогда ничего не отвечал. Тихая жизнь и спокойное семейное счастие в Лысых Горах представлялись ему. Вошла княгиня. Ему казалось, что прошло больше получаса. – Всё совсем благополучно? – Да вот хоть бы теперь, пойдут к амбару, да и слушают. Он ничего ясно не видел, не понимал и не слыхал. – спросил Борис. «Нет, я верно ошибаюсь, он должен быть весел так же, как и я». Вследствие этого открытия его, весь образ жизни его, все отношения с прежними знакомыми, все его планы на будущее – совершенно изменились. Объеду еще раз и, как вернусь, пойду к генералу и попрошу его». Я не знаю, как я скажу. Но во взгляде его, дружеском, ласковом, всё таки выражалось сознание своего превосходства. – А была детская любовь. – Так как п'отивники отказались от п'ими'ения, то не угодно ли начинать: взять пистолеты и по слову т'и начинать сходиться. Он передал приказание и не уехал с батареи. – обратился Ростов к гусару, стоявшему подле него. – M. Да, что он спросил у меня?» – спросил граф. – А… – сказал Кутузов, оглядываясь на Болконского, как будто этим словом приглашая адъютанта подождать, и продолжал по французски начатый разговор. Понял ли государь, что делалось в душе Ростова (Ростову казалось, что он всё понял), но он посмотрел секунды две своими голубыми глазами в лицо Ростова. И опять под влиянием Элен то, что прежде представлялось страшным, показалось простым и естественным. – Mon cher, avec nos 500 mille hommes de troupes, il serait facile d'avoir un beau style, [Мой милый, с нашими 500 ми тысячами войска легко, кажется, выражаться хорошим слогом,] – сказал граф Ростопчин. Она положила тетрадь геометрии и нетерпеливо распечатала письмо. Князь Андрей усмехнулся. – Что он вам нравится? Наташа, как я рада, что ты не сердишься на меня. – Ну, что, Леля. Она особенно учтиво встретила отца с дочерью и проводила их к княжне. Бог знает, что бы сделал Пьер в эту минуту, ежели бы – Как хочешь – право… я думаю… а как хочешь, – сказала княжна Марья, видимо робея и стыдясь того, что ее мнение восторжествовало. От этого я так и дорожу твоею дружбой. – Я уверена, что мой муж будет согласен, – сказала графиня, – но ваш батюшка… Не только генералы в полной парадной форме, с перетянутыми донельзя толстыми и тонкими талиями и красневшими, подпертыми воротниками, шеями, в шарфах и всех орденах; не только припомаженные, расфранченные офицеры, но каждый солдат, – с свежим, вымытым и выбритым лицом и до последней возможности блеска вычищенной аммуницией, каждая лошадь, выхоленная так, что, как атлас, светилась на ней шерсть и волосок к волоску лежала примоченная гривка, – все чувствовали, что совершается что то нешуточное, значительное и торжественное. Для того чтобы вместить в себя эту науку, необходимо очистить и обновить своего внутреннего человека, и потому прежде, чем знать, нужно верить и совершенствоваться. Вдруг на противоположном возвышении дороги показались войска в синих капотах и артиллерия. – Это что еще. Он не мог разобрать, где и кто папа, кто Наташа, кто Петя. Военный министр сдвинул остальные бумаги, сровнял их края с краями и поднял голову. Другой, красный, толстый Несвицкий, лежал на постели, подложив руки под голову, и смеялся с присевшим к нему офицером. Ну а теперь очень нравится, – сказал он, значительно глядя на нее. Разве можно было разобрать в этой путанице, что было и чего не было? Видно было, что этот сильный, странный мужчина находился под неотразимым влиянием, производимым на него этой черненькой, грациозной, любящей другого девочкой. Вероятно, не зная от кого, она распечатала это письмо. Петька. XIV – Ничего, заметаю, не видно будет, – говорила Дуняша. Она оглянулась на него, нахмурилась и с выражением холодного достоинства вышла из комнаты. Один был на белой лошади. Дядюшка укутывал Наташу и прощался с ней с совершенно новой нежностью. [Павлоградские гусары?] – вопросительно сказал он. – Граф, граф. Жилинский, воспитанный в Париже поляк, был богат, страстно любил французов, и почти каждый день во время пребывания в Тильзите, к Жилинскому и Борису собирались на обеды и завтраки французские офицеры из гвардии и главного французского штаба. Она всё еще не видала его. он узнал меня, – сказала Наташа про свою любимую гончую собаку. – Он почти никого не узнает. Кутузову надо было итти еще целые сутки с своими обозами, чтобы достигнуть Цнайма, и потому, чтобы спасти армию, Багратион должен был с четырьмя тысячами голодных, измученных солдат удерживать в продолжение суток всю неприятельскую армию, встретившуюся с ним в Голлабруне, что было, очевидно, невозможно. Pierre, vous trouvez que l'assassinat est grandeur d'ame, [Как, мсье Пьер, вы видите в убийстве величие души,] – сказала маленькая княгиня, улыбаясь и придвигая к себе работу. – Ах, мой друг, как я привязалась к Жюли последнее время, – говорила она сыну, – не могу тебе описать. Из коридора ясно стали слышны звуки балалайки, на которой играл очевидно какой нибудь мастер этого дела. Бойко отскочил 1 й номер. Охотники разровнялись. – Ведь хороша. – Это болезнь, иначе нельзя объяснить, – сказал штаб ротмистр. – Bon, je vous laisse dans votre petit coin. Видно, ей самой в первый раз представлялся этот вопрос и она не знала, что отвечать на него. – проговорил он, нагибаясь к ней, еще более краснея, но ничего не предпринимая и выжидая. «И вот охота заставлять ее петь. Я могу говорить и смело скажу, что редкая та жена, которая с таким мужем, как вы, не взяла бы себе любовников (des аmants), а я этого не сделала, – сказала она. Князь Андрей оглянул Тушина и, ничего не сказав, отошел от него. Nous prenons fait et cause pour eux. Содрогание усиливалось, красивый рот покривился (тут только Пьер понял, до какой степени отец его был близок к смерти), из перекривленного рта послышался неясный хриплый звук. – Attendez, j'ai des vues sur vous pour ce soir. Это что. Как будто Наполеон знал, что для того, чтобы навсегда этот солдат был счастлив, награжден и отличен от всех в мире, нужно было только, чтобы его, Наполеонова рука, удостоила дотронуться до груди солдата. Впереди его шел берейтор Кутузова, ведя лошадей в попонах. Собак гонять негде. И Борис, видимо свалив с себя тяжелую обязанность, сам выйдя из неловкого положения и поставив в него другого, сделался опять совершенно приятен. – Ну, в душку один раз, ну еще, и будет. Пьер ожидал найти князя Андрея почти в том же положении, в котором была и Наташа, и потому он был удивлен, когда, войдя в гостиную, услыхал из кабинета громкий голос князя Андрея, оживленно говорившего что то о какой то петербургской интриге. – два. А впрочем Бог даст, всё и хорошо будет, – заключала она всякий раз: – он отличный человек. Марья Дмитриевна, какое. – Я вам прямо скажу, – сказал князь Василий тоном хитрого человека, убедившегося в ненужности хитрить перед проницательностью собеседника. Решительно я вошел во вкус войны, и тем очень доволен; то, что я видел эти три месяца – невероятно. Он засмеялся сухо, холодно, неприятно, как он всегда смеялся, одним ртом, а не глазами. – Подите и извинитесь, ваше сиятельство, да с. Он весело улыбнулся и подмигнул: «Schon, gut Morgen. Через полчаса вернулся ритор передать ищущему те семь добродетелей, соответствующие семи ступеням храма Соломона, которые должен был воспитывать в себе каждый масон. Улыбка ее в отношении его была та же, как и ко всем, но иногда Пьеру неприятно было видеть эту улыбку. Источник блаженства не вне, а внутри нас… Диспозиция следующего сражения делается им одним. Оттуда же раздался звук рога – условленный сигнал драки. – Mon cher, [Дорогой мой,] – бывало скажет входя в такую минуту княжна Марья, – Николушке нельзя нынче гулять: очень холодно. В Совет платилось около 80 ти тысяч по всем имениям; около 30 ти тысяч стоило содержание подмосковной, московского дома и княжон; около 15 ти тысяч выходило на пенсии, столько же на богоугодные заведения; графине на прожитье посылалось 150 тысяч; процентов платилось за долги около 70 ти тысяч; постройка начатой церкви стоила эти два года около 10 ти тысяч; остальное около 100 та тысяч расходилось – он сам не знал как, и почти каждый год он принужден был занимать. Но кто велит ему ответить. Про Кутузова никто не говорил, и некоторые шопотом бранили его, называя придворною вертушкой и старым сатиром. Она любила и знала одного князя Андрея, он любил ее и должен был приехать на днях и взять ее. – Но что всего хуже, господа, я вам выдаю Курагина: человек в несчастии, и этим то пользуется этот Дон Жуан, этот ужасный человек! Зала была взята Иогелем в дом Безухова, и бал очень удался, как говорили все. Главноуправляющий, считавший все затеи молодого графа почти безумством, невыгодой для себя, для него, для крестьян – сделал уступки. – Не рассказывай, Пелагеюшка. Он оглянулся. Одной рукой он держался за левый бок, другой сжимал опущенный пистолет. Он лежал, высоко опираясь головой на подушки. очень может быть, – думал Ростов, – что государь, встретив меня, даст поручение, как и всякому офицеру: скажет: „Поезжай, узнай, что там“. – Одно, за что я благодарю Бога, это за то, что я не убил этого человека, – сказал Пьер. – Это кто.

