Page information Геннадий is available to authorized users only.
Герои Отечества!
Согласен с мнением Кончаловского-младшего...
Face
60 years old, Belgorod, Russia
АРМИЯ, КОТОРУЮ ПРЕДАЛИ (25 лет назад началась первая чеченская война) Необъявленная война, участие в ней регулярных армейских подразделений стало явной неожиданностью для нашего общества, которое привыкло рассматривать армию, как грозную силу, перед которой трепетали Европа и Америка, и на содержание которой страна не жалела средств. Так считали тогда многие, несмотря на шквал критики и антиармейские настроения, проявившиеся в годы перестройки и сразу после развала СССР. Тенденция негативного отношения к армии очень яркопроявилась в период чеченского конфликта. Размах уничижительной, пафосной критики со стороны ведущих СМИ страны достиг тогда небывалых размеров. Приведу лишь несколько примеров. «Очень странная и бесконечная война — этакий эталон кровавых неудач. Так и хочется спросить: достойно ли России столь бездарно воевать с чеченцами, России, победившей Гитлера и Наполеона?». Александр Колпаков, «Московский комсомолец», 11.09.1996 г. «150 миллионов проиграли одному миллиону. Авиация, артиллерия, ракеты проиграли автомату с гранатомётом…Все последние годы нас, журналистов, обвиняли, что мы мараем армию. А мы отбивались: мол, ругаем министра, плохих генералов, саму же армию не трогаем, она хорошая. Зря заискивали. Армия гнилая насквозь. А кто не верит, пусть бы поглядел, как из Грозного на БТРах вывозят шифоньеры». Александр Минкин, «Новая газета», 2—8.09.1996 г. Подобных публикаций в то время было предостаточно. Надо признать, что чеченская война расколола наше общество пополам. Кто же был прав в этом споре, не прекращающемся и по сей день: средства массовой информации, представляющие общество и обвиняющие армию в неумении воевать, или генералы и офицеры этой армии, которые уверены в том, что во всём виноваты политики и СМИ? И вполне справедливо считается, что политики, правозащитники, СМИ дискредитировали людей в погонах, лишили их поддержки в обществе. Безусловно, основания для недовольства были. Они и до сих пор остаются у той и другой стороны. Бесспорно одно — без поддержки общества армия одерживать победы не может. Генерал армии в отставке Махмут Гареев справедливо считает, что ни одна армия не может успешно действовать, если она морально убивается своими же соотечественниками и СМИ, как это было в русско-японской войне в начале прошлого века и в Чечне, на исходе столетия. Кстати, поражение американцев во Вьетнаме, убедительное тому свидетельство. Нельзя упускать из виду бесспорный факт: общее состояние силовых структур перед войной и в ходе боевых действий. Приведу пример. Выступая перед журналистами, заместитель командующего ВВ МВД РФ генерал-лейтенант С. Кавун в своё время отмечал: «Кризис, возникший в Грозном 6 августа (речь идёт о событиях в августе 1996 года. — Прим. авт.), связан ещё и с тем, что внутренние войска находятся сегодня в очень тяжёлом положении. На сегодняшний день потребность войск в денежных средствах удовлетворена всего лишь на 31 процент. Было отклонено предложение финансировать группировку войск в Чечне отдельной строкой в бюджете страны, и её приходилось обеспечивать из тех скудных средств, что выделяются на внутренние войска. Это привело к тому, что мы сегодня обеспечены бронетехникой только на 40 процентов, а группировка в Чечне и того меньше — на 24 процента. Вещевое довольствие вообще на исходе. Три года солдатам выдаётся только полевое обмундирование. Лишь выпускники военных училищ получают полное вещевое довольствие. Запас продовольствия в группировке был только на 14—15 суток, а в местах постоянной дислокации частей и того меньше. К тому же действия внутренних войск в Чеченской республике, как и войск министерства обороны, не оформлены в правовом отношении. Вот в таких сложных моральных и материальных условиях приходилось вести боевые действия». Откровенные признания генерала, вовсе не попытка оправдаться за потерю Грозного в августе 96-го года. Это простая констатация печального факта: силовиков бросили в Чечню усмирять мятежников без надлежащей подготовки. Такое плачевное состояние было характерно и для армейских подразделений. К примеру, до сих пор в памяти остались задержки с выплатой денежного довольствия по два, а то и три месяца. Но ключевым