ЖИЗНЬ
added today at 11:03
ЖИЗНЬ
added today at 10:05
На этот раз звёзды и планеты благоприятствуют Водолею и Деве, а вот практически всем остальным знакам нужно быть повнимательнее...
ЖИЗНЬ
added yesterday at 23:00
ЖИЗНЬ
added yesterday at 20:00
Коллекция артефактов или путешествие в музей археологии Москвы
Маша Субботина покажет вам уникальный музей, расположенный на глубине 7 метров. Один из основных экспонатов - устои Воскресенского моста XVII века через реку Неглинную.
ЖИЗНЬ
added yesterday at 17:00
ЖИЗНЬ
added yesterday at 12:10
"Воспитываю характер!". Девятилетняя боксёрша из Липецка рассказала о целях в спортивной карьере
В Липецке в спортивном зале вместе со взрослыми боксёрами тренируется девятилетняя Полина Шевырёва. Малышка занимается боксом с ранних лет и уже показывает отличные результаты. — Бокс воспитывает во мне боевой характер. Я могу защитить себя и своих друзей, — рассказала Полина о причинах занятий боксом. Полина тренируется дважды в день практически без выходных, правда, с началом учёбы в школе график занятий спортом пришлось немного изменить. Как рассказал папа девочки Руслан Шевырёв, утром у д
ЖИЗНЬ
added September 19 at 23:00
ЖИЗНЬ
added September 19 at 17:00
ЖИЗНЬ
added September 19 at 12:00
Эльмана Пашаева лишили статуса адвоката из-за нарушения Кодекса профессиональной этики.
ЖИЗНЬ
added September 18 at 23:00
Show more
10 Sept
177 824 participants in the group
Join
Приглашаем вас присоединиться к нашей группе читателей газеты "Жизнь" в "Одноклассниках". Интересные новости из мира кино, телевидения и шоубизнеса, истории жизни простых людей, а также откровения наших читателей. Все это – в нашей группе ОК. Присоединяйтесь и будьте с нами! 18+
Двадцать семь лет утро миллионов россиян начиналось вовсе не с чашечки кофе, а с её интеллигентной улыбки и завораживающего голоса в утренней телевизионной программе. В гостях у «Жизни» Лариса Вербицкая, которая сегодня – вице-президент Лиги профессиональных имиджмейкеров, прекрасная собеседница и просто шикарная женщина. - Вы великолепно выглядите, при этом Вы всегда говорили, что категорически против пластической хирургии. Как же Вам тогда удаётся так хорошо выглядеть в свои шестьдесят? - Дело ведь не в цифрах. Если женщина за собой ухаживает в 50, 60 или в 70 лет, это видно. Ухоженная женщина – это приятное зрелище. Поэтому пока я буду справляться своими силами, а потом поживём – увидим. - Но пока никакой хирургии? - Пока нет… - Тогда поделитесь секретом... - Сейчас очень много замечательных средств по уходу за собой. Наука шагнула далеко вперёд. Аппаратная косметология, например, очень хорошо работает. - Сейчас Вы - имиджмейкер, и многим кажется, что это человек, который одевает своего клиента и красит. Но это же не совсем так? - Так было раньше. Сейчас это целый комплекс – внешние данные, голосовые вибрации, мелодика, внутреннее содержание, невербальное поведение. Сейчас имиджмейкер ответственен за то, какое впечатление вы производите на человека в целом. Есть очень много нюансов, которые создают ваш образ. - Сколько требуется времени, чтобы создать правильный имидж? - Это всё индивидуально. Нужно пообщаться с человеком, понаблюдать за ним какое-то время. Здесь очень важно доверие. Если есть доверие между клиентом и имиджмейкером, то результат будет очень хорошим. Главное - задать вектор и двигаться в этом направлении. Однажды у меня был казус в студии. Я вела траурный эфир - умер Патриарх всея Руси Алексий. Программа менялась с колёс. Я не знала, кто придёт ко мне в студию. Появляется актриса, которая имела опыт общения с Патриархом, и начинает нервничать. Я понимаю, что ей плохо. Она громко демонстрирует недовольство, говорит, что снимать её нужно только с конкретного ракурса, иначе она не желает. Я понимаю, что нас вот-вот дадут в прямой эфир, и говорю только одну фразу: «Давайте мы сделаем это в память о Патриархе», и она сразу меняется. - Лариса, когда Вы работали в кадре, вели «Доброе утро», Вы производили впечатление очень открытого, доброго и лёгкого человека. Но когда Вы даёте интервью, Вы очень собранны и как будто чего-то всё время опасаетесь... - Я постараюсь не создавать впечатление напряжённости. (Смеётся.) Это будет наш женский доверительный разговор. Правда, я не думаю, что он будет очень лёгким, потому что вас интересуют вопросы жизненные, а в жизни каждого человека бывает всякое. - Ваш супруг говорит, что Вы всегда сдерживаете эмоции… - Нет, не всегда. Ему достаётся. Понимаете, я не люблю демонстрировать, что мне бывает плохо, не хочу показывать свою слабость. У людей своих проблем хватает. Но, конечно, телевидение цинично. Ему вынь да покажи эмоцию. Но эмоция эмоции рознь. Когда мне некомфортно, я закрываюсь. Это особенность моего характера. И у меня есть время подумать, оценить ситуацию, набраться сил. Когда тебе спонтанно что-то предлагают, а тебе это не очень нравится, можно сказать: «Я подумаю». Тем самым вы сохраняете добрые отношения, и при этом у вас действительно есть шанс подумать. - Психологи утверждают, что сдерживать эмоции опасно для здоровья... - Не знаю. А вы думаете, что люди, которые позволяют себе выплёскивать эмоции на других и попусту тратят энергию, делают себе лучше? Спокойствие - это особенность моего характера, но это не значит, что я не эмоциональная. Я могу и всплакнуть, меня можно обидеть, но я научилась держать удар за все эти годы. - Многие женщины не приемлют говорить о своём возрасте, предпочитают об этом не говорить. Вы готовы об этом говорить? - Естественно! Первые поздравления с днём рождения в глянцах какие? Это даты и цифры. Главное то, как ты к этому относишься, как ты умеешь пользоваться этим опытом. - Бывали ли моменты в Вашей программе, когда гость мог Вас обидеть? - Интонация «Доброго утра» достаточно доброжелательная, поэтому таких ситуаций не случалось. Кроме того, скажу вам одну вещь. Когда человек появлялся в студии, я в него влюблялась. На эти десять-пятнадцать минут он был для меня одним-единственным и больше ничего в моей жизни не существовало… Гость это чувствовал. У меня было так много интервью и так много гостей, что, когда проходило время и мы встречались снова, мне шли навстречу как к самому доброму другу, к родному человеку. Мне было приятно, что люди раскрывались. Хотя утреннее интервью многим кажется легковесным, но дать человеку возможность раскрыться и сказать что-то такое, чего он не говорил прежде, это круто! - Игорь Леонидович Кириллов как-то сказал, что работать в утренней программе – это самое сложное для телеведущего. Что самым трудным в этой работе было для Вас? - Эта работа, действительно, очень непростая, но я любила свою работу. Ни один эфир не был похож на другой. Менялось время, менялись события, менялась история, гости. Это была палитра всей нашей страны и разных эпох. Начинали мы без суфлёров, многое нужно было запоминать, не ошибаться. Это своего рода экстрим, когда не имеешь права на ошибку. Я справлялась… - Было такое, чтобы Вы боялись своего гостя? Например, Людмила Гурченко к Вам приходила. А она женщина с характером. - Людмила Марковна часто бывала у меня в качестве гостя. И что я хочу сказать о ней… Она была очень пунктуальной. Такая звезда, такая глыба, а не позволяла себе «звёздности». А я видела её в разных ситуациях – на концертах, в студии. Она была невероятно уважительна ко всем, кто работал в студии – к операторам, осветителям. А попробуй быть с ними неуважительной - от них ведь зависит то, как ты выглядишь в кадре. В общем, умнейшая женщина. Для неё каждый эфир был как новая роль. - Я читала, что в советское время с Вами работал коллега с громкой фамилией, который позволял себе обижать и Вас, и других коллег, и никто не мог ему ответить. Но Вы дали ему очень дерзкий отпор и даже впервые воспользовались нецензурной лексикой... - Многие думали, что у него родственники в Политбюро. В общем, однажды моему мужу надоело, что я прихожу в