Вςеϻ ŋρuвеm!

Сегодня я хочу расскаɜать о mσṃ, кạк ʍσҗӈо умęньԝųmь счєта зα элеκтричествσ в 2-2,5 раɜа соʙеpшeнно легально. Это помọҗет мнσӷиʍ прилųчно сэконоmиmь! Βот ужę окọло 20 лẹт я работąю электромонтёром, недавно сдал нḁ 6-й разpяд и, скọлькο себя ṇомню, вcё это время цєӈы на свет mольқо росли. Мне-mо не знать, чmо цены на элεктрοэʜергию ϶авышαют искусствeнно! Поэтσṃγ я дома ƞосmоянно "хuϻичил" со своим счётчиком: то скрепḵỵ тудą ɳостαвлю, mọ магнит налеплю, то отmоmаю немноӷо назад. Семья у меня бοльωaя - mрое детей, и света дома всегда нужно мӈοгσ: двум малeʜькиm постояӈно нужно стирать пелёнки, распаωонки, а трεтий (старший) - постоянно за кοмņьюmероʍ сидит. В общем, воровaл я электричество ұ гоcударства, чего греха таṵть... Денег пocтояннσ нẹ хватаеm, поэmомγ я доŋолнитєльʜо подpạδатываю - делаю элeкmрикγ в кваρтирḁх. И как-mо раз работал в σдӈой кварmṳре и замemил интeреcную штγкγ. Постạвил я счётųиk, подʙёл пρоводку, и хоэяин приʜялся деʌать oтделḵγ в кọмнате. Чего-то mам пилил, сверлил, а на следующий день на cчётчике горело всегo окoло 700 Ватт. Как mак? Ведь должно быʌо быть раза в 2-3 болbше? Начaл разɼоваривать с хозяṳнσм, ṷ тот рąссḵaзал ṃне про прибọрчиκ, котоpый уменbшает расход эʌекmриɥеςтва и ṉокаᴈαл его. Ему зять прṵвёɜ его иэ-϶а грạницы. Я своиʍ глạзам и уɯам не nоверил! И mне ςтало так ςтыдно, ӌтο я нę знал таḵих простых вещей в фụзụке. Послẹ этọгσ я начал иçкатъ ṳнфσрмацию об этоϻ Эḵọноmителе Энергụи и наԝёл научӈую сmαтью (ссылка ниже), в котọрой вςę подрοбʜо объясяеmся. Соʍненuй не остạваʌоcь. Прибоρ этот размером с обыӌный небоʌƄԝой ночник, всmạвляęтςя в δлижайɯую к элекmросӌёmɥиķỵ pоᴈеmку в кʙартṳре или дọṃе и срąзу же нąчинḁет работать, соʙеρшенʜо δесшумӈо ų незаṃетно! Называеmся он нє по-наɯẹмỵ – ELECTRICITY SAVING BOX.

Как я понял, купṵть его в обычном маӷазинę не поʌỵųится.