словом для первой чеченской кампании я бы назвал предательство. Причём, на разных уровнях: начиная с высших эшелонов власти и заканчивая «источниками информации» в штабах Объединённой группировки федеральных войск. Уверен, что это и самым опасным результатом первой чеченской кампании. Именно предательство и измена вбили настоящий клин между армией и политическим руководством, между армией и СМИ, между офицерами и генеральским корпусом, между младшими офицерами и старшими, между армией и милицией. Предавать стали ещё до активной фазы боевых действий. В конце ноября 1994 года силами оппозиции была предпринята попытка захватить Грозный. Такая, в полном смысле слова, авантюра завершилась провалом. Боевая техника, вошедшая в город, была сожжена, некоторые танкисты, сидевшие за рычагами танков, захвачены в плен. Ими оказались российские офицеры одной из частей Московского военного округа. Дудаев не смог не воспользоваться таким «подарком» в пропагандистских целях. Кадры с пленными офицерами увидел весь мир. А министр обороны РФ генерал П. Грачёв, без тени смущения, сразу отрёкся от своих подчинённых, заявив, что офицеры российской армии в этой операции «не участвовали». Спустя месяц, когда армия уже официально пересекла административную границу Чечни, появились первые пленные. Вокруг них развернулись баталии с участием московских политиков, правозащитников и журналистов. Очень бурную деятельность развернул тогда уполномоченный по правам человека в РФ Сергей Адамович Ковалёв. Да, его уже давно нет в живых. Но многие солдатские матери, потерявшие своих сыновей в Чечне, до сих пор вспоминают о нём с содроганием. Ковалёв открыто призывал наших солдат и офицеров сдаваться в плен. Обещал им «радушие и сочувствие» со стороны дудаевцев. Как в фильме «В зоне особого внимания». И ведь сдавались! Правда, не массово, но небольшими группами. Отдельным «счастливчикам» даже повезло. Они оказались на свободе, в объятиях своих родных и близких. Но это, скорее, было исключение из правил. Для телевизионной картинки, чтобы успокоить общественное мнение. Основная масса военнослужащих томилась в чеченских зинданах, испытав все муки ада, сравнимого со средневековым. А часть солдат и офицеров была расстреляна, под «гарантии» того самого поборника свободы и демократии Ковалёва и других правозащитников. Один из самых трагических эпизодов первой чеченской войны — уничтожение тыловой колонны 245-го мотострелкового полка под селением Ярышмарды. Это случилось 16 апреля 1996 года. В машинах ехали молодые солдаты, несколько бензовозов с горючим, бронетранспортёры. Всё, как обычно. Взобрались на горный серпантин. По обе стороны дороги — горный отвесной хребет, обрыв и бурная река Аргун. Боевики выбрали для засады удачное место. В считанные минуты машины были объяты пламенем. Почти одновременно запылали головной бронетранспортёр и машина замыкания. Боевики всё снимали на видео, чтобы потом показать страшные последствия. Они, действительно, были ужасными: 53 погибших, около 60 раненых, ни одной целой машины. Выжили только 13 военнослужащих. Снова предательство. Ведь боевики заранее знали время и маршрут выдвижения колонны. Более того, действовали дерзко и почти открыто. В тот день в воздухе не работали вертолёты прикрытия, а колонну не сопровождала разведка. К сожалению, подобные примеры ни до, ни после этой трагедии единичными не были. Чехарда примирений, постоянные переговоры противоборствующих сторон. Эти украденные у армии победы, пожалуй, самая острая, после людских потерь, боль. И чаще всего это случалось тогда, когда федеральные войска проводили успешные операции в предгорьях и в горах. Но об этом речь пойдёт впереди. Апофеозом предательства и измены можно считать август 1996 года. Брошенные на произвол судьбы, окружённые боевиками, фактически преданные, а потом и забытые своей страной, солдаты и офицеры не сумели до конца выполнить поставленные задачи. Но выполнили свой воинский долг. И под откровенные улюлюканья и усмешки боевиков покидали пределы республики. Многие участники тех августовских событий вспоминают жаркие дни со смешанным чувством обиды, разочарования и гордости. Вот как вспоминает те роковые дни начальник штаба 245-го мотострелкового полка Сергей Чепусов: «Для нас это был шок, с одной стороны. Потому что столько людей положить — и просто так уйти? И опять