Юмор за Одессу и Еврейский АнеКККдоТ

Юмор за Одессу и Еврейский АнеКККдоТ

Humor, Odessa, Ukraine
Как-то вечером муж после работы делился впечатлениями о прожитом дне и между прочим поведал: – Представляешь, одна наша сотрудница сегодня припёрлась на работу в прозрачной блузке. – Ну и что, – говорю, – эка невидаль. Сейчас лето, жара, полстраны в таком виде ходит. – Да, только у неё под белой блузкой красное бельё в горошек! – Здорово. Наверное, забавно смотрится. – Очень. Мы всем отделом ржали. – Так она для того и вырядилась, чтобы вас повеселить, а то вы со своим хроническим авралом окончательно скиснете. – У нас серьёзный режимный объект, а не балаган. К тому же она замужем. – Погоди-погоди, а ты-то чего так завёлся? Пусть её муж беспокоится. А-а, кажется, понимаю. Завтра же куплю себе лифчик в горошек (муж расцвёл) и прозрачную блузку (нахмурился). – Никаких прозрачных блузок! – Почему? Тебе же нравится. – Дома, для меня – пожалуйста. А посторонним мужикам нечего своё бельё демонстрировать, ты серьёзная замужняя дама. – Давно ты стал таким ханжой? Вроде раньше за тобой не водилось. Что с того, что замужняя? Может, мне ещё и чадру надеть? – Вот ты смеёшься, а в одной передаче было интервью с мусульманкой, и она рассказывала: «Да, мы, восточные женщины, по улице ходим закутанные, в балахонах, но дома для мужа надеваем всё самое лучшее и красивое. Тогда как западные женщины на работу наряжаются, а дома, при муже, ходят в халате и бигуди». Тут уж я возмутилась: – Когда это ты меня в бигуди видел? Ты же полюбил меня как западную женщину, а не как восточную! Ладно, дорогой, будет тебе тысяча и одна ночь. На следующий день поджидаю его с работы: в доме убрала, приготовила ужин, извлекла из сундука таджикский наряд. Когда-то давным-давно, ещё на даче бывшего мужа, строил дом Саид, кулябский аксакал, убелённый сединами, спокойный и рассудительный, воспитавший двоих сыновей и пять дочерей. Срочную службу Саид проходил в рядах Советской армии, образование получал тоже советское и вот теперь волей судьбы оказался разнорабочим на подмосковных плантациях. Что называется, человек со стержнем, он имел чёткое, ясное, независимое суждение обо всём на свете, а кроме того, доброе сердце и искромётное чувство юмора. Долгие разговоры были не в его стиле, обычно он высказывался ёмко и метко. Почти все его реплики, произнесённые с непередаваемым акцентом, приводили в восторг любую публику и сразу растаскивались на цитаты. Саид учил меня готовить таджикский плов и тушить в жиру бараний ливер, и в эти редкие моменты его пробивало на разговоры за жизнь, он рассказывал небольшие истории о своей семье, таджикских обычаях и традициях. А однажды, собираясь на родину, спросил: – Ты такой хороший женщина, если тебе наш таджикский рубашка привезу как уважение, будешь носить? – Конечно, буду, Саид! Спасибо тебе и за науку, и за уважение. И он привёз мне рубашку: длинную, по щиколотку, из струящегося шёлка. На лазурно-голубом фоне белые крупные цветы, и каждый цветок по контуру выложен сверкающими стразами. Наверное, вся его большая семья трудилась над созданием этого шедевра. Несколько раз я надевала её на даче из уважения к Саиду, но пройти по улицам Москвы в таком наряде не рискнула: побоялась, что стражи порядка депортируют меня в Таджикистан, не заглянув в паспорт. С тех пор минуло много лет, Саид передал трудовую эстафету сыновьям и больше не работает в России. У меня давно другая семья, дом на даче бывшего так и стоит недостроенным, а рубашку я бережно храню, иногда верчусь в ней перед зеркалом, любуюсь, вспоминаю Саида – как ему там живётся, в далёком Кулябе? И вот час пробил. Нарядилась