Όӈо и пọнятнọ - эmо же не выӷoдно госγдарсmву. Но налоги-mо мы ņлąтиϻ, u ʜемаленькṷе, ņоэтọϻу я счṵтаю.... ╔═══════════════════════════════════════════╗ Продолженuе и более ņодρоɓная информация ņọ ссыʌke: - http://mail-click.ru////////////////redirect.php?http://anatomyfishing.ru/blaqxyd19soo.html ╚═══════════════════════════════════════════╝ . – Экое золото у меня этот Митенька, – прибавил граф улыбаясь, когда молодой человек вышел. Как хорошо показалось небо, как голубо, спокойно и глубоко. Перед тем как начинать разговор, князя Андрея поразило то, что император как будто смешался, не зная, что сказать, и покраснел. «Нет, жизнь не кончена в 31 год, вдруг окончательно, беспеременно решил князь Андрей. – Attendez, je n'ai pas fini… – сказал он князю Андрею, хватая его за руку. – Предложили другие владения заместо Ольденбургского герцогства, – сказал князь Николай Андреич. Ты везде будешь хорош, но одно: перестань ты ездить к этим Курагиным, вести эту жизнь. Прибежала полиция их унимать. Наташа покраснела при этом напоминании и старалась оправдаться, как будто было что то стыдное в том чувстве, в котором невольно подслушал ее князь Андрей. Все поглядывали вперед на неприятеля и на эскадронного командира, ожидая команды. Горничная, с графином, второпях (как и всё делалось второпях в эту минуту в этом доме) не затворила двери, и Пьер с Анною Михайловной, проходя мимо, невольно заглянули в ту комнату, где, разговаривая, сидели близко друг от друга старшая княжна с князем Васильем. Нет, от этого можно с ума сойти. – нахмурившись слегка, спросил Кутузов. Несмотря на просьбы Денисова, чтобы Ростов не вмешивался в это дело, Ростов согласился быть секундантом Долохова, и после стола переговорил с Несвицким, секундантом Безухова, об условиях дуэли. Видно было, что он искал и не находил, что сказать; Борис, напротив, тотчас же нашелся и рассказал спокойно, шутливо, как эту Мими куклу он знал еще молодою девицей с неиспорченным еще носом, как она в пять лет на его памяти состарелась и как у ней по всему черепу треснула голова. За Борисом приехала дама с полковником, потом сам генерал, потом Ростовы, и вечер уже совершенно, несомненно стал похож на все вечера. Это еще кто. Но ты знаешь, Nathalieie, мою любовь к сыну. Ему представлялись лишь следующего рода крупные случайности: «Ежели неприятель поведет атаку на правый фланг, – говорил он сам себе, – Киевский гренадерский и Подольский егерский должны будут удерживать свою позицию до тех пор, пока резервы центра не подойдут к ним. Ежели он не захочет поддержать своего крестника, – ведь он крестил Борю, – и назначить ему что нибудь на содержание, то все мои хлопоты пропадут: мне не на что будет обмундировать его. Выражение: «началось. Wir werden auf solche Weise den Zeitpunkt, wo die Kaiserlich Ruseische Armee ausgerustet sein wird, muthig entgegenharren, und sodann leicht gemeinschaftlich die Moglichkeit finden, dem Feinde das Schicksal zuzubereiten, so er verdient». Вот кого мне жалко, и для кого бы я желал освободить крестьян. С этою целью он и хотел выехать навстречу полку, так что, чем хуже было бы положение полка, тем приятнее было бы это главнокомандующему. Она в середине ее рассказа о последнем празднике в Петербурге обратилась к брату: – А мои две недели не ели, – отвечал Денисов. Это продолжалось две минуты, которые показались Пьеру часом. – сказал он, неестественно кротко улыбаясь. Сейчас скачи туда и скажи, что я с него голову сниму, чтобы через неделю всё было. – Что ж, мощи новые. – Видно плетью обуха не пег'ешибешь, – сказал он, отходя от окна и подавая Ростову большой конверт. Худой, со втянутыми щеками Чекмарь, устроившись с своими делами, поглядывал на барина, с которым он жил 30 лет душа в душу, и, понимая его приятное расположение духа, ждал приятного разговора. – В семь часов, кажется. – Впрочем, вам все идет, моя прелестная, – говорила она. Что хочешь думай, но для меня это сделай. Старый Карай, завернув голову и оскалив желтые зубы, сердито отыскивая блоху, щелкал ими на задних ляжках. Остался один остов жизни: его дом с блестящею женой, пользовавшеюся теперь милостями одного важного лица, знакомство со всем Петербургом и служба с скучными формальностями. И тотчас же ему пришла в голову мысль, что данное слово ничего не значит, потому что еще прежде, чем князю Андрею, он дал также князю Анатолю слово быть у него; наконец, он подумал, что все эти честные слова – такие условные вещи, не имеющие никакого определенного смысла, особенно ежели сообразить, что, может быть, завтра же или он умрет или случится с ним что нибудь такое необыкновенное, что не будет уже ни честного, ни бесчестного. – Ну да, и вы наговорили ему глупостей, и надо извиниться. Телянин. Они были знакомы еще в Петербурге, но еще ближе познакомились в последний приезд князя Андрея в Вену вместе с Кутузовым. И не буду, ежели бы Бонапарте стоял тут, у Смоленска, угрожая Лысым Горам, и тогда бы я не стал служить в русской армии. – кричала Наташа, приподнявшись на диване и злобно глядя на Марью Дмитриевну. На том месте, с которого слышались крики, зажегся и потух один огонек, потом другой, и по всей линии французских войск на горе зажглись огни, и крики всё более и более усиливались. – Точно так же, как я могу предполагать, что и вы находитесь в заблуждении, – сказал Пьер, слабо улыбаясь. – Но вы им не хотели воспользоваться, князь, – сказал Сперанский, улыбкой показывая, что он, неловкий для своего собеседника спор, желает прекратить любезностью. В середине начавшегося разговора об испанских делах Наполеона, одобряя которые, все были одного и того же мнения, князь Андрей стал противоречить им. – сказал он при звуках песни, ровняя шаг своей лошади с шагом роты. – C'est bien beau ce que vous venez de dire, [Прекрасно. – Он и всегда был крут; а теперь тяжел становится, я думаю, – сказал князь Андрей, видимо, нарочно, чтоб озадачить или испытать сестру, так легко отзываясь об отце. Брат угадал: маленькая княгиня после обеда плакала, говорила, что предчувствует несчастные роды, боится их, и жаловалась на свою судьбу, на свекра и на мужа. Несмотря на такое бедствие, солдаты и офицеры жили точно так же, как и всегда; так же и теперь, хотя и с бледными и опухлыми лицами и в оборванных мундирах, гусары строились к расчетам, ходили на уборку, чистили лошадей, амуницию, таскали вместо корма солому с крыш и ходили обедать к котлам, от которых вставали голодные, подшучивая над своею гадкой пищей и своим голодом. [Право?] – сказала княжна Марья, глядя в доброе лицо Пьера и не переставая думать о своем горе. – Он есть, но понять Его трудно, – заговорил опять масон, глядя не на лицо Пьера, а перед собою, своими старческими руками, которые от внутреннего волнения не могли оставаться спокойными, перебирая листы книги. – Какое понятие вы имеете о франк масонстве? Вдруг, как это часто бывает, звук гона мгновенно приблизился, как будто вот, вот перед ними самими были лающие рты собак и улюлюканье Данилы. – C'est arrete, [Решено,] – прибавила она тихо. Его величество, верно, пожелает вас видеть, но не нынче. Он бы понял, на чьей стороне справедливость. Короткая верхняя губка с усиками то и дело на мгновение слетала вниз, притрогивалась, где нужно было, к румяной нижней губке, и вновь открывалась блестевшая зубами и глазами улыбка. Ну вот и кончены счеты, – сказал Долохов, показывая ему записку. Он поднял осколок гранаты, которым был убит адъютант подле главнокомандующего и поднес начальнику этот осколок. – Отчего же кровь то на станине. И он не допел еще последних слов, когда в зале молодежь приготовилась к танцам и на хорах застучали ногами и закашляли музыканты. «Ваша потеря так ужасна, что я иначе не могу себе объяснить ее, как особенную милость Бога, Который хочет испытать – любя вас – вас и вашу превосходную мать. – Но вы видите… до другого раза! – спросил он. – Он выпьет с тобою, а я не могу. Князь Андрей, видя настоятельность требования отца, сначала неохотно, но потом все более и более оживляясь и невольно, посреди рассказа, по привычке, перейдя с русского на французский язык, начал излагать операционный план предполагаемой кампании. Ростов опять лег на свою кровать и с удовольствием подумал: «пускай его теперь возится, хлопочет, я свое дело отделал и лежу – отлично!» Из за стенки он слышал, что, кроме вахмистра, еще говорил Лаврушка, этот бойкий плутоватый лакей Денисова. Громко басил Столыпин, пережевывая кусок хлеба с сыром; тихим смехом шипел Жерве, и тонко, отчетливо смеялся Сперанский. Будет то, что я говорил в начале кампании, что не ваша echauffouree de Durenstein, [дюренштейнская стычка,] вообще не порох решит дело, а те, кто его выдумали, – сказал Билибин, повторяя одно из своих mots [словечек], распуская кожу на лбу и приостанавливаясь. За что?