узнали, что бандиты берут власть в свои руки». Между тем, до подписания Хасавюртовских соглашений оставалась всего одна неделя... НЕУТЕШИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ 31 августа 1996 года принято считать днём окончания первой чеченской войны. В этот день секретарь Совета безопасности РФ, Полномочный представитель Президента РФ в Чеченской республике генерал А. Лебедь и начальник главного штаба Вооружённых сил Чечни А. Масхадов подписали в Хасавьюрте мирные соглашения. Согласно этому документу, российские войска в течение четырёх месяцев полностью выводятся из республики, а решение по статусу Чечни откладывается на пять лет — до 31 декабря 2001 года. О том, какая обстановка царила во время вывода войск, подробно рассказывала газета 58-й армии «Защитник России». Военные журналисты издания продолжали трудиться в пресс-центре Временных объединённых сил (ВОС) в Ханкале, вплоть до полного вывода войск. «Несмотря на миролюбивые заявления руководства самопровозглашённой республики Ичкерия, обстановка в республике остаётся сложной и противоречивой. По-прежнему имеют место обстрелы ротных опорных пунктов внутренних войск. Политика, проводимая коалиционным правительством, настраивает население Чечни к российским военнослужащим как к оккупантам. Зелимхан Яндарбиев издал указ, который требует привлекать к суду военного трибунала всех лиц, агитирующих за оставление на территории Чечни федеральных войск. При обсуждении этого указа полевой командир Шамиль Басаев высказывался за то, что при наличии двух свидетелей подобных разговоров — провокаторов расстреливать на месте. Сепаратистами продолжается проведение организационных мероприятий по созданию своих регулярных вооружённых сил. Решением военного руководства республики издан приказ о призыве на военную службу лиц, достигших 18-летнего возраста. Срок службы определён пятью годами. Осуществляется распределение между отрядами боевиков бронетехники, захваченной у федеральных войск в ходе боевых действий в Грозном. Рассматривается вопрос о передаче отдельных вооружённых группировок в распоряжение МВД ЧРИ. Вероятно, подобным образом руководство бандформирований планирует найти применение боевикам в мирной жизни. Образно говоря, оно легализует статус сотрудников МВД и других, различных околовоенных структур. При этом очевидно стремление сепаратистов сохранить существующие группировки и их боеспособность». газета «Защитник России, № 42, 25 октября 1996 г. А вот ещё один пресс-релиз, опубликованный в газете за месяц до полного вывода войск. «Президент Ичкерии З. Яндарбиев подписал в последнее время ряд указов. Так, согласно одному из них, в программе общеобразовательных школ Чечни отныне вводится изучение ислама и арабского языка, а также вайнахской этики. 7 ноября глава сепаратистов подписал указ о награждении орденами и медалями ЧРИ около 150 боевиков. Как сказано в указе: «За мужество и героизм, проявленные в борьбе с российскими агрессорами в Джихаде свободы и достойный вклад в общее дело борьбы с русизмом». 9 ноября на площади Шейха Мансура в Грозном состоялся митинг по случаю инаугурации бывшего президента Чечни Д. Дудаева. На митинге, носившем явно антироссийскую направленность, присутствовало около пяти тысяч человек. В числе выступавших были Яндарбиев и Масхадов. Они выразили неудовлетворение в адрес руководителей некоторых арабских стран за слабую поддержку борьбы за независимость Чечни. Зато днём ранее по местному телевидению выступил украинский журналист Бакевич, который заявил, что Украина с начала боевых действий в Чечне выделила около 330 миллионов российских рублей, отправила на помощь в священной войне с Россией 127 добровольцев. Продолжает оставаться сложным положение русскоязычного населения Чечни. Отмечены противоправные действия в их отношении со стороны сепаратистов. Так, только за последнюю неделю зафиксировано 5 убийств, 53 случая похищения людей, 45 грабежей, 36 разбойных нападений, 67 случаев завладения личным имуществом, 33 вымогательства, 10 незаконных завладений квартирами, 242 ареста и незаконных задержаний. Однако начальник департамента государственной безопасности ЧРИ А. Мовсаев склонен утверждать, что большинство преступлений на территории республики якобы совершается приезжими из соседних республик. Продолжается формирование группировок боевиков. Так, в населённом