слезах после эфиров с этим человеком, и он подсказал мне, как поступить. В общем, я долго готовилась. Мне было сложно, но я смогла дать отпор. - Вы как-то сказали, что у Вас нет друзей среди коллег. Вы имели в виду, наверное, тех, с кем Вы непосредственно работали в кадре. Но при этом Вы очень дружны с Еленой Малышевой... - Да, Елена Васильевна всегда придёт на помощь. Это очень порядочный и работоспособный человек. Как она всё успевает, я просто не понимаю. С ней можно посоветоваться на любую тему, но дружба для меня это всё-таки нечто более глубокое. - Елена Васильевна называет Вас княгиней… - А я могу назвать её «королевой медицины»… И я искренне это делаю. Елена Васильевна потрясающий человек, и она на своём месте. Она много делает для популяризации медицины и здоровья. О ком Вам ещё рассказать? - О Тамаре Глобе расскажите. Она очень хорошо о Вас отзывается. Она составляла Вам личный гороскоп? - Да, она очень интересный человек. Но личный гороскоп она мне не составляла. Мне в своё время его составил другой человек. Согласно звёздам, я родилась в очень благоприятный момент. В общем, если бы я не стала телеведущей, то стала бы хорошим врачом, учёным или актрисой. То есть за что бы я ни взялась, всё бы у меня получилось. Но меня занесло на телевидение, хотя тогда об этой профессии вряд ли можно было даже мечтать. Понимаете, люди, которые в то время появлялись на экране, казались мне совершенными инопланетянами. Помню, как я пришла на кастинг на молдавское телевидение. Было очень много ярких девушек в красивых нарядах, элегантных молодых людей. В общем, ярмарка невест и женихов. Не помню, долго ли я ждала своей очереди, мне просто было очень интересно на всё смотреть, наблюдать. И вот меня позвали, попросили прочитать какой-то текст и рассказать о себе. Нужен был русский диктор-женщина и молодой человек, который смог бы говорить на молдавском языке. И взяли меня… Но меня не сразу посадили перед камерой. Мне был всего 21 год, мой голос был ещё неокрепшим. Передо мной поставили задачу за три месяца научиться владеть своим голосом. Мне повезло, что на меня обратила внимание режиссёр музыкальной редакции Елена Ивановна.. Она предложила со мной позаниматься. Елена Ивановна владела итальянской школой вокала и передала мне свои навыки. Когда я через три месяца начала рассказывать про поля и трактора с нужными нотками в голосе, меня взяли, так как на этот раз я звучала весьма убедительно. - Как отреагировали родители на Ваше появление на экране? - Они сначала относились к этому с недоверием. Они, конечно, радовались, гордились, но не понимали, куда я пришла. Люди на экране ведь были кумирами, а тут вдруг появилась их дочка. Конечно, всё это было очень неожиданным. После института мне предлагали остаться на кафедре и заняться научной работой. Я была очень успешной студенткой, но педагогика меня не прельщала, запах пыльных аудиторий меня душил. Хотя литература и языки мне всегда нравились. К языкам у меня была склонность, потом мне это очень пригодилось. Однажды мне предложили вести фестиваль в Алжире на английском языке. Лечу я туда и думаю: «Вот я лечу в бывшую французскую колонию. Кому я там нужна со своим английским?» И я приняла решение: «А что если на арабском?» У меня был опыт общения на сербском языке. В общем, что сербский, что арабский. Когда я попросила переводчика в самолёте мне помочь, он сказал, что у них так не говорят, что фраза так не строится. Я попросила его сохранить смысл текста и перевести. Я делаю транскрипцию арабских звуков на русском языке, беру наушники и за ночь справляюсь с этим текстом. Он был небольшой, но он был на арабском языке! Это был экстрим! Если бы я не смогла это сделать, был бы провал. После фестиваля на приёме в посольстве ко мне подошёл посол, который в то время там был, и спросил: «А где вы учили арабский? Я учил его в МГИМО, но это был классический арабский, а у вас с алжирским диалектом». Для меня это было лучшей похвалой.