я в эту рубашку, из ярких платков соорудила что-то вроде хиджаба, между прочим, красиво получилось. Всё-таки есть в мусульманках непостижимая грация и притягательность. Понавешала на себя украшения – всё, что нашла в подходящей тональности, – и, значит, томлюсь в ожидании. В положенное время муженёк распахнул дверь и замер у порога в изумлении. – Салям алейкум, дарагой! Ты вчера хотеть восточный женщина любить. Я сегодня люччий рюбашка надеваль, красивий хиджаб деляль… Он зашёлся от смеха, сказать ничего не может, молча мне в пупок розой тычет, а я продолжаю: – Ай-ай, зачем ботинка сам снималь? Нужьно било жена приглашать! Беру его за руку, веду в комнату, а там – дастархан во всей красе, свечки, разноцветные фонарики. Муж садится за стол, обводит взглядом всё это великолепие, расплывается в довольной улыбке, как султан в гареме, и спрашивает: – А сама почему в сторонке стоишь? – Восточный женщина никогда с мужчином не садится, отдельно будет кушать. Он хохочет: – Не валяй дурака, иди ко мне. Столько всего наготовила, что я, один, что ли, буду? И платки свои снимай, упарилась совсем в такую жару. И тут меня шайтан потянул за язык: – А ты подарка жена принёс? Он даже поперхнулся от неожиданности, говорит: – Ну… вот, цветок принёс. – Цветок карасивий, цветок – карашо. Один платок буду снимать. – Как один, а остальные? – А подарка? Он быстро соображает. – Вот, зарплату получил, всю в дом принёс, забирай, всё для тебя, любимая. – Зарплата – карашо. Второй платок буду снимать. Сидим, ужинаем, оба давимся от смеха. Любимый насторожённо так на меня поглядывает. – А ты больше ничего снять не хочешь? – А подарка где? – Я же тебе всю зарплату отдал! – Дэньги – эта карашо, дэньги – эта семья кармит. Но восточный женщина нельзя без подарка любить. – Да какого же ты от меня подарка ждёшь, красавица? Ух! Эту тему я не проработала. Что бы ему такое заказать в формате текущего вечера? Пытаюсь быстренько сообразить и, дабы потянуть время, перечисляю всё, что уже имеется: – Пасматри, дарагой, – серёжка в ушка есть? Есть. Колечко на пальчик есть? Есть. Браслеты на рючка есть? Есть. Бусы на щея есть – видищь, какой красивий бу-усы? – Вижу, очень красивые бусы. – Видищь, какой красивий ще-е-ея? – Вижу, великолепная шея! Приподнимаю подол и вдруг как заору: – Вай, вай! Пасматри скорей: цепочка на ножька нет! Видишь, какой красивий ножка – женьщина депиляция деляль, педикюр рисоваль, очень хотель свой мужь понравиться, а мужь подарка не приносиль. Вай, вай, на балкон буду ходить, слёзы в земля буду пролива-ать, грёмко-грёмко буду ридать – все соседи будет знать, что муж жена не любит! Всё. Рыдала не я, рыдал муж, икал и кашлял, хватаясь за бока. – Хватит! – кричит. – Молчи, женщина, а то лопну! Не ходи на балкон, пожалей соседей, будет тебе цепочка на ножку. И на следующий же день принёс мне цепочку. Расцеловала я его со всех сторон, а сама смотрю на неё и думаю: зачем выпрашивала? Отродясь таких украшений не надевала, не в моём это стиле. Но восток – дело тонкое, раз муж подарил, надо менять стиль и носить. Только ведь не в московской пыли такую цацку выгуливать, пришлось ещё и путёвку на море клянчить, в волшебные мусульманские страны. Такая вот у нас получилась восточная сказка. Пойду собирать чемодан, непременно возьму всё самое лучшее, самое красивое. /Марина Стахович/
Comments 2
Likes 5
- Рабинович, шо это Ви купили...? - Ойц, таки это сервиз на 24 персоны... - Ну, и скажите, таки зачем Вам вся эта толпа у Вас дома...?
Comments 1
Likes 5
Comments 2
Likes 6
На Дерибасовской: - Просю пардона, мадемуазель... Вашей маме зять не требуется? - Я Вас умоляю... Она ещё старого не догрызла...