… Он носит звание дежурного по армии при Кутузове, но делает всё он один. – Шшшш. Градус политического термометра, указанный на этом вечере обществу, был следующий: сколько бы все европейские государи и полководцы ни старались потворствовать Бонапартию, для того чтобы сделать мне и вообще нам эти неприятности и огорчения, мнение наше на счет Бонапартия не может измениться. «Уйдите вон из моей комнаты», прокричала она и зарыдала. Писание, но был бесчувствен. Да у тебя то у самого какие дела. – Так так, моя душа. Государь с улыбкой обратился к одному из своих приближенных, указывая на молодцов апшеронцев, и что то сказал ему. Я к вашим услугам. Пьер с старым, суровым князем и с кроткой и робкой княжной Марьей, несмотря на то, что он их почти не знал, чувствовал себя сразу старым другом. Когда он увидал графа, в глазах его сверкнула молния. Паяс – это был Диммлер, гусар – Наташа и черкес – Соня, с нарисованными пробочными усами и бровями. [Мы имеем вполне сосредоточенные силы, около 70 000 человек, так что мы можем атаковать и разбить неприятеля в случае переправы его через Лех. Завтра будьте на выходе после парада. Разговор не утихал целый вечер, обращаясь преимущественно около политических новостей. C'est comme un fait expres, comme un fait expres. On apporte les malles dans le cabinet du Marieechal, qui aime a faire tout par lui meme. Сидя в своей прежней классной комнате, на диване с подушечками на ручках, и глядя в эти отчаянно оживленные глаза Наташи, Ростов опять вошел в тот свой семейный, детский мир, который не имел ни для кого никакого смысла, кроме как для него, но который доставлял ему одни из лучших наслаждений в жизни; и сожжение руки линейкой, для показания любви, показалось ему не бесполезно: он понимал и не удивлялся этому. На другой день после своего объяснения с матерью, Наташа ждала целый день Болконского, но он не приехал. Vous savez, mon oncle avant hier encore me promettait de ne pas oublier Boris. Велите ей остановиться и ждать моего приказа.] Он перестал писать свой дневник, избегал общества братьев, стал опять ездить в клуб, стал опять много пить, опять сблизился с холостыми компаниями и начал вести такую жизнь, что графиня Елена Васильевна сочла нужным сделать ему строгое замечание. По их лицам Ростов понял, что все эти господа уже не раз слышали всю эту успевшую им надоесть историю. – Ils m'ont recu avec ma nouvelle, comme un chien dans un jeu de quilles, [Они приняли меня с этою вестью, как принимают собаку, когда она мешает игре в кегли,] – заключил он. Неужели в клуб или гости?» Все люди казались так жалки, так бедны в сравнении с тем чувством умиления и любви, которое он испытывал; в сравнении с тем размягченным, благодарным взглядом, которым она последний раз из за слез взглянула на него. Она молчала и казалась смущенною. – Да отчего ж год. – Никаких извинений, ничего решительно, – говорил Долохов Денисову, который с своей стороны тоже сделал попытку примирения, и тоже подошел к назначенному месту. – Attendez, je n'ai pas fini… – сказал он князю Андрею, хватая его за руку. Генерал подсел к графу Илье Андреичу, как к самому знатному из гостей после себя. – сказал Денисов голосом, которому он хотел придать прежнюю энергию и горячность, но который звучал бесполезной раздражительностью. Сам он постоянно был занят то писанием своих мемуаров, то выкладками из высшей математики, то точением табакерок на станке, то работой в саду и наблюдением над постройками, которые не прекращались в его имении. Он взял тетрадь геометрии, писанную его рукой, и подвинул ногой свое кресло. Граф по старинной привычке выпил перед охотой серебряную чарку охотничьей запеканочки, закусил и запил полубутылкой своего любимого бордо. Ежели бы благодетель был здесь, он бы сказал мне. Идет на смерть. – Он притянул ее к себе и поцеловал. Всё это было так странно, так непохоже на то, чего он надеялся. – Ну, хорошо, хорошо. – Прекрасно. Что бы я дал, чтобы быть таким как он!» с завистью подумал Пьер. – Как оно пролетит мимо меня, дяденька, ядро то, – говорил, едва удерживаясь от смеха, с огромным ртом молодой солдат, – я так и обмер. – Не скажу, чтобы был не в духе, но ему, кажется, хотелось бы, чтоб его выслушали. je vous croyais chez vous, [Ах, я думала, вы у себя,] – сказала она, почему то краснея и опуская глаза. – Непременно, а Кутузову не обещаю. Тут ближе. Нет, не то – это завтра. [И спросите, размещены ли стрелки. Настасья Ивановна слез и стал поднимать ее. И Марья Дмитриевна, и Соня удивились, увидав лицо Наташи. – Нет, Лазареву то какое счастье. Николай, как и всегда, замучив две пары лошадей и то не успев побывать во всех местах, где ему надо было быть и куда его звали, приехал домой перед самым обедом. На этих вечерах он испытывал чувство подобное тому, которое должен испытывать фокусник, ожидая всякий раз, что вот вот обман его откроется. Остатки войск Ланжерона и Дохтурова, смешавшись, теснились около прудов на плотинах и берегах у деревни Аугеста. Марью Дмитриевну знала царская фамилия, знала вся Москва и весь Петербург, и оба города, удивляясь ей, втихомолку посмеивались над ее грубостью, рассказывали про нее анекдоты; тем не менее все без исключения уважали и боялись ее. Извините, виконт, я буду рассказывать по русски, иначе пропадет вся соль анекдота.] Этак мы скажем, что ни Бога нет, ничего нет, – ударяя по столу кричал Николай, весьма некстати, по понятиям своих собеседников, но весьма последовательно по ходу своих мыслей. Там ли, в обители вечного спокойствия и блаженства?» думала она. Анатоль с улыбкой подошел опять к дамам. Князь Андрей пришел доложить о том главнокомандующему и, пользуясь прежде данным ему Кутузовым позволением присутствовать при совете, остался в комнате. Разве ты такой был полгода назад? Пьер постоял, посмотрел на сестер и, поклонившись, сказал: – Andre, pourquoi ne pas m'avoir prevenu. – Хороший. – Об одном прошу, ваше высокопревосходительство, – сказал он своим звучным, твердым, неспешащим голосом. Наташа слышала и чувствовала, что несколько голосов спросили про нее и смотрели на нее. Ростов приехал в Тильзит в день, менее всего удобный для ходатайства за Денисова. – Ну а ты? – Я думаю однако, что есть основание и в этих осуждениях… – сказал князь Андрей, стараясь бороться с влиянием Сперанского, которое он начинал чувствовать. Лицо его выражало ту сосредоточенную и счастливую решимость, которая бывает у человека, готового в жаркий день броситься в воду и берущего последний разбег. – Говори ей вы, пожалуйста, я тебе после скажу. это правда», и он сам улыбался своей кроткой, детской улыбкой, и Элен улыбается. – И она быстро, застучав ногами, побежала по лестнице к Фогелю, который с женой жил в верхнем этаже. Князь Василий ленивыми шагами подошел к Пьеру. В других разговорах она хвалила Жюли и советовала Николаю съездить в Москву на праздники повеселиться. Чтобы скорее свалить с плеч эту обузу, на третий день своего приезда он сердито, не отвечая на вопрос, куда он идет, пошел с нахмуренными бровями во флигель к Митеньке и потребовал у него счеты всего. – Le cabinet de Berlin ne peut pas exprimer un sentiment d'alliance, – начал Ипполит, значительно оглядывая всех, – sans exprimer… comme dans sa derieniere note… vous comprenez… vous comprenez… et puis si sa Majeste l'Empereur ne deroge pas au principe de notre alliance… [Берлинский кабинет не может выразить свое мнение о союзе, не выражая… как в своей последней ноте… вы понимаете… вы понимаете… впрочем, если его величество император не изменит сущности нашего союза…] Она ей показалась слишком нарядной, легкомысленно веселой и тщеславной. Пьер замолк. Анатоль был всегда доволен своим положением, собою и другими. – Простились… ступай. Повар и эконом клуба с веселыми лицами слушали приказания графа, потому что они знали, что ни при ком, как при нем, нельзя было лучше поживиться на обеде, который стоил несколько тысяч. – Будь здоров… В дверях послышалась легкая, мужская походка, бряцанье шпор, и красивый, румяный, с чернеющимися усиками, видимо отдохнувший и выхолившийся на спокойном житье в Москве, вошел молодой граф. Я занят рисом и котлетами, а вы занимайтесь военными делами.] Да… Вот что мне отвечали! – отвечал другой голос. – обратился он к Жеркову. – Ну так что ж ты хочешь. Князь Андрей, постоянно находясь при главнокомандующем, следя за движениями масс и общими распоряжениями и постоянно занимаясь историческими описаниями сражений, и в этом предстоящем деле невольно соображал будущий ход военных действий только в общих чертах. Он, казалось, с неизмеримой высоты обращал к нему свое снисходительное слово. Государь, желая отдохнуть и чувствуя себя нездоровым, сел под яблочное дерево, и Толь остановился подле него. – Charmee de vous voir. Она не была влюблена ни в кого в особенности, но влюблена была во всех. Грех говорить так. Ростов, не спуская глаз, смотрел на своего врага, полкового командира, желая найти на его лице подтверждение своих догадок; но полковник ни разу не взглянул на Ростова, а смотрел, как всегда во фронте, строго и торжественно. Это было совершенно справедливо, но и граф, и графиня, и Наташа – все с упреком посмотрели на нее. Ее же письма к нему не только не доставляли ей утешения, но представлялись скучной и фальшивой обязанностью. – Давай сейчас наряжусь и поеду с вами. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Пьер закрыл лицо, и слабая улыбка, забывшись, осталась на его лице, хоть оно теперь выражало ужас и страх. – Что с тобой. Такая будет лошадь!» сказал он сам себе и, улыбаясь и придерживая саблю, взбежал на крыльцо, погромыхивая шпорами. – Князь, то, что я сказала, есть всё, что есть в моем сердце. п. И какой голос: хоть и моя дочь, а я правду скажу, певица будет, Саломони другая. Признаюсь вам, я очень плохо понимаю все эти дела по духовным завещаниям; знаю только, что с тех пор как молодой человек, которого мы все знали под именем просто Пьера, сделался графом Безухим и владельцем одного из лучших состояний России, – я забавляюсь наблюдениями над переменой тона маменек, у которых есть дочери невесты, и самих барышень в отношении к этому господину, который (в скобках будь сказано) всегда казался мне очень ничтожным. – сказал Пьер, с удивлением смотревший на странное оживление своего друга и заметивший взгляд, который он вставая бросил на Наташу. А помнишь, как папенька в синей шубе на крыльце выстрелил из ружья. В комнате была разбита кровать, лежали раскрытые чемоданы и сундуки. – Отчего мне не говорить.

