Page information Виктор is available to authorized users only.
«ТОТ ВЗГЛЯД ИСЦЕЛИЛ МОЮ ДУШУ» В нашей семье было мало радости. Я была у папы с мамой одна. Росла одиноко, родители были заняты на работе. Вечером, когда они, уставшие, приходили с работы, мы собирались на кухне за ужином. Мама с папой часто ссорились. Их раздраженные голоса и обидные, жестокие слова вонзались в мое сердце… Сама я была некрасивой, нелюдимой девочкой без каких-либо заметных способностей. Дружить у меня ни с кем не получалось, хотя и очень хотелось. В душе жили какое-то постоянное
ОБЕТ ДРУЗЕЙ Много страшного пришлось повидать в войну — видел, как во время бомбежки дома летели по воздуху, как пуховые подушки. А мы молодые — нам всем жить хотелось. И вот мы, шестеро друзей из артиллерийского расчета (все крещеные, у всех крестики на груди), решили: давайте, ребятки, будем жить с Богом. Все из разных областей: я из Сибири, Михаил Михеев — из Минска, Леонтий Львов — с Украины, из города Львова, Михаил Королев и Константин Востриков — из Петрограда, Кузьма Першин — из Мордови
Мы сейчас живём в таком мире, который практически полностью отдан бесам на отпуск. Если в предыдущие эпохи государство как-то старалось с помощью законов оградить людей от влияния бесов, а сейчас – пожалуйста: любая форма беснования, вплоть до того, что ты можешь организовать ячейку церкви сатаны, и в ней участвовать, и занимать государственную должность, и всё по закону. Сколько угодно. Ну и всевается через интернет, через телевизор всякая бесовщина. В угоду золотому тельцу все люди, владеют эт
РОДНЫЕ МОИ! В свой отпуск Екатерина с семилетним сыном Никитой поехала на дачу. Муж ее погиб в Афганистане, и единственное, что осталось у женщины от прежней счастливой жизни, — это сын. О новом замужестве Екатерина не думала и жалела только об одном — что не дал им Бог хотя бы еще одного ребенка. Мать оставила сына с вещами в зале ожидания, а сама отправилась за билетами. Дожидаясь маму, Никита вытащил бутерброд и стал есть. Вдруг к скамейке подошла маленькая девочка, лет трех-четырех. Она была худенькая, и на ее почти прозрачном личике блестели большие глаза. — Мальчик, дай мне кусочек хлебца, — тихим голоском попросила девочка, — я так хочу есть! Никита сначала растерялся, а потом быстро вытащил другой бутерброд и отдал девочке. Лицо крошки просияло: — Петя, Петя! — позвала она кого-то. — Иди скорее сюда! С дальней скамейки поднялся мальчик немного постарше Никиты. — Возьми, — девочка протянула ему бутерброд, отщипнув себе небольшой кусочек. — Ты ешь сама, — сказал Никита, тронутый поступком девочки, — у нас есть еще. Возьми, Петя, — и он достал из сумки еще один бутерброд. — А тебя мама не заругает? — обеспокоенно спросил мальчик. — Нет, она добрая. Они быстро разговорились. Петя рассказал, что, когда мама умерла, отец отвез их в детдом, а сам куда-то уехал. В детдоме сестренку Аню поместили в младшую группу, а его — в среднюю. Аня сильно плакала, что их разлучили, и почти ничего не ела. Тогда Петя предложил сестренке убежать из детдома. Им это удалось. Эту ночь они провели в зале ожидания, что делать дальше — не знают. — Подождите, — сказал Никита, — мама что-нибудь придумает. И мама, узнав историю Пети и Ани, преодолевая сомнения, решила взять детей с собой на дачу. “Поживем вместе, Господь даст — все образуется!” — подумала она. Мальчики быстро подружились. Никита ввел Петю в круг своих друзей, называя его старшим братом, а Аню — сестрой. Аня не принимала участия в играх ребят. Девочка так привязалась к Екатерине, что не хотела отпускать ее ни на шаг: в саду, на кухне, на прогулках — они всегда были вместе. И везде она старалась помочь своей новой мамочке. Екатерина поражалась, сколько доброты и ласки кроется в этом маленьком ребенке, и уже не представляла жизни без нее. Петя ей тоже нравился, хотя она чувствовала некоторую его настороженность. Он, в отличие от Ани, называл ее тетей Катей. Однажды они все вместе собирали в саду клубнику. Никита срывал самые крупные ягоды и ел их вместе с Петей. Это заметила Аня. Она быстро подбежала к мальчикам, и Екатерина услышала ее звонкий голосок: - Почему вы едите самую крупную клубнику? А маме? Это несправедливо! — Ничего, всем хватит! — беззаботно ответил Никита. — Собирайте в корзинку, вкусное надо есть вместе! — укоризненно заметила девочка. Никита хотел возразить, но Петя остановил его: — Аня права. Собирай в корзинку. Когда мальчики прибегали к обеду и Никита кричал еще с порога: — Мама! Покорми нас скорее, ребята ждут! — в ответ они слышали голос Ани: — Сейчас мы сядем обедать все вместе. Это несправедливо: мама готовила-готовила, а вы хотите поесть одни. И Никите нечего было возразить. Если Екатерина ложилась после обеда отдохнуть, а мальчики шумно вбегали в дом, их тут же встречала Аня, говорила шепотом: — Тише, мама отдыхает! — и тихонько выпроваживала их из комнаты. “Как незаметно я избаловала