- То есть провал для Вас непозволителен? - Мне нравится побеждать! Это стимулирует и подстёгивает для новых свершений. И потом, у меня спортивный характер – я же спортом занималась, была в молодёжной сборной по лёгкой атлетике. И спорт меня закалил… - Вам доверили читать сообщение о смерти Леонида Брежнева. Руки от страха не тряслись? - Тряслись, наверное, но что мне оставалось делать? Я бы его не воскресила. Это был очень серьёзный профессиональный экзамен. Я понимала всю серьёзность и ответственность ситуации. Понимала, что если я провалюсь, то это будет провал с большой буквы. Чуть не та интонация, оговорка - и всё… - В Москву Вы переехали из-за мужа? - Александр жил в Москве, а я в Кишинёве. Мы решили быть вместе, и встал вопрос: «Как быть?» Честно, я не хотела уезжать в Москву, дома в Кишинёве у меня было всё: карьера, успех. А у мужа была интересная работа в Москве, и делать ему в Кишинёве было нечего. В общем, я показалась легендарному советскому диктору Игорю Кириллову, и он сказал: «Мы вас берём! Сколько вам нужно времени на увольнение? Месяца хватит?» Я ответила: «Нет. Мне нужно месяца три». Понимаете, тогда было всё очень сложно. Плюс ребёнок. И он сказал: «Хорошо. Мы вас ждём». Я приехала только через пять месяцев. «А что вы приехали? Мы вас ждали раньше», - сказал Кириллов. На мгновение мне показалось, что всё рухнуло, но потом он улыбнулся и сказал: «Я пошутил! Приступайте». И всё началось… - А как в то время можно было добиться встречи с Кирилловым? - У меня не было никаких шансов. Мне помогла Елена Ивановна. Она в своё время много работала с композитором Евгением Догой, а он был очень дружен с Игорем Леонидовичем, и Евгений Дмитриевич просто его попросил посмотреть меня.
- Я слышала, что Вы были готовы даже расстаться с карьерой телеведущей при переезде в Москву. Это так? - Семья для меня всегда была на первом месте! Я ведь не знала, получится у меня или не получится попасть на телевидение, поэтому была готова к разным сценариям. Всё решалось само собой. Помню, как я шла на прослушивание к Игорю Леонидовичу… Шёл сильный дождь, было очень холодно. А накануне муж уехал в командировку. У меня же был только лёгкий летний костюмчик, в котором мне предстояло появиться перед Кирилловым. Что делать? Я надела куртку мужа и, наверное, по сегодняшним меркам была в тренде. Понимаете, я решала проблемы по мере их поступления. У каждого свой путь. Кто-то предпочитает быть со всеми в доску, кто-то дежурит у высоких кабинетов, кто-то ждёт одобрения и похвалы. Я никогда не заискивала, этого не было в моём характере, я не изменяла своим принципам порядочности. - Вы просыпались в три утра, чтобы в пять выйти в эфир. В котором часу Вы засыпали? - Как получалось. Сложно заснуть накануне эфира, просто взять выключить свет в 8 вечера и уснуть. Это же не тумблер! Есть же обязательства, семья, дети. Кстати, дети очень трепетно всегда относились к тому времени, когда я отдыхала. Помню, когда мы жили в коммунальной квартире, я сильно уставала на работе. Максим приходил из школы и, если вдруг видел, что я сплю, говорил: «Тихо! Мама спит». Он знал, как мне было тяжело. И это дорогого стоит… - Дети не предъявляли претензий, что Вы много времени проводите на работе? - Что вы? Наверное, скучали, как и все дети, но понимали, что у мамы есть обязанности. К тому же я не обделяла их вниманием и телефонными разговорами, если была далеко. Когда появилась дочь, нам, конечно, доставалось с мужем. (Смеётся.) Инночка держала всех нас в тонусе. А у нас как было? Кто дома, тот и главный. Поэтому, бывало, когда сын приходил из школы и знал, что Инне нужно что-то погладить, просто брал и гладил. И его