пункте Бамут, который боевики называют «неприступной крепостью», создаётся батальон численностью до 300 человек. Его командиром назначен Руслан Хайхороев. На вооружении отряда — бронетранспортёры, боевые машины пехоты, противозенитные ракетные комплексы «Стингер» и «Игла». Кроме того, в случае возобновления боевых действий в этом районе командованием боевиков разработан план, согласно которому предусматривается прибытие в Бамут вооружённых групп из населённых пунктов Аршты и Чемульга Сунженского района Ингушетии. Фиктивная демилитаризация Грозного не повлияла на количество сосредоточенных в нём группировок боевиков. Их численность составляет сегодня порядка 2,5 тысяч человек. Руководством сепаратистов принимаются меры по повышению боеспособности вооружённых отрядов. На их вооружении состоят 7 БМП, 6 БТР, 2 САУ, 6 миномётов. Основной контингент вооружённых отрядов составляют сотрудники органов внутренних дел. Дислокация боеспособных подразделений в Грозном обеспечивает в случае обострения ситуации возможность полного контроля над городом и позволяет при необходимости блокировать гарнизоны федеральных войск». газета «Защитник России», № 44, 15 ноября 1996 г. Федеральные войска покидали Чечню. Озлобленные, голодные. Преданные продажными политиками. Уже тогда солдаты и офицеры группировки видели истинную цену хасавюртовским соглашениям, которые ещё сильнее затянули узел кавказских проблем, свели на нет все победы военных, добытых потом и кровью. Ставя свою подпись, генерал Лебедь вряд ли мог верить, что боевики пойдут на разоружение. Лидеры Ичкерии уже во время вывода войск приступили к восстановлению своей армии, а в бывших пионерских лагерях в предгорьях Чечни спешно создавались иные лагеря — по подготовке будущих террористов и диверсантов. Через несколько лет хасавюртовские соглашения назовут позорными. А тогда — осенью 96-го — Россия получила «смачный плевок в лицо». И молча утёрлась… Зато в самопровозглашённой республике Ичкерия отмечали триумф и победу. Здесь и не собирались разоружаться. Об этом свидетельствуют и беспристрастные, сухие строчки пресс-релизов, опубликованные в военной газете. Более того, подписание «мирных соглашений» позволило окончательно распространиться в республике реакционному исламскому течению под названием ваххабизм. Его щупальца проникли затем в Дагестан, Ингушетию и Кабардино-Балкарию. В республике почти не осталось русскоязычного населения. Только старики, которым некуда было выехать. А сколько погибло русских, коренных жителей Чечни — не подсчитано до сих пор! Такое нелепое окончание первой чеченской войны спровоцировало дальнейший рост похищения людей, торговли ими. Без большой натяжки можно сказать, что это дикое направление превратилось в настоящий промысел, который занял свою нишу в экономике республики. А в горных районах большинство чеченских семей имели собственных невольников — дармовую рабочую силу. В декабре 96-го в самом центре Грозного (!), рядом с памятником «трёх богатырей», вернее, с тем, что от него осталось после первой чеченской, заработал крупнейший на Северном Кавказе невольничий рынок. За сходную цену здесь можно было купить раба на любой вкус. Там же, на площади, расстреливали людей по новым законам шариата. Увы, разменной монетой на рынке стал и российский солдат. В силу разных обстоятельств за пленного солдата или офицера федеральная власть и казначейство денег не платила. Это тоже печальный итог войны. Сотни, если не тысячи российских военнослужащих несколько лет гнули спину на чеченских хозяев. В Веденском и Итум-Калинском районах они выращивали горный чай, у селения Аллерой обрабатывали маковые плантации, в Ножай-Юртовском районе пасли скот, строили горную дорогу на Шатили. А ведь судьба многих пленников до сих пор неизвестна. Я много думал о причинах первой чеченской войны. Следует признать справедливыми выводы некоторых политологов и политиков о неприязненных отношениях Б. Ельцина и Р. Хасбулатова, а затем и Д. Дудаева. Где-то принимал к сведению размышления, а порой и досужие вымыслы о нефтяном характере войны. Хотя согласиться с ними труднее по объективным причинам: гораздо бо́льшие запасы нефти добывались в Сибири и перерабатывались на Урале. Более того, в девяностых в Чечне ощущалась большая нехватка чёрного золота. А затем пришёл к неутешительному и трагичному выводу. Россия попала