Никиту, — думала Екатерина, — и как незаметно этот ребенок исправляет мои ошибки!” Приближался конец лета. Петя все чаще задумывался, что будет с ними. “Хотя бы одну Аню взяла к себе тетя Катя. Я-то уже большой, сумею постоять за себя, а она...” — с грустью думал восьмилетний малыш. Он помнил, как в детском доме о них прозвучали слова “отказные дети”. “Отказные дети” — эта фраза часто звучала в его голове. “Тетя Катя, конечно, хорошая женщина, но зачем мы ей?” О конце лета думала и Екатерина. Надо ехать в город, идти в детский дом и оформлять документы на детей. Потом устраивать Никиту и Петю в первый класс, а для Ани подыскивать няню. Желая знать, как отнесется Никита к усыновлению детей, она как-то раз позвала его в свою комнату и коротко обо всем рассказала. Никита был в восторге. Но в это время в комнату вошел Петя и услышал, что тетя Катя пойдет в детский дом и будет оформлять документы на обоих. “Значит, не возьмет даже Аню! — с горечью прошептал мальчик. — Надо бежать!” — решил Петя и вызвал Аню в сад. — Аня, — взволнованно прошептал брат, — Тетя Катя хочет вернуть нас в детдом. Мы сегодня убежим и уедем в другой город. — Нет! Нет! — горько заплакала девочка. — Я хочу быть с мамой, она же обещала, что мы с ней никогда не расстанемся! — Значит, передумала! — сурово сказал Петя. — Зачем мы ей нужны? Мы же для нее чужие! Привыкшая во всем слушаться брата Аня наконец согласилась. Екатерина заметила, что за обедом Петя сидел грустный и плохо ел. У Ани были красные глаза. — Уж не перегрелись ли вы на солнце, дети? — спросила она. — Сейчас же после обеда ложитесь отдыхать. Она прилегла сама и, как обычно, Аня примостилась рядом. Девочка обняла ее и вдруг заплакала. — Что ты, доченька! Может, мальчики тебя обидели? — Мама, мамочка! — прижимаясь к ней, заговорила Аня. — Ты меня никому, никому не отдашь? — Никому, доченька, успокойся и спи. — А если я потеряюсь, ты найдешь меня? — Конечно, милая. “Что это с ней? — удивилась Екатерина, — видно, ребенок никак не может забыть, что родная мама покинула ее”. Екатерина задремала. И вдруг как будто кто-то громко сказал ей: “Проснись, беда!” Она посмотрела на рядом стоящую кровать — Ани не было, быстро вскочила и побежала в комнату к мальчикам — Петя тоже исчез. — Никита! Никита! — закричала она. — Вставай! Дети убежали! — Ну что ты, мама, — протирая глаза, пытался успокоить ее сын, — зачем им уходить? Они где-нибудь в саду. Но Екатерина уже не слышала. Она мчалась по дороге к электричке. “Господи, Господи! — умоляла она. — Пусть они не уедут! Оставь их мне!” Вдалеке она увидела две маленькие фигурки, приближающиеся к вокзалу. Екатерина пробовала звать детей, но они были слишком далеко, и ветер относил ее крики. — Не успею! Через две минуты электричка, а мне бежать еще минут семь. Господи! Оставь их мне! — со слезами повторяла она. — Пусть их что-нибудь задержит! И уже приближаясь к станции, Екатерина услышала: — Граждане пассажиры, электропоезд задерживается на десять минут. — Слава Богу! — слезы полились из ее глаз. Выбежав на перрон, она обвела глазами толпу и увидела стоящих в стороне детей, прижавшихся друг к другу. — Аня! — громко закричала она. — Доченька! Петя! Сынок! Родные мои Аня оглянулась, вырвала свою ручку у Пети и, плача, бросилась к ней. Екатерина схватила ее на руки, повторяя: — Доченька ты моя, доченька! Петя неуверенно приблизился к ним. Екатерина поставила Аню на землю и обняла мальчика. — Сынок, — сквозь слезы спросила она, — что случилось? Почему вы ушли? — Но ты же сама хотела оформить нас в детдом. Я слышал! — хмуро ответил мальчик. — Глупенький! — улыбнулась Екатерина. — Ты ничего не понял! Вы же сейчас числитесь за детдомом. Я должна оформить вас как своих детей, чтобы никто никогда не мог отобрать вас у меня! — Да, мама! — первый раз назвал так Екатерину Петя. — Никто и никогда! — И, обняв ее, он вдруг заплакал. — Никогда-никогда! — подтвердила она. — Вы же посланы мне Богом! Счастливая мать повела детей домой. Навстречу им, запыхавшись, бежал Никита. . Борис Ганаго
19 Sept 2019
Вот ну бывают же такие женщины мамы.Желаю огромного количества счастья любви здоровья.
19 Sept 2019
Спасибо вам Виктор за этот удивительный чудесный рассказ!
  • 9
19 Sept 2019
Слава Богу! Дай сил и здоровья этой женщине на избранном пути...
  • 6
19 Sept 2019
Слава Богу! Какая великая Душа!!!
  • 1
20 Sept 2019
Прочитала со слезами на глазах,.
  • 6
20 Sept 2019
:'( :'( :'( 🙏🙏🙏❤❤❤  Господи  храни  эту  женщину  и  детей  Многая и благая лета Храни вас Господь!!!!!
  • 2
20 Sept 2019
Прочитала до самого конца и вот тут  меня прошибли слезы, немного, но из глубины души.
  • 3
20 Sept 2019
  • 0
20 Sept 2019
  • 0
21 Sept 2019
хоршо кагда есть такие еше люди на белом свете пусть им всегда везет вавсем дай бог этой женщены крепкого здоровья счастья ией болшого
  • 0
  • 0
21 Sept 2019
Нет слов, одни слёзы...💐
  • 0
Log in or sign up to add a comment