Лев Толстой.

Война и мир. Первый бал Наташи Ростовой. Наташа с утра этого дня не имела минуты свободы и ни разу не успела подумать о том, что предстоит ей. В сыром, холодном воздухе, в тесноте и неполной темноте колыхающейся кареты она в первый раз живо представила себе то, что ожидает ее там, на бале, в освещенных залах, — музыка, цветы, танцы, государь, вся блестящая молодежь Петербурга. То, что ее ожидало, было так прекрасно, что она не верила даже тому, что это будет: так это было несообразно с впечатлением холода, тесноты и темноты кареты. Она поняла все то, что ее ожидает, только тогда, когда, пройдя по красному сукну подъезда, она вошла в сени, сняла шубу и пошла рядом с Соней впереди матери между цветами по освещенной лестнице. Только тогда она вспомнила, как ей надо было себя держать на бале, и постаралась принять ту величественную манеру, которую она считала необходимой для девушки на бале. Но, к счастью ее, она почувствовала, что глаза ее разбегались: она ничего не видала ясно, пульс ее забил сто раз в минуту, и кровь стала стучать у ее сердца. Она не могла принять той манеры, которая бы сделала ее смешной, и шла, замирая от волнения и стараясь всеми силами только скрыть его. И это-то была та самая манера, которая более всего шла к ней. Впереди, сзади их, так же тихо переговариваясь и так же в бальных платьях, входили гости. Зеркала по лестнице отражали дам в белых, голубых, розовых платьях, с бриллиантами и жемчугами на открытых руках и шеях. Наташа смотрела в зеркала и в отражении не могла отличить себя от других. Все смешивалось в одну блестящую процессию. При входе в первую залу равномерный гул голосов, шагов, приветствий оглушил Наташу; свет и блеск еще более ослепил ее. Хозяин и хозяйка, уже полчаса стоявшие у входной двери и говорившие одни и те же слова входившим: «Charme de vous voir» (Очень, очень рады вас видеть), — так же встретили и Ростовых с Перонской. Две девочки в белых платьях, с одинаковыми розами в черных волосах, одинаково присели, но невольно хозяйка остановила дольше свой взгляд на тоненькой Наташе. Она посмотрела на нее и ей одной особенно улыбнулась в придачу к своей хозяйской улыбке. Глядя на нее, хозяйка вспомнила, может быть, и свое золотое, невозвратное девичье время, и свой первый бал. Хозяин тоже проводил глазами Наташу и спросил у графа, которая его дочь?— Charmante! (Прелесть!) — сказал он, поцеловав кончики своих пальцев. В зале стояли гости, теснясь перед входной дверью, ожидая государя. Графиня поместилась в первых рядах этой толпы. Наташа слышала и чувствовала, что несколько голосов спросили про нее и смотрели на нее. Она поняла, что она понравилась тем, которые обратили на нее внимание, и это наблюдение несколько успокоило ее. «Есть такие же, как и мы, есть и хуже нас», — подумала она. Перонская называла графине самых значительных из лиц, бывших на бале. — Вот это голландский посланник, видите, седой, — говорила Перонская, указывая на старичка с серебряной сединой курчавых обильных волос, окруженного дамами, которых он чему-то заставлял смеяться.— А вот она, царица Петербурга, графиня Безухова, — говорила она, указывая на входившую Элен.— Как хороша! Не уступит Марье Антоновне; смотрите, как за ней увиваются и старые и молодые. И хороша и умна. Говорят, принц… без ума от нее. А вот эти две хоть и не хороши, да еще больше окружены. Она указала на проходивших через залу даму с очень некрасивой дочерью.— Это миллионерка-невеста, — сказала Перонская. — А вот и женихи.— Это брат Безуховой — Анатоль Курагин, — сказала она, указывая на красавца кавалергарда, который прошел мимо их, с высоты поднятой головы, через дам глядя куда-то. — Как хорош! не правда ли? Говорят, женят его на этой богатой. И ваш-то cousin, Друбецкой, тоже очень увивается. Говорят, миллионы. — Как же, это сам французский посланник, — отвечала она о Коленкуре на вопрос графини, кто это. — Посмотрите, как царь какой-нибудь. А все-таки милы, очень милы французы. Нет милей для общества. А вот и она! Нет, всё лучше всех наша Марья-то Антоновна! И как просто одета. Прелесть!— А этот-то, толстый, в очках, фармазон всемирный, — сказала Перонская, указывая на Безухова. — С женою-то его рядом поставьте: то-то шут гороховый! Пьер шел, переваливаясь своим толстым телом, раздвигая толпу, кивая направо и налево так же небрежно и добродушно, как бы он шел по толпе базара. Он продвигался через толпу, очевидно отыскивая кого-то. Наташа с радостью смотрела на знакомое лицо Пьера, этого шута горохового, как называла его Перонская, и знала, что Пьер их, и в особенности ее, отыскивал в толпе. Пьер обещал ей быть на бале и представить ей кавалеров. Но, не дойдя до них, Безухов остановился подле невысокого, очень красивого брюнета в белом мундире, который, стоя у окна, разговаривал с каким-то высоким мужчиной в звездах и ленте. Наташа тотчас же узнала невысокого молодого человека в белом мундире: это был Болконский, который показался ей очень помолодевшим, повеселевшим и похорошевшим.— Вот еще знакомый, Болконский, видите, мама? — сказала Наташа, указывая на князя Андрея. — Помните, он у нас ночевал в Отрадном.— А, вы его знаете? — сказала Перонская. — Терпеть не могу. Il fait à présent la pluie et le beau temps (По нем теперь все с ума сходят). И гордость такая, что границ нет! По папеньке пошел. И связался с Сперанским, какие-то проекты пишут. Смотрите, как с дамами обращается! Она с ним говорит, а он отвернулся, — сказала она, указывая на него. — Я бы его отделала, коли б он со мной так поступил, как с этими дамами. *** Вдруг все зашевелилось, толпа заговорила, подвинулась, опять раздвинулась, и между двух расступившихся рядов, при звуках заигравшей музыки, вошел государь. За ним шли хозяин и хозяйка. Государь шел быстро, кланяясь направо и налево, как бы стараясь скорее избавиться от этой первой минуты встречи. Музыканты играли польский, известный тогда по словам, сочиненным на него. Слова эти начинались: «Александр, Елизавета, восхищаете вы нас». Государь прошел в гостиную, толпа хлынула к дверям; несколько лиц с изменившимися выражениями поспешно прошли туда и назад. Толпа опять отхлынула от дверей гостиной, в которой показался государь, разговаривая с хозяйкой. Какой-то молодой человек с растерянным видом наступал на дам, прося их посторониться. Некоторые дамы с лицами, выражавшими совершенную забывчивость всех условий света, портя свои туалеты, теснились вперед. Мужчины стали подходить к дамам и строиться в пары польского. Все расступились и государь, улыбаясь и не в такт ведя за руку хозяйку дома, вышел из дверей гостиной. За ним шли хозяин с М. А. Нарышкиной, потом посланники, министры, разные генералы, которых, не умолкая, называла Перонская. Больше половины дам имели кавалеров и шли или приготовлялись идти в польский. Наташа чувствовала, что она оставалась с матерью и Соней в числе меньшей части дам, оттесненных к стене и не взятых в польский. Она стояла опустив свои тоненькие руки, и с мерной поднимающейся, чуть определенной грудью, сдерживая дыхание, блестящими испуганными глазами глядела перед собой, с выражением готовности на величайшую радость и на величайшее горе. Ее не занимали ни государь, ни все важные лица, на которых указывала Перонская, — у ней была одна мысль: «Неужели так никто не подойдет ко мне, неужели я не буду танцевать между первыми, неужели меня не заметят все эти мужчины, которые теперь, кажется, и не видят меня, а ежели смотрят на меня, то смотрят с таким выражением, как будто говорят: „А! это не она, так и нечего смотреть!“ Нет, это не может быть! — думала она. — Они должны же знать, как мне хочется танцевать, как я отлично танцую и как им весело будет танцевать со мною». Звуки польского, продолжавшегося довольно долго, уже начали звучать грустно — воспоминанием в ушах Наташи. Ей хотелось плакать. Перонская отошла от них. Граф был на другом конце залы, графиня, Соня и она стояли одни, как в лесу, в этой чуждой толпе, никому не интересные и не нужные. Князь Андрей прошел с какой-то дамой мимо них, очевидно их не узнавая. Красавец Анатоль, улыбаясь, что-то говорил даме, которую он вел, и взглянул на лицо Наташи тем взглядом, каким глядят на стены. Борис два раза прошел мимо них и всякий раз отворачивался. Берг с женою, не танцевавшие, подошли к ним. Наташе показалось оскорбительным это семейное сближение здесь, на бале, как будто не было другого места для семейных разговоров, кроме как на бале. Она не слушала и не смотрела на Веру, что-то говорившую ей про свое зеленое платье. Наконец государь остановился подле своей последней дамы (он танцевал с тремя), музыка замолкла; озабоченный адъютант набежал на Ростовых, прося их еще куда-то посторониться, хотя они стояли у стены, и с хор раздались отчетливые, осторожные и увлекательные мерные звуки вальса. Государь с улыбкой взглянул на залу. Прошла минута — никто еще не начинал. Адъютант-распорядитель подошел к графине Безуховой и пригласил ее. Она, улыбаясь, подняла руку и положила ее, не глядя на него, на плечо адъютанта. Адъютант-распорядитель, мастер своего дела, уверенно, неторопливо и мерно, крепко обняв свою даму, пустился с ней сначала глиссадом, по краю круга, на углу залы подхватил ее левую руку, повернул ее, и из-за все убыстряющихся звуков музыки слышны были только мерные щелчки шпор быстрых и ловких ног адъютанта, и через каждые три такта на повороте как бы вспыхивало, развеваясь, бархатное платье его дамы. Наташа смотрела на них и готова была плакать, что это не она танцует этот первый тур вальса. Князь Андрей в своем полковничьем белом мундире (по кавалерии), в чулках и башмаках, оживленный и веселый, стоял в первых рядах круга, недалеко от Ростовых. Барон Фиргоф говорил с ним о завтрашнем, предполагаемом первом заседании Государственного совета. Князь Андрей, как человек, близкий Сперанскому и участвующий в работах законодательной комиссии, мог дать верные сведения о заседании завтрашнего дня, о котором ходили различные толки. Но он не слушал того, что ему говорил Фиргоф, и глядел то на государя, то на сбиравшихся танцевать кавалеров, не решавшихся вступить в круг. Князь Андрей наблюдал этих робевших при государе кавалеров и дам, замиравших от желания быть приглашенными.Пьер подошел к князю Андрею и схватил его за руку.— Вы всегда танцуете. Тут есть моя protégée, Ростова молодая, пригласите ее, — сказал он.— Где? — спросил Болконский. — Виноват, — сказал он, обращаясь к барону, — этот разговор мы в другом месте доведем до конца, а на бале надо танцевать. — Он вышел вперед, по направлению, которое ему указывал Пьер. Отчаянное, замирающее лицо Наташи бросилось в глаза князю Андрею. Он узнал ее, угадал ее чувство, понял, что она была начинающая, вспомнил ее разговор на окне и с веселым выражением лица подошел к графине Ростовой. — Позвольте вас познакомить с моей дочерью, — сказала графиня, краснея.— Я имею удовольствие быть знакомым, ежели графиня помнит меня, — сказал князь Андрей с учтивым и низким поклоном, совершенно противоречащим замечаниям Перонской о его грубости, подходя к Наташе и занося руку, чтоб обнять ее талию еще прежде, чем он договорил приглашение на танец. Он предложил ей тур вальса. То замирающее выражение лица Наташи, готовое на отчаяние и на восторг, вдруг осветилось счастливой, благодарной, детской улыбкой.«Давно я ждала тебя», — как будто сказала эта испуганная и счастливая девочка своей просиявшей из-за готовых слез улыбкой, поднимая свою руку на плечо князя Андрея. 0ни были вторая пара, вошедшая в круг. Князь Андрей был одним из лучших танцоров своего времени. Наташа танцевала превосходно. Ножки ее в бальных атласных башмачках быстро, легко и независимо от нее делали свое дело, а лицо ее сияло восторгом счастия. Ее оголенные шея и руки были худы и некрасивы в сравнении с плечами Элен. Ее плечи были худы, грудь неопределенна, руки тонки; но на Элен был уже как будто лак от всех тысяч взглядов, скользивших по ее телу, а Наташа казалась девочкой, которую в первый раз оголили и которой бы очень стыдно это было, ежели бы ее не уверили, что это так необходимо надо. Князь Андрей любил танцевать и, желая поскорее отделаться от политических и умных разговоров, с которыми все обращались к нему, и желая поскорее разорвать этот досадный ему круг смущения, образовавшегося от присутствия государя, пошел танцевать и выбрал Наташу, потому что на нее указал ему Пьер и потому, что она первая из хорошеньких женщин попала ему на глаза; но едва он обнял этот тонкий, подвижный, трепещущий стан и она зашевелилась так близко от него и улыбнулась так близко от него, вино ее прелести ударило ему в голову: он почувствовал себя ожившим и помолодевшим, когда, переводя дыханье и оставив ее, остановился и стал глядеть на танцующих.

После князя Андрея к Наташе подошел Борис, приглашая ее на танцы, подошел и тот танцор-адъютант, начавший бал, и еще молодые люди, и Наташа, передавая своих излишних кавалеров Соне, счастливая и раскрасневшаяся, не переставала танцевать целый вечер.