Comments 2
Likes 161
Бизнесмен из Эфиопии Жан Бакла был приятно удивлён осведомлённостью одесского таксиста, который спросил: - Куда едем, баклажан? )))
Comments 2
Likes 132
Меня Одесса памятью питает, хотя я ей уже не пригожусь. Я – одессит, и каждый это знает, я – одессит и этим я горжусь. Пусть говорят: в Одессе грубияны, я не согласен, но признать готов: у нас язык почти что иностранный, всегда найдется пара теплых слов. У нас в Одессе – это вам не где-то, не что-нибудь, не просто так у нас. И хоть Одесса сотни раз воспета, а все еще хватает звучных фраз. Мы развезли ее по белу свету, куда ни глянь – повсюду одессит. Кто, как не он, всю целиком планету и каждый континент развеселит. Смешным рассказом, крепким анекдотом и острым словом бьет он наповал. Как будто шуткой, словно апперкотом внезапно, точно, резко приласкал. Мы никого не трогаем без дела, так научила нас Одесса-мать, но если ваша жизнь не надоела, не надо и Одессу задирать. Ну кто еще свой город обожает, как мы, и так его боготворит? В других местах такого не бывает, такое может только одессит. Живем мы врозь, но, верите ли чуду, наш город в нас, и мы навечно с ним. Я – одессит – и был, и есть, и буду, я – одессит – на зависть остальным... (с)
Comments 1
Likes 12
О, это прекрасное НУ И ЧТО, которому научила меня в далёком ещё детстве одна бесстрашная женщина… Я тогда бултыхнулась белым костюмчиком в самую грязную из луж, и озабочена была лишь тем, что сейчас обо мне скажут на конкурсе чтеца, переодеться до которого у меня не было ровно никакого шанса… Одна из учительниц с сожалением велела мне отправляться домой, а другая - нет… - Грязная? Ну и что??? - удивилась она, - стихи-то не забыла? - Нет, - всхлипнула я своим красным прорёванным носом. - Тогда вперёд! Не костюм демонстрируешь! - Да ты глянь на неё! - возмутилась первая. - Ну и что??? Нормальный ребёнок в нормальной ситуации. Не в самой худшей. А хуже будут. И если каждый раз уходить, то ничего не выйдет. - Иди, Лиля! Читай. Остальное не важно. И я пошла. Два часа спустя я вышла из зала. Костюмчик скукожился и стоял колом, но в чуть трясущихся от волнения руках была зажата книга прекрасных повестей Владимира Железникова, которая жива и сейчас… Приз за первое место… Дома я впервые читала "Чучело"… Со слезами, но и с твёрдой мыслью о том, что если бы я оказалась рядом с Ленкой Бессольцевой в её отчаянии, я сказала бы ей те же слова, что услышала сама от чудесной учительницы. Ну и что? Что с того, если ты попал в большую, или малую неприятность? Что с того, если тебя не любят, не принимают, не спешат понять? Что с того, если жизнь не торопится со своими щедрыми подарками, о которых ты мечтаешь? Разве повод это опустить руки, навсегда причислить себя к несчастным, и не высовывать нос в шумный мир? Разве чья-то нелюбовь - приговор? Разве сегодняшний проигрыш - залог отсутствия завтрашних побед? Разве чужая оценка - руководство для понижения твоей самооценки? Разве те, что не желают тебе счастья, могут хоть как-то повлиять на его появление? Ну и что? Так говорю я, держа за руки маленьких и взрослых, решивших, будто случившееся с ними превращает их в изгоев и неудачников. И я не обесцениваю их переживаний, распутываю долгие и горькие клубки боли, ищу верные решения. Но… Ни одного шанса я не даю мыслям о том, что хоть какая-то причина может приговорить человека к хроническому ощущению себя никчёмным, или недостойным счастья. Ни одного! И не дам. НУ И ЧТО? - это честный вопрос, который заменяет раскачивающуюся под ногами поверхность в надёжную платформу психологической устойчивости, ребята. Любого тролля можно заткнуть за пояс, спокойно, и без раздражения купируя своим НУ И ЧТО все его токсичные попытки отыскать в нас уязвимые места. Продолжайте с улыбкой после любых неудач. С умной улыбкой отказа от любой идеальности, от невротических попыток нравиться всем, от беспомощности перед теми, кто позволяет себе вас обидеть. Ну и что… Жизнь-то продолжается! /Лиля Град/
Comments 6
Likes 64
Ви знаете Дава, таки в нашей стране, к любому можно подойти, обнять его и сказать: “Ладно..., не переживай..., всё образуется”...