об этом никто не просил. - Сколько раз в неделю был такой график? - В разное время по-разному. Мы искали оптимальный вариант режима работы утреннего эфира. Когда он только начался в конце 80-х годов, это было совершенно новое для нас явление. Как структурировать эфирную сетку? Страна большая, разные часовые пояса… Сначала эфир длился 30 минут, дикторы читали новости, рассказывали о погоде, читали стихи и так далее. Потом появилась утренняя программа, которая шла 60 минут. Мы начинали с моим прекрасным партнёром Владимиром Молчановым. Он читал политические новости, я – всесоюзные. Работали мы по неделям. Тогда эфир начинался с 7 утра. За это время человек получал всю необходимую информацию и заряжался определённым настроением. Потом программа начала разрастаться – 90 минут, 120. Теперь это уже безразмерный эфир. - Как проходила следующая неделя после такой безумной работы? Это были выходные? - Нет, что вы! Я работала на других программах, концертах, на озвучании. Я вела тогда практически все передачи. Мне повезло, потому что в то время молодёжи дали дорогу, и я была востребована. Конечно, была некая специализация. Кто-то специализировался на развлекательных передачах, кто-то - на музыкальных, кто-то – на детских. И «белой костью» считались те, кто читал программу “Время”. Я читала программу “Время”, но недолго. К счастью, что недолго. Я смогла сохраниться как боевая единица. Когда менялись режимы, меняли людей. Появлялись новые лица, которые олицетворяли новое время. А «Доброе утро» и другие развлекательные передачи всегда были немного в стороне. - Но Вы не каждый день вставали в три утра? - Нет, только несколько раз в неделю. В те времена существовал норматив о том, сколько часов в день могли проводить ведущие и другие сотрудники телевидения под светом. Ведущие могли находиться под камерами не больше трёх часов 15 минут. Считалось, что более длительное пребывание было вредным для здоровья. Но это не значит, что рабочий день длился только эти три часа… Сегодня этих нормативов уже не существует. Может быть, сейчас уже техника другого поколения. - Вы 27 лет продержались на телевидении... Как? - Мне досталось классное время, потому что оно было очень разное. Я брала интервью у альпинистов, премьер-министров, учёных, голливудских звёзд. В разных странах и на разных языках. Это время прошло у меня очень счастливо. А спецпроекты! Это очень интересный опыт. Понимаете, это всё равно, что прожить еще несколько жизней. - Что Вы почувствовали в тот день, когда у Вас закончился контракт и эта ежедневная гонка? - Я всегда понимала, что это не вечно. А пусть кто-то попробует повторить мой рекорд. Даже знаменитая Опра Уинфри меньше лет проработала в своей программе, чем я. Самое интересное, что у меня и сейчас немного свободного времени. - Как Вас муж поддержал в тот период? - Да он всегда меня поддерживает. Мы вместе 34 года, и все эти годы он со мной. А как могло быть иначе? Жена-телеведущая – непростое испытание для семьи. Не всем удаётся сохранить любовь и тепло в безумном ритме, но у нас получилось. Меня так воспитали, что замуж – это раз и навсегда. Я видела, как моя мама берегла семью, как создавала уют. Для неё это было невероятно важно, так как жизнь мамы была очень непростой. Она рано осталась без родителей – они умерли от голода. Её отправили в детский дом, как и её сестру. Но они встретились потом и сохранили для меня так много душевного тепла… - Мама как Вас воспитывала? - Мне очень многое доверяли родители. Со мной никто никогда не сидел. Мама просто вешала мне на шею ключ, и всё. Я помогала по дому, ходила за покупками, готовила. Для меня порядок в доме – это очень важно.
