Чемпионат по настольным играм «Головоломка» Очередная встреча в кружке «Солнечные встречи с книгой» превратилась в чемпионат настольных игр. Но прежде, чем ребята окунулись в мир игры, библиотекари Публичной библиотеки предложили им пройти испытания квеста «В гостях у Головоломки».Здесь пришлось применить все свои знания и смекалку для решения логических задач. Отгадать ребусы, решить кроссворд, ответить на вопросы викторины – вот то немногое, что ждало ребят в стенах библиотеки. После прохожде
«Большой губернский диктант» в Родниках 20 июня Родниковская Публичная библиотека впервые выступила одной из 9 площадок для проведения областной просветительской акции «Большой губернский диктант». Впервые данная акция была организована в прошлом году к 100-летнему юбилею Иваново-Вознесенской губернии Ивановской областной библиотекой для детей и юношества и получила много положительных откликов.
Участниками акции стали 14 родниковцев. Среди них: дети, молодежь, специалисты библиотеки и родниковского туристического центра. Участником Диктанта, пожелавшим проверить свои краеведческие знания, стал также известный в Родниковском районе педагог, историк и краевед Виктор Васильевич Пастухов. В этом году Диктант был представлен в двух вариантах: полном и сокращенном. Полный предназначался для подготовленной аудитории. Он состоял из 30 вопросов и предполагал максимальное количество баллов – 10
Show more
Сегодня, 20 мая 2019 года отмечается 100 лет со дня рождения поэта-фронтовика Николая Петровича Майорова.
Это имя накрепко связано с нашим краем. Талантливый молодой поэт предвоенного поколения - он был в числе тех, чью жизнь и творческий рост оборвала война. Николай Петрович Майоров (1919-1942) . Николай Петрович родился 20 мая 1919 года в деревне Дуровка Канадиевской волости Сызранского уезда Симбирской губернии в семье крестьянина. В 1929 году с семьёй переехал в Иваново. В школе начал писать стихи, посещал литературный кружок. В 1937 году поступил на исторический факультет Московского государственного университета. С 1939 года посещал поэтические семинары в Литературном институте им. М.Горького – сначала И.Сельвинского, затем П.Антокольского.. Когда началась Великая Отечественная война, Николай Майоров вместе с другими московскими студентами отправился рыть окопы в районе Ельни. 18 октября 1941 года он ушёл добровольцем на фронт. Был помощником политрука пулемётной роты 1106-го стрелкового полка 331-й стрелковой дивизии. Погиб 8 февраля 1942 года в бою у деревни Баранцево (Гагаринский район Смоленской области). Был похоронен в братской могиле на месте боёв. В середине 1950-х останки были перезахоронены в селе Карманово (братская могила №4). Открытие Майорова-поэта началось после Великой Отечественной войны. В 1961 году посмертно Николай Петрович был принят в Союз писателей СССР. В 1962 году стараниями друзей поэта вышел в свет первый сборник поэта, названный по известному теперь стихотворению «Мы». Так к Майорову пришла посмертная слава одного из талантливейших поэтов предвоенного поколения, чей дальнейший рост оборвала война. Его стихи неоднократно переиздавались, перепечатывались в многочисленных сборниках и альманахах. Имя Николая Майорова занесено на мемориальную доску в Центральном Доме литераторов в Москве. В октябре 1966 года поэт посмертно удостоен премии Ивановского областного комитета комсомола, в 1968 году – Всесоюзной премии имени Николая Островского.. Именем поэта в Иванове названа улица, на которой он жил. В Литературном сквере областного центра был установлен его бюст. Николай Майоров Быль военная Ночь склонилася над рожью, Колос слепо ловит тьму. Ветер тронул мелкой дрожью Трав зеленую кошму. Тишина котенком бродит От реки до дальних троп. У соседки в огороде Дремлет ласковый укроп. Мой товарищ курит трубку, Говорит не торопясь. О боях, о жаркой рубке Начинается рассказ. Только вот глаза прикрою, Память снова говорит. Под днепровскою волною Не один товарищ спит. И пройди по всем курганам — Бой кровавый не забыт, И курганы носят раны от снарядов и копыт. Мы не раз за трубкой вспомним Быль военную годов, Как в упор в каменоломню К нам тянулось семь штыков. Как прорвались мы гранатой — Все снесли в огонь и дым. Даже мост спиной горбатой Встал в испуге на дыбы. … Мой товарищ, мой ровесник, Мой любимый побратим, Этой славы, этой песни Никому не отдадим. *** В госпитале Он попросил иссохшим ртом воды. Уж третий день не поднимались веки. Но жизнь ещё оставила следы В наполовину мёртвом человеке. Под гимнастёркой тяжело и грубо Стучало сердце, и хотелось пить. И пульс немного вздрагивал, а губы Ещё пытались что-то говорить. Врачи ему при жизни отказали. Он понял всё: лекарства ни к чему. В последний раз он попросил глазами — И пить тогда не подали ему. Хотелось выйти в улицы, на воздух. Локтями дверь нечаянно задеть. А ночь была такая, что при звёздах Ему не жалко было умереть. *** Когда к ногам подходит стужа пыткой — в глазах блеснёт морозное стекло, как будто вместе с посланной открыткой ты отослал последнее тепло. А между тем всё жизненно и просто, и в память входит славой на века тяжёлых танков каменная поступь и острый блеск холодного штыка. *** О нашем времени расскажут. Когда пройдём, на нас укажут и скажут сыну: — Будь прямей! Возьми шинель — покроешь плечи, когда мороз невмоготу. А тем — прости: им было нечем прикрыть бессмертья наготу. *** Нам не дано спокойно сгнить в могиле - Лежать навытяжку и приоткрыв гробы,- Мы слышим гром предутренней пальбы, Призыв охрипшей полковой трубы С больших дорог, которыми ходили. Мы все уставы знаем наизусть. Что гибель нам? Мы даже смерти выше. В могилах мы построились в отряд И ждем приказа нового. И пусть Не думают, что мертвые не слышат, Когда о них потомки говорят. *** Я не знаю, у какой заставы Вдруг умолкну в завтрашнем бою, Не коснувшись опоздавшей славы, Для которой песни я пою. Ширь России, дали Украины, Умирая, вспомню... И опять – Женщину, которую у тына Так и не посмел поцеловать. *** Тебе Тебе, конечно, вспомнится несмелый и мешковатый юноша, когда ты надорвешь конверт армейский белый с «осьмушкой» похоронного листа... Он был хороший парень и товарищ, такой наивный, с родинкой у рта. Но в нем тебе не нравилась одна лишь для женщины обидная черта: он был поэт, хотя и малой силы, но был, любил и за строкой спешил.. И как бы ты ни жгла и ни любила,- так, как стихи, тебя он не любил. И в самый крайний миг перед атакой, самим собою жертвуя, любя, он за четыре строчки Пастернака в полубреду, но мог отдать тебя! Земля не обернется мавзолеем... Прости ему: бывают чудаки, которые умрут, не пожалея, за правоту прихлынувшей строки. #читаемМайорова