Page information Ярослав is available to authorized users only.
Что будет с Украиной, если она перейдёт из режима «Схематоз» в режим «Экономическое чудо». В цифрах и индикаторах. Конкретно и практично. Стартовать можно хоть завтра. Была бы политическая воля. И ещё знания, глубокое, системное понимание того, что такое «экономическое чудо». Об этом был наш разговор с «Деловой столицей». Приглашаю посмотреть и послушать! А в таблицах – сравнение долгосрочного развития Украины в двух режимах: как сейчас и в режиме «Экономическое чудо».         Ідеї, що держава м
Слова 2019 года             Американский словарь Webster назвал словом года «они» - they. В его новом значении. Число запросов по нему выросло в 2019г. в четыре раза. ОНИ – это «человек, который не идентифицирует себя только как мужчину или женщину». В тартарары летим грамматика английского языка. Сделал ошибку в местоимении – так я имел в виду не «их» в плане много, а «их» в плане её/его, в режиме обуреваемого гендерными сомнениями. Сомнения, терзания гендеров в рамках одного тела более популя
           Мы живём в режиме радикальной подмены повестки дня. Вместо того чтобы разобраться с главным злодеем человечества – Левиафаном, люди ищут, рыщут в потёмках своего тела и души, отрицая науку, разум и ценности эпохи просвещения.           Беларусь живёт в своём семантическом поле. Неторопливо, консервативно, на своей волне. Власти креативят скучно, без полёт фантазии. Демократия у нас есть, но молодая ещё. Оттого местами глупая и дефективная. Рыночная экономика у нас есть. Местами, как
Европейский социализм в действии.  Реальный тест на солидарность с бедными странами В 2016-2018гг. совокупная государственная поддержка с/х производителей в 53 странах мира (мониторинг ОЭСР) составила $705 млрд. Это 74% добавленной стоимости этого сектора. Только четверть этой помощи идёт на общую поддержку сектора (например, научные исследования) или на поддержку потребителя (например, продовольственные карточки). $530 млрд. – это деньги налогоплательщиков, которые направляются конкретным с/х
Общение с молодёжью во всех странах доставляет истинное удовольствие. Глаза горят, мысли кипят, души бодрят, вопросы гудят, улыбки летят – настоящий клад. Так было  Сингапурском институте развития менеджмента в Ташкенте. http://www.mdis.uz/           Элитный вуз. Дорогой и качественный. Частный капитал. Шикарные условия для преподавателей и студентов. Обучение на английском языке. На вопрос, на каком языке лучше делать презентацию, практически все студенты хором сказали «На английском».        
Урок управления всем бедным странам. Почему нужно дать волю и активы людям. Вот ответ на вопрос, сколько денег, ресурсов и активов можно доверять распорядителям чужого (политикам и чиновников), чтобы те не погрузили страну в олигархат, коррупцию, фаворитизм номенклатурно-силовых кланов и бесконтрольное всесилие бюрократии. Институт Всемирного банка и Институт управления природными ресурсами почти 25 лет оценивают качество государственных институтов и системы госуправления. Они выбрали шкалу от минус 2,5 до плюс 2,5, где «-2,5» - наихудший результат, а «+2,5» - наилучший. Когда распался Советский Союз, институты государственного управления валялись в грязи. Правительство, силовые, правоохранительные и контрольные органы были деморализованы, финансово обескровлены и лишены чёткого видения, что делать дальше. Первые парламенты постсоветской эпохи состояли из людей с мозгами, сильно засорёнными советскими штампами. Они стали перевёртышами, сменив одежду на либерально-демократическую.      Каждый делал, что хотел, что считал нужным для себя лично. Каждый поступал, как Бог/Чёрт на душу положит. И это были времена, когда Бог явно отдыхаа. Распорядители чужого при полном попустительстве, а чаще в партнёрстве с людьми в мантиях и погонах брали всё, что плохо лежит. Почти всё лежало плохо. Поэтому брали, присваивали (забирали, отнимали) под непонятным словом «приватизация» почти всё. Прикрывались рекомендациями МВФ/ВБ/ООН. Объясняли неудобоваримым клише «структурные реформы». Клялись в сохранении социальной ориентации экономики, восстановлении хозяйственных связей. Под этим они подразумевали освоение денег налогоплательщиков, создание олигархических, олигополистических связей и синдикатов. Возглавили цунами постсоветского популизма, обещая всё всем. Потерянный во времени и пространстве электорат верил, оболваненный и оболганный.       Распорядители чужого (политики и чиновники) проигнорировали фундаментальную проблему, с решения которой и нужно начинать любые реформы в бедной, развивающейся, переходной стране. Речь идёт о создании институтов, организаций и структур для производства качественных услуг в сфере защиты жизни и собственности людей, для реализации принципа верховенства права, обеспечения независимого, справедливого суда, профессиональной прокуратуры, адвокатуры, для создания эффективных, качественных механизмов разрешения споров и конфликтов между людьми и коммерческими организациями. Лично VIP-распорядителям чужого были невыгодны такие реформы и институты. На интересы людей и страны им было наплевать. В результате многие постсоветские страны создали реакционные режимы олигархата, авторитаризма, кумовства и номенклатурно-силовых синдикатов.      