🌲Как Володька смысл жизни искал
Володька мог делать только три дела: работать, пить или думать. Нет, конечно, он и когда работал, тоже думал. И даже когда водку или самогонку пил, думал. Но так себе думал, не глубоко. Мелко, можно даже сказать, думал. Думал, например, какую надо ямку выкопать, чтобы столбик от забора поменять. Или сколько еще его трактор без капремонта протянет. Или, скажем, так думал: а вот если они с Генкой Шаповаловым еще одну бутылку сейчас приговорят, то кто его потом домой доставлять будет. А так чтобы всерьез думать – можно сказать, мыслить – для этого ему надо было ничего не делать.      Вот и сегодня, в один из январских выходных, выдавшихся еще как на грех морозн
🌾Времени текучая река
Письмо лежало на столе неоткрытым. Это было так странно - ей никто никогда не писал писем. Красноярский край... Дикеровой Татьяне... "Хм! Странно!" - Дочь, ты чего тут хмыкаешь? - отец, тяжело дыша, вошел в сенцы. - Я, понимаешь, обедать собрался, а она, понимаешь, сидит тут, хмыкает. Нет бы помогла погреб почистить, ведь скоро новый урожай, а тебе и дела нет. - Пап, а кому мы столько заготовок делаем? Много ли нам двоим надо? Все равно ведь по весне соседям раздаем. - Ну, не скажи. А с базара сколько денег имеем. Особенно с грибов и облепихового масла. У меня сберкнижка уже по швам трещит. И все для тебя. Вот замуж выйдешь, ох, как пригодятся! - Папа, какой замуж
🌲Домик у реки
- Дед Устин! Подожди, не спускайся! - семнадцатилетний Коля, соседский парень, пытался докричаться глуховатому деду, который спускался по извилистой тропинке к реке. Мать остановила его: - Коля, не приставай к человеку, он любит сидеть у воды. Чего тебе от него понадобилось? - Мама, да к нему ведь дочь приехала, сам видел, как она во двор входила. - Да почем ты знаешь, что это дочь? Вот странный парень! Они тут в деревне уж лет десять не были, а то, пожалуй, и побольше. - Мама, да точно она! На лицо сильно похожа на деда Устина, такая же носатая. - Ну ладно, сынок, - мать поверила, - может, и правда она. Спустись к реке, зазови деда домой, скажи: гости, мол, пожаловали,
🌿Подушечки
Отец пришел с войны осенью сорок пятого, после победы над Японией. Владик никогда не видел его, потому что родился спустя полгода после того, как отец добровольцем ушел на фронт. И потому он дичился незнакомого солдата, появлению которого надо было радоваться, как радовались мать и его старший брат Вовка, и которого следовало называть папой. Отец привез с собой немного сахара. Но Владик, никогда не видевший этого диковинного продукта, принял его за соль. И с удивлением смотрел, как Вовка наслаждался вкусом того, что, по Владикову разумению, нужно было просто выплюнуть. Сам он от «соли» вежливо, но твердо отказался, а когда увидел, что его собираются накормить ей насильно, забился
☀️На крыльце с обшарпанной доской
Ленка-Алёнка... Она не помнила, кто и когда стал называть её Алёнкой. По паспорту вроде Елена Николаевна, а сколько себя помнит, то всегда была Алёнкой. Ещё и с толстой тёмно-русой косой до пояса. Сколько раз, промывая эту косу в тазу, она грозилась отрезать её как только вернётся из бани. Вот так сразу, перед зеркалом и до плеч. А потом пусть парикмахеры ровняют. И каждый раз, глядя на себя в зеркало с приткнутыми к косе ножницами, она в последний момент на секунду замирала и в сердцах бросала их на кровать. Жалко... А потом и вовсе оставила эту затею, доказывая себе, что видно суждено ей жить с этой косой. Ну да... Нашла вовремя мудрые и уместные слова.  
🌲Челябинская область
💗Дедушке почти 83 года Бабушке почти 80 лет Больше половины века вместе Он до сих пор катается на лыжах по лесу, А она печёт самые вкусные шаньги. Вместе лепят пельмешки для правнуков. Она мило называет его Коленькой, а он лаского называет ее Зиночкой.
☀️Верка
По деревне прошёл ураган. Прошёл, как положено: с ветром и градом, с большим дождём и двойной радугой до самой земли. Местами снесло ветхие крыши бань и сараев, кое-где повалило заборы и поломало ветки на деревьях. А возле клуба завалился на бок старый тополь. Солидно так завалился, кряхтя и потрескивая, цепляясь за жизнь уставшими корнями. Кто-то из деревенских даже сбрехнул, что к ним в окошко постучалась сама шаровая молния. Сбрехнул или нет, кто же теперь проверит. Поверили на слух при такой-то ужасти. А самое главное - выбило что-то в трансформаторной будке и погасило электричество во всей деревеньке. Поутру в село прислали электромонтёра. Тот покопался в трансформаторной будке,
🌲Оренбургский тракт
Деревня, где я родился и вырос, позатерялась в вековых урманах Башкирии. Одним краем своим она уютно прилепилась к южным отрогам Уральских гор, другим — весело выбежала в равнинные дали, ближе к Оренбуржью. Но вряд ли я прав, когда говорю, что затерялась в лесах. Нет, в детстве мне, наоборот, казалось, что стоит Юмагузино чуть ли не в самом центре мира, ибо именно сюда несло радио ежедневный поток новостей. Вещала столица Родины — Москва — на всю огромную страну, а нам-то мнилось, будто бы только для нашей деревни говорит столица о жизни Парижа и Стамбула, Лондона и Пекина... Но не одни провода тягучие да безбрежное небо эфира связывали ее с неведомым Миром Земли. Маль
🌲Астрахан
Запуталась в разнотравье да в увалистом коряжнике одна-единственная улица деревушки Ильбаево. Протянулась она вдоль узкой горной речушки, густо поросшей вечно нестареющим ивняком и разлапистым калинником. Деревня эта давнишняя, древняя. Из стариков редкий кто, да и то не помнит, а знает лишь понаслышке о том, как кочевое племя башкир обосновалось здесь, в расщелине между гор, соорудило вместо войлочных юрт аул из рубленых домов. Старым-стара деревня, а с виду совсем еще молодая. Крепкие избы крыты тесом, шифером, жестью. Ставни да наличники окрашены в веселые тона: у одних синие, у других голубые или зеленые. Один всего дом бросается в глаза своей невзрачностью, запущенностью. Ст
🌾Запах сена
Закат падает в Уральские горы. Горит небо, подожженное солнцем. Трещат сучья в костре. Меркнет день, и наступает ночь. Хафиз Абдюшев, рослый старик, ложится на сено, пронизанное тонким ароматом клевера, полыни и пырея. Запах этот напоминает давнишнее детство, скошенное поле, где мы, ребятишками, ползая на коленях, ловили вертких кузнечиков, потом насаживали на крючки и забрасывали в холодные струи Акаваса. Здесь хорошо. Кривое полудужие луны прорезает зубчатую кромку леса, становится светлее. Я устало и жадно допиваю из алюминиевой кружки остатки остывшего чая, настоянного на листьях смородины, ложусь спать. Говорить не хочется; ломит руки, мозоли на ладонях полопались, в них
Show more