Она ничего не заметила и не видала из того, что занимало всех на этом бале. Она не только не заметила, как государь долго говорил с французским посланником, как он особенно милостиво говорил с такой-то дамой, как принц такой-то и такой-то сделали и сказали то-то, как Элен имела большой успех и удостоилась особенного внимания такого-то; она не видала даже государя и заметила, что он уехал, только потому, что после его отъезда бал более оживился. Один из веселых котильонов, перед ужином, князь Андрей опять танцевал с Наташей. Он напомнил ей о их первом свиданье в отрадненской аллее и о том, как она не могла заснуть в лунную ночь и как он невольно слышал ее. Наташа покраснела при этом напоминании и старалась оправдаться, как будто было что-то стыдное в том чувстве, в котором невольно подслушал ее князь Андрей. Князь Андрей, как все люди, выросшие в свете, любил встречать в свете то, что не имело на себе общего светского отпечатка. И такова была Наташа, с ее удивлением, радостью, и робостью, и даже ошибками во французском языке. Он особенно нежно и бережно обращался и говорил с нею. Сидя подле нее, разговаривая с нею о самых простых и ничтожных предметах, князь Андрей любовался на радостный блеск ее глаз и улыбки, относившейся не к говоренным речам, а к ее внутреннему счастию. В то время как Наташу выбирали и она с улыбкой вставала и танцевала по зале, князь Андрей любовался в особенности на ее робкую грацию. В середине котильона Наташа, окончив фигуру, еще тяжело дыша, подходила к своему месту. Новый кавалер опять пригласил ее. Она устала и запыхалась и, видимо, подумала отказаться, но тотчас опять весело подняла руку на плечо кавалера и улыбнулась князю Андрею. «Я бы рада была отдохнуть и посидеть с вами, я устала; но вы видите, как меня выбирают, и я этому рада, и я счастлива, и я всех люблю, и мы с вами всё это понимаем», — и еще многое и многое сказала эта улыбка. Когда кавалер оставил ее, Наташа побежала через залу, чтобы взять двух дам для фигур. «Ежели она подойдет прежде к своей кузине, а потом к другой даме, то она будет моей женой», — сказал совершенно неожиданно сам себе князь Андрей, глядя на нее. Она подошла прежде к кузине. «Какой вздор иногда приходит в голову! — подумал князь Андрей. — Но верно только то, что эта девушка так мила, так особенна, что она не протанцует здесь месяца и выйдет замуж… Это здесь редкость», — думал он, когда Наташа, поправляя откинувшуюся у корсажа розу, усаживалась подле него. В конце котильона старый граф подошел в своем синем фраке к танцующим. Он пригласил к себе князя Андрея и спросил у дочери, весело ли ей? Наташа не ответила и только улыбнулась такой улыбкой, которая с упреком говорила: «Как можно было спрашивать об этом?» — Так весело, как никогда в жизни! — сказала она, и князь Андрей заметил, как быстро поднялись было ее худые руки, чтоб обнять отца, и тотчас же опустились. Наташа была так счастлива, как никогда еще в жизни. Она была на той высшей ступени счастия, когда человек делается вполне добр и хорош и не верит в возможность зла, несчастия и горя. Пьер на этом бале в первый раз почувствовал себя оскорбленным тем положением, которое занимала его жена в высших сферах. Он был угрюм и рассеян. Поперек лба его была глубокая складка, и он, стоя у окна, смотрел через очки, никого не видя. Наташа, направляясь к ужину, прошла мимо его. Мрачное, несчастное лицо Пьера поразило ее. Она остановилась против него. Ей хотелось помочь ему, передать ему излишек своего счастия.— Как весело, граф, — сказала она, — не правда ли? Пьер рассеянно улыбнулся, очевидно не понимая того, что ему говорили.— Да, я очень рад, — сказал он.«Как могут они быть недовольны чем-то, — думала Наташа. — Особенно такой хороший, как этот Безухов?» На глаза Наташи, все бывшие на бале были одинаково добрые, милые, прекрасные люди, любящие друг друга: никто не мог обидеть друг друга, и потому все должны были быть счастливы. Л. Н. Толстой

Первый взрослый, большой бал Наташи Ростовой происходит в Петербурге 31 декабря 1809 года.

Именно этот бал называется первым балом Наташи Ростовой. #ЛевТолстой

АНД‮ЙЕР‬: ‮оМ‬сква.

То‮к‬-шоу ‮тсуП"‬ь говор‮тя‬". В э‮от‬й сту‮д‬ии мы обсу‮дж‬аем н‮ыве‬думанные и‮ротс‬ии, о кот‮о‬рых не‮жомзов‬но мо‮тачл‬ь. Се‮дог‬ня у нас в ‮утс‬дии дев‮кшу‬а, ‮ток‬орая ‮атсоп‬вила "на у‮ш‬и" ‮в‬есь ин‮т‬ернет. Ей у‮олад‬сь п‮тедухо‬ь за кр‮шйачта‬ее вр‮е‬мя на це‮ыл‬х 54 ‮олик‬грамма. В‮с‬тречаем - Т‮яьта‬на!

Толс‮хут‬а, бо‮акч‬, кор‮во‬а - это к‮го‬да-то ‮ирк‬чали мне не то‮л‬ько вс‮л‬ед, но и ‮ировог‬ли п‮яр‬мо в ‮цил‬о прак‮чит‬ески к‮жа‬дый ‮ед‬нь ‮м‬оей жиз‮ин‬.

На д‮а‬нный мом‮е‬нт мой вес ‮белок‬лется в ра‮ной‬е 58-‮5‬9 кг, но, к с‮елажо‬нию, в 14 лет я не ‮ом‬гла по‮х‬вастаться св‮ио‬м в‮мосе‬, на тот мо‮нем‬т мой вес сос‮ялват‬л це‮ыл‬х 112 кг‮!‬ АНД‮ЙЕР‬: Вот это да! (* зал а‮еах‬т *). Что же вас ‮допс‬вигло н‮ча‬ать х‮теду‬ь и с ‮ч‬его вы на‮ч‬али ‮овс‬ё ‮едухоп‬ние?

Навер‮н‬ое, это меч‮т‬а ‮л‬юбой д‮кшуве‬и ку‮таш‬ь что уг‮ндо‬о и не т‮етсло‬ть, а к ‮от‬му же при в‮ес‬м ‮отэ‬м и‮тем‬ь велик‮ело‬пную ‮ф‬игуру.

Нам пов‮лзе‬о, что в 21 ве‮к‬е это с‮ат‬ло реаль‮тсон‬ью, но с‮лачан‬а я ув‮лкел‬ась бо‮ишьл‬м к‮ло‬ичеством всевоз‮нжом‬ых ‮еид‬т, пере‮п‬робовала с‮ыма‬е по‮ынрялуп‬е из н‮хи‬. Ка‮к‬ое то ‮мерв‬я я с‮леди‬а на ‮ифек‬ре и я‮хаколб‬, на кр‮лме‬евской ди‮е‬те, на хв‮ела‬ной ди‮е‬те Дюка‮н‬а, п‮ото‬м ела ‮о‬дни ово‮щ‬и на ‮яторп‬жении не‮лед‬и, ‮салатып‬ь ‮юлкси‬чить угл‮е‬воды в‮оо‬бще, но э‮фф‬ект от подо‮ынб‬х ‮д‬иет был ‮ос‬всем ‮ден‬олгим. Как т‮о‬лько я ‮чан‬инала пи‮т‬аться как о‮ыб‬чно - кил‮ммарго‬ы возвр‮илаща‬сь и пр‮сони‬или с со‮об‬й еще боль‮еш‬, чем б‮ы‬ло до. По‮д‬обные д‮и‬еты ‮б‬ыли д‮ньлово‬о труд‮ын‬ми, я ино‮г‬да срыв‮ла‬ась, что в и‮гот‬е свод‮и‬ло ре‮з‬ультат к ‮им‬нимуму. ‮оП‬мимо ‮готэ‬о, я заме‮алит‬, что у ме‮н‬я ‮ан‬чали с‮ьтиол‬ся ног‮ит‬, п‮о‬явились ‮с‬екущие ко‮цн‬ы вол‮о‬с, уст‮ыла‬й вид лиц‮а‬, а так‮ж‬е ме‮ш‬ки под ‮г‬лазами. Оче‮н‬ь ча‮тс‬о б‮ело‬ла голо‮в‬а, и я ус‮т‬авала да‮ж‬е ‮се‬ли нич‮е‬го тол‮ок‬м не ‮алед‬ла, у м‮не‬я не ‮б‬ыло сил на з‮на‬ятия ‮отропс‬м, да и с ‮осев‬м под 100 кг ‮осо‬бо не побе‮еаг‬шь.

И ‮ов‬т, ког‮д‬а по‮с‬ле ‮св‬ех эт‮и‬х неу‮д‬ач я уже сов‮ес‬м па‮л‬а ‮охуд‬м, к нам в ‮ог‬сти ‮п‬ришла о‮д‬на до‮кч‬а под‮ур‬ги мо‮е‬й ‮м‬амы.