После почти 30 лет такого развития главная задача Беларуси, России, Украины, Узбекистана, Молдовы, Казахстана и т.д. остаётся нерешённой. Это проблема governance или управления страной. Сравним положения целого ряда стран по шести параметрам управления в 1996г. и в 2018г. В 1996 году Беларусь по фактору «голос и подотчётность» (имеется в виду голос гражданина при выборе управляющих страной) имела показатель «-0,82». В 2018г. наш показатель – «-1,35». Стало гораздо хуже. Беларусь лучше только 11,82% стран в рейтинге (в 1996г. была лучше 23,5% стран). Получается, что по данному фактору из 200 стран и территорий Беларусь занимает ~176-ое место. Для сравнения Украина за это время прошла путь от )-0,32 балла» до «-0,01 баллов», даже не выйдя в хону положительных значений. У Узбекистана в 1996г. было «-1,60 баллов», в 2018г. «-1,62 балла» - регресс.       В 1996г. по фактору «политическая стабильность и отсутствие насилия/терроризма» Беларуси имела 0,09 баллов и была лучше 50% стан мира. В 2018г. данный показатель составил 0,35 баллов. Мы лучше 58,1% стран (~84-ое место). Для сравнения в Украине в 1996г. было «-0,15 баллов», в 2018г. стало «-1,83 балла», в Узбекистане – «-0,55 баллов» и «-0,28 баллов» соответственно.        В 1996г. по фактору «эффективность правительства» Беларусь имела «-0,38» и была лучше 41,53% стран мира. В 2018г. мы получили «-0,30», что лучше 40,38% стран мира (~119-ое место в мире). Получается, что за 22 года эффективность государства в Беларуси снизилась. При сохранении персонифицированной монополии на все ветви власти. Для сравнения в Украине в 1996г. было «-0,67 баллов», в 2018г. – «-0,42 баллов», в Узбекистане – «0,67 баллов» и «-0,55 баллов» соответственно.       Ещё хуже по параметру «качество государственного регулирования». В 1996г. в Беларуси было «-1,09». Мы были лучше только 14,13% стран мира. В 2018г. данный показатель составил «-0,66 баллов», лучше, чем 25,96% стран мира. В Украине в 1996г. было «-0,42%», в 2018г. – (-0,22 балла», в Узбекистане – «-1,78 баллов» и «-1,10 баллов» соответственно.       По фактору «верховенство права» в 1996г. было «-0,8 баллов». В 2018г. стало хуже – «-0,83 балла», что лучше только 19,23% стран или ~161-ое место в мире. Для сравнения в Украине в1996г. было «-0,82 балла», в 2018г. стало «-0,72 балла», в Узбекистане – «--1,24 балла» и «-1,07 баллов» соответственно. Наконец, по фактору, «контроль над коррупцией» в 1996г. Беларусь имела «-0,39 баллов», а в 2018г. – «-0,19 баллов», что лучше 49,04% стран мира. Для сравнения в Украине в 1996г. было «-1,11 баллов», в 2018г. стало «-0,87 баллов», в Узбекистане – «-1,13 баллов» и «-1,07 баллов» соответственно.       Получается, что персонифицированное белорусское государство за 22 года развития не создало качественных правовых, регуляторных, институциональных механизмов функционирования государства. Цена для страны огромная: 1) низкая производительность труда, хроническое отставание в международной системе разделения труда; 2) высокие издержки (налоговые, регуляторные, транзакционные) для производителей товаров и услуг, что уверенно гробит конкурентоспособность; 3) десятки миллиардов долларов токсичных активов и «омертвлённого» капитала, как следствие реализации государственных инвестиционных программ; 4) эмиграция более одного миллиона активных, предприимчивых людей с материальных и нематериальным капиталом; 5) бюрократизация жизненно важных процессов производства товаров и услуг, создание мощных номенклатурно-силовых кланов, захвативших контроль над основными потоками капитала в стране; 6) гигантские потери домашних хозяйств и коммерческих организаций от инфляции и девальвации; 7) высокие цены на многие товары и услуги ввиду жёсткого ограничения конкуренции, в результате чего каждая семья ежегодно переплачивает на потребительские товары и услуги $450 – 600; 8) острый кризис доверия к Государству, который проявляется, в том числе, в кризисной демографии и желании подавляющего числа молодых людей учиться (работать, жить) за пределами страны.       Главный урок для переходной, развивающейся экономики – начинать создание новой экономики с governance, с государственного управления. Для этого много денег не нужно, максимум 20% ВВП. Вот это и должно быть пределом для страны, которая по всем факторам государственного управления не достигла хотя бы показателя «+1 балл». Это в равной степени относится к Беларуси, Украине, Узбекистану, Молдове, России, Казахстану и любой другой развивающейся стране мира. Именно с этого должна начинаться реформа страны, а не с обсуждения с МВФ, Всемирным банком, ООН или ЕБРР программ кредитования, дотаций или грантов. Только после повышения качества государственных институтов и управления до уровня Новой Зеландии, Сингапура, Швеции или Ирландии может стоять вопрос об изменении функционала Государства. До этого инвестиционные, производственные, потребительские решения должны быть исключительно в сфере частных лиц. 
Log in or sign up to add a comment