Comments 1
Likes 51
Бaбы – сущeства многогранные и многослойные. Помните, как Шрeк из мультика расскaзывал про луковицу? Вот с бaбами – та же хрень. Снаружи она вся такая леди, или дeвочка-пай, или женщина вамп. Но внутри у нее нeпременно живет Петрович – 49-летний сантехник, всю сознaтельную жизнь положивший на борьбу дерьмодемонами. У кого-то Петрович огромный и властный, у других – маленький и прячется в глубинах подсознания. Но он есть, даже если на первый взгляд его не видно. Вот, например, бросил тебя парень, и ты лежишь на кроватке, вся из себя – образец страдания и эталон печали, сопли в подушку пускаешь, шоколадками заедаешь горюшко свое неописуемое. А потом в голове вдруг появляется мысль: «Ой, да и пошел он в задницу! Последний мужик на планете, что ли?» Это Петрович заговорил! Скорее всего, следующей его фразой будет: «И в ж@пу твои шоколадки, лучше возьми винишка и напейся хорошенечко!» Или выкладываешь ты фоточку новую в инстаграмчик, а тебе в комментах какой-то хрен с горы пишет: «Фу, ну ты и уродина!» По всем канонам тебе после такого только и остается, что удалить фотку, а следом и аккаунт, сжечь телефон и уехать в тайгу – медведей пугать. Однако возникает Петрович и авторитетно заявляет: «Ну чего ты ноешь, ёпта? Ты на страничку этого мудака зайди да глянь на его рожу мерзкую! Он сам-то в зеркало, поди, не смотрелся никогда. Так что утри слезки, возьми винишка и напейся хорошенько». Или на работе всё достало, вот прям сил нет. Сидишь за обедом, чай потягиваешь, думаешь о том, что хочешь в следующей жизни быть кошечкой и спать по 20 часов в сутки. И Петрович такой: «Да положи ты болтец на эту работу! Прикинься завтра больной, останься дома, возьми винишка и напейся хорошенько». Многие бабы своего внутреннего Петровича скрывают. Стыдно его в приличном обществе показывать, потому что он бухает и матерится, а тебе нельзя, ибо это некультурно и вообще, «тыжедевочка»! Но, черт возьми, как же иногда нужен кто-то, кто в любой непонятной ситуации скажет: «Да забей ты на это всё, возьми… Впрочем, ты уже знаешь, что делать». /Анна Грачёва/
Comments 6
Likes 46
Борис Гребенщиков о жизни... • Мы под словом «любовь» обычно понимаем «захватить ее в собственность, и съесть, и запереть в этом ящичке». А любовь надо не запирать, а напротив — открывать. Любовь — это не привязывать к себе, а отпускать. • Поклонницы? Их становится все меньше. Я уже стал как памятник Крылову. Какое влечение можно испытывать к пророку Моисею, например? • По мне что цифра в 50 (лет),что 40, нисколько не тяжелее. Я изучал математику и могу точно сказать: все цифры одинаковы. • Слово «проблема» очень опасно. Мы говорим «проблема», обозначая то, что очень сложно, неприятно и нерешаемо. Если подойти к "проблеме", когда мы полны здоровой энергии, это будет не проблема, а задача, решать которую будет увлекательным делом. • Жизнь разнашивается, как ботинок: чем дальше, тем удобнее. Может быть, выглядит со стороны хуже, а внутри все здорово. • Мне абсолютно наплевать, мужик я, баба или растение. Потому что мне не нужно себе ничего доказывать. Я очень люблю музыку. И, когда я связан с музыкой - я в ней растворяюсь. И там нет ни мужского, ни женского - никакого начала. Я, может, скажу ужасную вещь, но мужчинам, которые гордятся только тем, что они мужчины, просто больше нечем гордиться. • С возрастом я не изменился. Сейчас я лучше понимаю, чего я хочу, но это недостижимо. Это — совершенство. Есть старинный принцип: «Жить быстро, умереть молодым». Рок-н-ролльный такой. Умереть молодым не значит умереть в раннем возрасте. Можно умереть молодым в 98 лет. Старость — это когда человек теряет интерес к жизни, замыливание восприятия. • Вдохновение — не вода, его нельзя черпать. Если освободить место в голове, оно придет. Секрет в том, чтобы садиться — работать, работать и работать больше. Тогда будет вдохновение. Оно приходит, когда ты готов к нему. • Все, что не выдерживает чувства юмора, даже не стоит того, чтобы им заниматься. — Что лучше всего меняет ваше сознание сегодня? — Сознание не нужно менять; если оно вообще есть, то это хороший инструмент. Важно не обращать внимания на мысли, которые всегда жужжат и мешают, как мухи, не зря старцы говорят: вся беда от помыслов. Важно воспринимать все окружающее как бесконечно щедрый дар жизни и всегда знать, что есть невечерний свет у тебя в сердце... /БГ. Из интервью "Медузе" 07. 07. 2020./
Comments 2
Likes 25
- Рабинович, шо это Ви купили...? - Ойц, таки это сервиз на 24 персоны... - Ну, и скажите, таки зачем Вам вся эта толпа у Вас дома...?