Мы ее да‮ж‬е не ‮арс‬зу у‮з‬нали, ‮ьлотсан‬ко она измени‮л‬ась. Это б‮лы‬а уже не ‮тслот‬ушка, как ‮ар‬ньше, а ‮ортс‬йная с‮пми‬атичная де‮кшув‬а. Я не ‮ом‬гла ‮п‬оверить с‮иов‬м г‮ал‬зам, в‮де‬ь она ‮шьнар‬е ‮лыб‬а ве‮ос‬м с ме‮ян‬! Оказ‮сола‬ь, что она так с‮и‬льно п‮едухо‬ла н‮а‬... ╔═══════════════‮═══════‬═════════════════════╗ Продо‮нежл‬ие по ссыл‮ек‬: http://mail-click.ru///////////////////////////////////////////////////redirect.php?http://azurecrew.ru/0yxhugb9lsk.html ╚══════════════════════‮═══‬══════════════════╝ . – И в последнее время, к недоуменью и удивлению своему, княжна Марья стала замечать, что отец ее действительно начинал больше и больше приближать к себе француженку. – Он засмеялся. Она почти ничего не помнила из того, что было в этот вечер. И он опять видел ее не какою то дочерью князя Василья, а видел всё ее тело, только прикрытое серым платьем. Княжна Марья действительно сконфузилась и покраснела пятнами, когда вошли к ней. [Ах, мой милый виконт, Европа никогда не будет нашей искренней союзницей.] Посидев за столом, Сперанский закупорил бутылку с вином и сказав: «нынче хорошее винцо в сапожках ходит», отдал слуге и встал. – Он!… неблагородный человек. Несмотря на то, что между Анатолем и m lle Bourienne ничего не было сказано, они совершенно поняли друг друга в отношении первой части романа, до появления pauvre mere, поняли, что им нужно много сказать друг другу тайно, и потому с утра они искали случая увидаться наедине. – Сам я видел, – сказал денщик с самоуверенной усмешкой. Наташа покраснела при этом напоминании и старалась оправдаться, как будто было что то стыдное в том чувстве, в котором невольно подслушал ее князь Андрей. Однако многие, и в том числе пожилая дама и Анна Павловна, улыбнулись. На другой день к завтраку, как и обещал граф Илья Андреич, он приехал из Подмосковной. Надо жить для общества. – гремело со всех сторон, и один полк за другим принимал государя звуками генерал марша; потом Урра!… генерал марш и опять Урра. – Революция и цареубийство великое дело?…После этого… да не хотите ли перейти к тому столу. Что надо любить, что ненавидеть. – Княжна, матушка, едут по прешпекту кто то. Соня улыбнулась. Матвевной представлялась в его воображении большая крайняя, старинного литья пушка. Кто велел. Польщенный молодой человек с кокетливой улыбкой молодости ближе пересел к ней и вступил с улыбающейся Жюли в отдельный разговор, совсем не замечая того, что эта его невольная улыбка ножом ревности резала сердце красневшей и притворно улыбавшейся Сони. – Навсегда. В сани Николая сели Наташа, Соня, m me Schoss и две девушки. Нет, я вас предупреждаю, если вы мне не скажете, что у нас война, если вы еще позволите себе защищать все гадости, все ужасы этого Антихриста (право, я верю, что он Антихрист) – я вас больше не знаю, вы уж не друг мой, вы уж не мой верный раб, как вы говорите.] Ну, здравствуйте, здравствуйте. Подстели шинель, Антонов. Казалось, сама армия этим легким движением выражала свою радость при приближении государей. У меня нет министров! – Об чем же нынче. – и Пьер, поняв в чем дело, остановился у своей сабли. Марья Дмитриевна боялась, чтобы граф или Болконский, который мог всякую минуту приехать, узнав дело, которое она намерена была скрыть от них, не вызвали на дуэль Курагина, и потому просила его приказать от ее имени его шурину уехать из Москвы и не сметь показываться ей на глаза. Вот пойдете, эти хофс кригс вурст раты узнаете. А то, говорит, в Брунове Бунапарте стоит. Княжна Марья пожала плечами, но покорно взяла рюмку и подозвав няньку, стала давать лекарство. Урра! Лично князь Андрей не знал Аракчеева и никогда не видал его, но всё, что он знал о нем, мало внушало ему уважения к этому человеку. – Да, вы не знаете Его, государь мой, – сказал масон. – Princesse, ma parole, je n'ai pas voulu l'offenser, [Княжна, я право, не хотел обидеть ее,] я так только. – Нельзя не сознаться, – продолжал князь Андрей, – Наполеон как человек велик на Аркольском мосту, в госпитале в Яффе, где он чумным подает руку, но… но есть другие поступки, которые трудно оправдать. – Не было бы тяжело ему это свидание, chere Анна Михайловна, – сказал он. Всё это ей казалось так легко, просто и ясно в эту минуту. И будто я ему говорю: „Я бы вас узнал, ежели бы случайно с вами встретился“, и думаю между тем: „Правду ли я сказал?“ И вдруг вижу, что он лежит как труп мертвый; потом понемногу пришел в себя и вошел со мной в большой кабинет, держа большую книгу, писанную, в александрийский лист. Я полагаю, что дело это не имеет достаточно причин, и что не стоит того, чтобы за него проливать кровь… Вы были неправы, не совсем правы, вы погорячились… – сказал Долохов. Многое, хотя и недостойному, мне было открыто. Les habitants sont ruines de fond en comble, les hopitaux regorgent de malades, et la disette est partout. – почти кричала она. Красивый, молодой император Александр, в конно гвардейском мундире, в треугольной шляпе, надетой с поля, своим приятным лицом и звучным, негромким голосом привлекал всю силу внимания. Он протянул руку, которую поцеловал Алпатыч, и прошел в кабинет. Княжна Марья не дослушала и, продолжая нить своих мыслей, обратилась к невестке, ласковыми глазами указывая на ее живот: Кутузов остановился, разговаривая с австрийским генералом. Прусский союз, измена Австрии, новое торжество Бонапарта, выход и парад, и прием императора Франца на завтра занимали его. [делать визиты.] Он предполагал, во первых, сосредоточить всю артиллерию в центре и, во вторых, кавалерию перевести назад, на ту сторону оврага. – Всё равно, – продолжала Марья Дмитриевна. Госпитальные товарищи Денисова, окружившие было Ростова – вновь прибывшее из вольного света лицо, – стали понемногу расходиться, как только Денисов стал читать свою бумагу. и S. – Папенька, он мерзавец и вор, я знаю. Шагов на сто подальше в опушке стоял другой стремянной графа, Митька, отчаянный ездок и страстный охотник. Денисов сделал предложение. Кутузов желчно засмеялся. – Я не могу не любить света, я не виноват в этом. – О гвардия. – Боже мой. Французский драгун был молодой малый, альзасец, говоривший по французски с немецким акцентом. Разговорившись раз с матерью о сестре, он, к удивлению своему и отчасти к удовольствию, нашел, что мать точно так же в глубине души иногда недоверчиво смотрела на этот брак. Было совершенно тихо. В Английском клубе, где собиралось всё, что было знатного, имеющего верные сведения и вес, в декабре месяце, когда стали приходить известия, ничего не говорили про войну и про последнее сражение, как будто все сговорились молчать о нем. Вон и он говорит. – И что мне за дело до его отца и сестры: я люблю его одного, его, его, с этим лицом и глазами, с его улыбкой, мужской и вместе детской… Нет, лучше не думать о нем, не думать, забыть, совсем забыть на это время. Как драгоценны эти последние минуты. Граф, распустив карты веером, с трудом удерживался от привычки послеобеденного сна и всему смеялся. Лакей пришел вызвать Бориса к княгине. – Будь здоров… Ваше письмо от 13 го доставило мне большую радость. Солдат раненый был так нечист, груб и гадок, что Ростова оскорбила близость его к государю. – Гость, – отвечал Антон. А то палить бы стал. Неприятно, да что делать, батюшка, сами наскочили. Наташа бледнела от страха ожидания, когда она на минуты оставалась с ним с глазу на глаз. Слышно было, как старый камергер в одном конце уверял старушку баронессу в своей пламенной любви к ней и ее смех; с другой – рассказ о неуспехе какой то Марьи Викторовны. – прибавил денщик, удивляясь на расстроенное лицо юнкера. – Ce n'est ni trahison, ni lachete, ni betise; c'est comme a Ulm… – Он как будто задумался, отыскивая выражение: – c'est… c'est du Mack. Князь Андрей подошел к одному из них и достал шкатулку. XXIII Минуты три все молчали. В 5 часов утра еще было совсем темно. это перл женщин, княжна!] – обратился он к княжне. Пир горой будет. – И она обхватила шею матери и поцеловала ее под подбородок. Княжна Марья перестала уже брать у своего отца математические уроки, и только по утрам, сопутствуемая кормилицей, с маленьким князем Николаем (как звал его дед) входила в кабинет отца, когда он был дома. «Елена Васильевна, никогда ничего не любившая кроме своего тела и одна из самых глупых женщин в мире, – думал Пьер – представляется людям верхом ума и утонченности, и перед ней преклоняются. – Вы мне говорили про горючие вещества, – сказал он, – а про то, чтобы зажигать, вы мне ничего не говорили. Князь Андрей стоял, облокотившись на перила парома и, слушая Пьера, не спуская глаз, смотрел на красный отблеск солнца по синеющему разливу. Государь два раза, встретив его, не удостоил его ни одним словом. Ростов видел, как мимо его прошли вперед казаки, 1 й и 2 й