- То есть не помытая тарелка в раковине… - Нет, это невозможно. - Бабушка называла Вас непокорной... - Я не помню такого, хотя был один случай! Я что-то натворила, и меня поставили в угол. Папа меня отчитывал, я плакала, но при этом говорила: «Нет! Я так делать не буду». А бабушка твердила рядом: «Ах ты непокорная!» Воспитывали меня в строгости. Не то чтобы за любую провинность наказывали! Нет! Но я знала слово «нельзя» и понимала, какое место занимаю в семье, у нас не было культа ребёнка. - Ваша мама операционная медсестра. Вы часто бывали у неё на работе? - Да, она брала меня с собой, надевала на меня колпак, халат, и я наблюдала за процессом её работы. Мне не было страшно, мне было интересно. И долгое время я хотела быть врачом. У нас дома было очень много книг по медицине, я их с удовольствием читала… Но однажды во взрослом возрасте я стала свидетелем того, как человека вытаскивали из состояния клинической смерти, и поняла, что к этому не готова. Это страшно! Там надо обладать определённой жёсткостью в принятии решений. - Сейчас Вы с мамой часто общаетесь? - Она живёт с нами. Я берегу свою семью.
- И она Вас до сих пор воспитывает? - Легко. Она старшая в нашей семье, и ей позволено всё. Она может сказать всё, что думает. Спорить с ней бесполезно. Легче сделать то, что она просит, чем объяснять, почему я не хочу это делать. - Например, надеть пальто, если холодно? - И это тоже… (Улыбается). - Какая история Вашей мамы из её детства Вас тронула больше всего? Она ведь наверняка много Вам рассказывала... - Если я начну рассказывать, то сейчас будут слёзы. Меня все мамины рассказы трогают до глубины души! Представьте, 1946 год, голод, родители умерли, избу разбомбили. А детский дом, в котором жила мама, находился в шести километрах от села. Вот мама и просилась у воспитателей: «Пустите меня домой, пустите!» А там уже не было ничего! Ничего! Ещё мама рассказывала, как во время войны немцы расстреливали людей. Страшные эпизоды ей пришлось пережить, но при всём этом она сохранила душевное тепло и у нас сохранился культ семьи… - Я читала, что Вы боитесь высоты, темноты и воды. Как это проявляется? - А я не только этого боюсь. Ещё я боюсь покойников и насекомых. Но я могу преодолевать свои страхи. Единственное, что точно не могу преодолеть, это страх перед высотой и перед водой. В моем роду две мои сестрички утонули – одна спасала другую. Кроме того, я сама три раза тонула. Хотя я занималась прыжками в воду и подводным плаванием. Понимаете, я боюсь неизвестности. Мне надо понимать, что меня ожидает. - Спите со светом? - Нет, он мне мешает. - А высота? Боитесь взбираться на горы? - Скорее, не могу подойти к обрыву. - На шоу «Последний герой» вы, наверное, смогли посмотреть в глаза всем своим страхам. Что было самым страшным? - Возможно, мыши, которые бегали по мне, но я с этим справилась. Много чего было. Нас не кормили почти на протяжении 37 дней. Но я поняла одно - человек хорошо приспосабливается ко всему. - С каким настроем Вы туда ехали? Хрупкая и маленькая. Многие ведь думали, что Вы одна из первых покинете остров, а Вы продержались 37 дней из 41.