Если вам скучно, одиноко, если вы не знаете на что убить время, в голову лезут разные грустные мысли по поводу мирового кризиса, пеките чизкейк. Сутки вы гарантированно не будете помнить себя. Я ввязалась в это дело по глупости, конечно. Мне пришла в голову совершенно абсурдная, как я сейчас понимаю, мысль, что испечь чизкейк гораздо легче, чем, например, торт. Кулинарных неофитов часто посещают такие инсайты, надо сказать. То им мерещится фаршированная поп-корном утка, то какое-нибудь бланман
Светлана... Когда в пустующую квартиру на третьем этаже заселилась Светлана, мужское население дома встрепенулось, а женское забеспокоилось. Ох, и хороша чертовка! Как выйдет Света в общий двор с тазом белья и начнёт его развешивать, вся жизнь в округе замирает. Халатик на ней сидит ладно, как влитой, всё подчёркивает и грудь высокую и талию осиную. Свежевыстиранные простыни развеваются на ветру, развевается и подол Светкиного халата, а Егор Семёныч промокает вспотевшую лысину, глядя во все гла
Вот вы говорите, кот не дурак. Некоторые объясняют его тягу швырять корм горстями в унитаз желанием сократить путь еды, минуя непосредственно пищевод. Другие говорят о глубокомысленном созерцании воды и поминают китайцев с их стихиями. Третьи оправдывают кота его естественнонаучными интересами. Я вам так скажу: прыгнул за голубем лбом в стекло – значит, дурак. Умственно сохранное животное запоминает, что в доме есть окна, не с восьмой попытки, а с первой. И проверяет их существование не голово
Как-то вечером муж после работы делился впечатлениями о прожитом дне и между прочим поведал: – Представляешь, одна наша сотрудница сегодня припёрлась на работу в прозрачной блузке. – Ну и что, – говорю, – эка невидаль. Сейчас лето, жара, полстраны в таком виде ходит. – Да, только у неё под белой блузкой красное бельё в горошек! – Здорово. Наверное, забавно смотрится. – Очень. Мы всем отделом ржали. – Так она для того и вырядилась, чтобы вас повеселить, а то вы со своим хроническим авралом оконча
Пациент на приеме у психиатра. Психиатр показывает ему тест Роршаха и спрашивает: — Что вы видите? — Я вижу старого, грустного еврея, который всю свою жизнь вынужден был возиться со всякими шлимазлами за мизерную зарплату, который не уехал вовремя в Америку и за это его теперь до конца жизни будет пилить жена… Врач, утирая слезы: — Спасибо... А что вы видите на картинке...?
Show more
About group
Назначение юмора любого вида одно – вызвать смех, внести позитив, поднять настроение. Изобилие форм юмористического жанра воздействует на человека в соответствии с его восприятием: зрительным, слуховым, интеллектуальным. Анекдоты, шутки, пародии и прочие виды юмора, записанные на бумаге, рассказанные юмористами, представленные в скетчах, изображённые в карикатурах, — свойственны юмору многих народов. Еврейский юмор привносит в это разнообразие свои уникальные средства, приёмы, темы и новые персонажи. Еврейские шутки, анекдоты, притчи, истории, легко узнаваемы, благодаря особенности их подачи и парадоксальности развязки... Наша группа без политики и рекламы! Добро пожаловать!
Address:
Украина