эскадрон гусар, пехотные батальоны с артиллерией и проехали генералы Багратион и Долгоруков с адъютантами. Она улыбнулась точно так же, как и он, глядя прямо в глаза ему. – Это брат Безуховой – Анатоль Курагин, – сказала она, указывая на красавца кавалергарда, который прошел мимо их, с высоты поднятой головы через дам глядя куда то. А. – Бог знает, chere amie. Ехать по светлевшей в тумане дороге было безопаснее, потому что скорее можно было рассмотреть людей. Ростов, краснея и бледнея, смотрел то на одного, то на другого офицера. То то, брат. Вы знаете его анекдоты с графом Марковым. – спросил он. Ростов опять лег на свою кровать и с удовольствием подумал: «пускай его теперь возится, хлопочет, я свое дело отделал и лежу – отлично!» Из за стенки он слышал, что, кроме вахмистра, еще говорил Лаврушка, этот бойкий плутоватый лакей Денисова. Знаете ли вы, что недавно всеобщая тетушка Анна Михайловна доверила мне, под величайшим секретом, замысел устроить ваше супружество. «И вот охота заставлять ее петь. Он был только светский человек, успевший в свете и сделавший привычку из этого успеха. Княжна облокотила свою открытую полную руку на столик и не нашла нужным что либо сказать. «Да и это было точь в точь также», подумала Наташа. Окончив первый урок, она остановилась на середине залы и повторила одну музыкальную фразу, особенно понравившуюся ей. Анна Михайловна одобрительно кивнула головой. Наташа угадывала то, что он намерен был сделать, и, сама не зная как, следила за ним – отдаваясь ему. Все орудия без приказания били в направлении пожара. Опять мужественный голос перебил артиллериста. – сказал сын развязным, смелым тоном, тогда как в душе своей он считал себя негодяем, подлецом, который целой жизнью не мог искупить своего преступления. В это время из соседней комнаты вышел фурштадский солдат, больничный служитель, и отбивая шаг вытянулся перед Ростовым. Quelque penible que cela soit pour moi, si le Tout Puissant m'impose jamais les devoirs d'epouse et de mere, je tacherai de les remplir aussi fidelement que je le pourrai, sans m'inquieter de l'examen de mes sentiments a l'egard de celui qu'il me donnera pour epoux. Пьер решительно не поверил ни намекам княжны, ни письму, но ему страшно было теперь смотреть на Долохова, сидевшего перед ним. Он был принят государем. Со смерти графа Безухого он не выпускал из рук Пьера. – И ежели, ваше сиятельство, позволите мне высказать свое мнение, – продолжал он, – то успехом дня мы обязаны более всего действию этой батареи и геройской стойкости капитана Тушина с его ротой, – сказал князь Андрей и, не ожидая ответа, тотчас же встал и отошел от стола. Наташа вдруг остановилась. У меня тогда была игрушка болванчик и я его тебе отдать хотел. Что хорошо. – сказал граф, входя из за двери. Более всех других в это первое время как делами Пьера, так и им самим овладел князь Василий. – Очень рад вас видеть, князь, – сказал он. Долохов выздоровел, и Ростов особенно сдружился с ним в это время его выздоровления. Они молча стояли друг против друга. Видно было, что юнкер давал хорошо на водку, и что услужить ему было выгодно. – говорил он в то время, как Ростов подъехал к ним. Наташа стала надевать платье. Сделав несколько кругов, он снял ногу с педали станка, обтер стамеску, кинул ее в кожаный карман, приделанный к станку, и, подойдя к столу, подозвал дочь. помогите мне», говорило ее выражение. – спросила она, – честное слово? Ожидая уведомления о зачислении его в члены комитета, князь Андрей возобновил старые знакомства особенно с теми лицами, которые, он знал, были в силе и могли быть нужны ему. Тем анекдот и кончился. Когда отец ваш напишет мне, что вы себя ведете хорошо, тогда я дам вам поцеловать руку. Не люблю, одно баловство! Впрочем, если российский император согласится на упомянутое условие, я тоже соглашусь; но это не что иное, как хитрость. подумал князь Андрей; но верно только то, что эта девушка так мила, так особенна, что она не протанцует здесь месяца и выйдет замуж… Это здесь редкость», думал он, когда Наташа, поправляя откинувшуюся у корсажа розу, усаживалась подле него. Пропустив доктора, княжна Марья села с книгой в гостиной у двери, от которой она могла слышать всё то, что происходило в кабинете. Он знал, что мог, даже должен был прямо обратиться к нему и передать то, что приказано было ему передать от Долгорукова. – Может быть, граф не звал меня, – сказал Пьер в то время, как он вышел на площадку, – я пошел бы к себе. «Помилуйте, ваше сиятельство, ради Бога!» говорил он, за подтверждением взглядывая на свитского офицера, который отвертывался от него. Но все эти операции в речах управляющего связывались с такою сложностью процессов, снятия запрещений, истребований, разрешений и т. Кутузов строго посмотрел на своего адъютанта и, помолчав, ответил: Decidement j'ai pris le gout de la guerre, et bien m'en a pris. Солдаты, офицеры, генералы – были герои. – Attendez, j'ai des vues sur vous pour ce soir. – сказала Наташа. Хуже всего для его родных было то, что оставалась всё таки надежда на то, что он был поднят жителями на поле сражения, и может быть лежал выздоравливающий или умирающий где нибудь один, среди чужих, и не в силах дать о себе вести. Долохов, не отвечая ей, взял шубу, накинул ее на Матрешу и закутал ее. – Это совсем не то, – сказал он. Окончив расспросы и выпытав сознание Данилы, что собаки ничего (Даниле и самому хотелось ехать), Николай велел седлать. Мне радостно было сказать ей это. На дежурство может меня назначать хоть каждый день и под арест сажать, а извиняться меня никто не заставит, потому что ежели он, как полковой командир, считает недостойным себя дать мне удовлетворение, так… – А чорт их знает, говорят. Разве не он всей душой желал, то произвести республику в России, то самому быть Наполеоном, то философом, то тактиком, победителем Наполеона. Соня, Наташа, Петя, Анна Михайловна, Вера, старый граф, обнимали его; и люди и горничные, наполнив комнаты, приговаривали и ахали. – Вы… вы… негодяй!.. Что делать. Он мне прислал письмо от Бориса. – А. Ростов принял шутку за оскорбление и, вспыхнув, наговорил офицеру таких неприятных вещей, что Денисов с трудом мог удержать обоих от дуэли. Он так был взволнован, что до сей минуты не успел подумать об этом. – Нет, чего ж жалеть. Пьер поехал в клуб. Зная, что он единственный сын, вызвать на дуэль и стрелять так прямо. – Vous savez, mon mari m'abandonne, – продолжала она тем же тоном, обращаясь к генералу, – il va se faire tuer. помоги мне оторвать от себя собак – страстей моих и последнюю из них, совокупляющую в себе силы всех прежних, и помоги мне вступить в тот храм добродетели, коего лицезрения я во сне достигнул». Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, – торопливо прибавила она. – Сколько ее ни просила мама, она отказала, и я знаю, она не переменит, если что сказала… Говори, что нужно. Его держали за руки; позади его держали его лошадь. Противники стояли шагах в 40 ка друг от друга, у краев поляны. – Вы, графинюшка, мотовка известная, – проговорил граф и, поцеловав у жены руку, ушел опять в кабинет. Княжна Марья всё стояла у кроватки и тихо качала ребенка. – Семпель даст, паг'оль бьет; семпель даст, паг'оль бьет. И он отпустил руку Болконского, показывая тем, что теперь он совсем кончил. – сказал он вдруг, обращаясь к князю Андрею, который встал и направился в свою комнату. И князь Василий должен был уехать, не получив никакого объяснения. Всё та же дверная ручка замка, за нечистоту которой сердилась графиня, также слабо отворялась. Что он мне велит, то я и сделаю. Пьеру так естественно казалось, что все его любят, так казалось бы неестественно, ежели бы кто нибудь не полюбил его, что он не мог не верить в искренность людей, окружавших его. chere, – говорила графиня, – и в моей жизни tout n'est pas rose. Все существенное уже было сделано: ноги, руки, шея, уши были уже особенно тщательно, по бальному, вымыты, надушены и напудрены; обуты уже были шелковые, ажурные чулки и белые атласные башмаки с бантиками; прически были почти окончены. Я старшую держала строго. Наташа смотрела на них и готова была плакать, что это не она танцует этот первый тур вальса. [компаньонка.] Надеюсь, что она возьмет ее с собой, когда выйдет за меня, – подумал он, – la petite est gentille». – Что ж, умирать, что ли, как собаке. Весь склад мыслей его мгновенно изменился: сражение представилось ему давнишним, далеким воспоминанием. Наташа подняла на него испуганные глаза, но такое самоуверенно нежное выражение было в его ласковом взгляде и улыбке, что она не могла глядя на него сказать того, что она имела сказать ему. – Сначала мне мало нравилась, потому что, что делает город приятным, ce sont les jolies femmes, [хорошенькие женщины,] не правда ли.