в зависимость от нескольких кукловодов из-за океана. На дворе стоял декабрь 1994 года. За год до этого расстреляли российский парламент и приняли новую Конституцию под напором американских советников. Их было в то время, как говорится, пруд пруди в высших эшелонах российской власти. Необходимо было завершить начатое дело в связи с развалом СССР. Настал черёд утилизировать государство под названием Российская Федерация! Поэтому было решено провести реформу по развалу армии. Резали всё по живому. Уже к осени 94-го российская армия, честно признаться, представляла собой далеко не образец для подражания. Нужна была и небольшая локальная война, позорно проигранная. Кроме того, поражение в Чечне предвещало «парад суверенитетов», а затем и полный распад России. Примеру Чечни последовали бы и другие субъекты Федерации. В первую очередь, республики Северного Кавказа. Именно такие, на мой взгляд, вынашивали планы наши западные «партнёры». Осенью 91-го в Грозном произошёл первый майдан. Советский Союз доживал последние месяцы. Власть в Чечне захватил генерал Дудаев. Три года, до начала первой военной кампании, Чечня фактически не признавала себя частью России. Хотя в республику, по-прежнему, исправно перечислялись деньги на социальные нужды населения: зарплаты, пенсии, пособия. Западные кукловоды прекрасно понимали, что чеченцы — смелые и мужественные воины. Им надо дать в руки оружие. И дали. До сих пор густой завесой таинственности считается передача целого арсенала оружия после вывода мотострелковой дивизии в 92-м году. С военной точки зрения, в первой чеченской кампании не было поражений. Были неудачи и большие потери во время штурма Грозного. Но в итоге город был взят и очищен от боевиков. Через полгода боевиков основательно прижали в горах, но поступила команда из Москвы: «Отставить!». И подобные вещи случались за два года войны нередко. Слив информации, откровенное предательство в высших эшелонах власти стали обычным явлением. Военные, участвовавшие в боевых операциях, понимали, что идёт какая-то заказная война: на них продолжали спускать, как собак, новоявленных правозащитников и политиканов всех мастей, а в спину стреляла российская «четвёртая власть». Но даже в таких условиях, армия смогла переломить хребет чеченским волкам. И если было поражение в той необъявленной войне — оно было только политическим. Военные свою задачу выполнили достойно, многие — ценой своей жизни. Выскажу, наверное, непопулярную мысль. Наша армия, которая на обломках могучего государства, коим был Советский Союз, разлагалась буквально на глазах, стала подниматься на ноги во многом благодаря чеченской войне. Что ни говори, но кровавые события на Северном Кавказе заставили большинство людей, и, в первую очередь, офицеров российской армии заново оценить некоторые понятия, осознав глубину таких стержневых для военного человека истин, как долг и честь, в боевых условиях. Считаю, что во многом этому способствовала и та система подготовки военных училищах советского периода, которая успела создать базу в умах молодых ребят, которым приходилось служить уже в новых реалиях. И ещё. Кавказские войны сформировали целую плеяду настоящих, боевых, «непаркетных» генералов, которые в тяжелейший период новейшей российской истории проявили высокие качества защитника Отечества, не запятнав честь мундира: А. Квашнин, В. Казанцев, Г. Трошев, В. Шаманов, В. Герасимов, В. Булгаков. Список можно продолжить. Их имена заняли достойное место в истории нашей страны. Как и имена многих их подчинённых — офицеров, прапорщиков, солдат и сержантов. К счастью, в Кремле хорошо усвоили горькие уроки первой чеченской и сделали правильные выводы. Через три года российские полки и бригады вновь пересекли административную границу Чеченской республики и добились мира и согласия на этой земле. Причём, с помощью самих чеченцев. С окончанием второй чеченской кампании удалось остановить распад страны, установить мир и спокойствие в Северо-Кавказском регионе, сохранить и укрепить вооружённые силы.
10 Dec 2019
Светлая и вечная память погибшим
  • 2
10 Dec 2019
Да, Гена, предательство было. Только возьмут войска населенный пункт - назад! Прямо из Кремля поступали указания...
  • 2
10 Dec 2019
СУДИТЬ РАЗВЯЗАВШИХ ВОЙНУ и ПОСОБНИКОВ....
  • 1
12 Dec 2019
Увы, все это - горькая правда!
  • 1
Log in or sign up to add a comment