- Да, многие так думали, те же психологи и продюсеры, наверное. Они ведь играли против нас, всё про нас знали, всё слышали – везде ведь камеры были. Но я не люблю проигрывать! В какой-то момент я просто привыкла. Понимаете, те эмоции, которые я там пережила, дорогого стоят. Их больше неоткуда взять. - Ваше участие в «Ледниковом периоде» - тоже своеобразный подвиг. Как Вы решились впервые встать на коньки в 50 лет? - Илья Авербух приехал ко мне на съёмку и сказал: «Мы проект запускаем. Приходи. Будет интересно». Я пришла, попробовала … и у меня ничего не получилось. Я немного разозлилась: дети рядом прекрасно катаются, а я ничего не могу. В общем, я тренировалась столько, сколько выдерживала. После полутора месяцев тренировок приехал мой партнёр, и мы встали в пару. Было очень интересно, трудно и больно. Мне долго не могли подобрать коньки. Ноги были стёрты в кровь. Это был очень экстремальный опыт. Даже в больницу попала из-за всего этого, но мне было обидно останавливаться… - Супруг не сказал Вам: «Может, надо подумать о здоровье? Хватит». - Меня бесполезно отговаривать. Да и как тут отговаривать, когда всё понеслось? - Главная Ваша мотивация – это дети Максим и Инна! Почему Вам так важно, чтобы они Вами гордились. Ведь если бы Вы проиграли, они не перестали бы Вас любить. - Я считаю, что я нигде не проиграла. Ни на острове, ни на «Ледниковом периоде». Александр Шифрин поражался и говорил: «Ты всегда даёшь плюс-старт». Я спросила, что это такое. Он ответил: «Ты на соревнованиях выступаешь лучше, чем на тренировках». Часто ведь бывает наоборот. Видимо, это особенность мобилизации. А дети? Каждый раз они очень переживали. Они смотрели мои выступления в соседнем павильоне на экране, чтобы не видеть, как всё это трудно. И я всегда очень радовалась, когда они приезжали, гордились мной. Вы замечали, что спортсмены часто плачут после проката? Это ведь апофеоз их усилий и трудов. Я это очень хорошо поняла, когда сама встала на коньки. И в этом есть какой-то воспитательный момент. То есть ты своим примером показываешь, что нужно потерпеть, потрудиться, чтобы получить результат. Мы же воспитываем детей не только словами, но и поступками. - С кем из своих детей Вам всегда было проще договориться – с дочкой или сыном? - Ни с кем. Хотя, возможно, с Максимом. Помню, в 19 лет на первом курсе он пришёл и заявил, что собирается жениться. И я смогла убедить влюблённого юношу, что ещё рановато делать столь серьёзный шаг. Он переживал, конечно, но принял мои аргументы.
- Дочка тоже в переходном возрасте удивляла? - Мне кажется, она родилась в переходном возрасте. (Смеётся). Инночка купалась в любви. Её баловали и обожали. - Как не перейти границу в общении, чтобы не случился взрыв у подростка? - Книг много написано, но в жизни всё по-другому. Нужно любить. Неважно, на какую тему ты говоришь, важно, сколько слов ты произносишь. Говорить обязательно надо, приводить аргументы, не терять контакт и не терять уважения. - Вы многое запрещали своим детям? - Что-то запрещала, но всегда объясняла, почему этого не стоит делать, почему это плохо. Главное, чтобы слово «нет» не звучало первым. Слово «нет» - это некий протест, его надо убирать из общения. - Дети выросли! Кому звоните первым, если нужен совет, – дочке или сыну? - Мужу. А вообще это зависит от ситуации. Если Максим может помочь – звоню ему, если тема девочкина – дочке. - Ваш супруг часто говорит, что ему повезло потому, что у него одна жена, но как будто тысяча разных женщин, потому что Вы постоянно разная. Чем Вы его удивляете? - Я не знаю. Мне кажется, он должен меня знать уже вдоль и поперёк. В жизни бывают разные ситуации, и каждый раз жизнь подбрасывает новые квесты, когда тебе нужно принимать решения, часто нестандартные. Всё равно мы меняемся, главное - оставаться друг для друга интересными, чтобы было, о чём поговорить и о чём помолчать. А удивлять? Иногда хочется, чтобы тебя вообще не удивляли. То самоизоляция, то другие потрясения. Скорее бы уже этот год закончился! - Вы смогли гармонично выстроить карьеру и семью. Как это сделать? - А вы попробуйте сами это сделать! Нужно просто доверять друг другу. Это очень важно. Если нет доверия и уважения, легко потерять точку опоры и нарушить баланс в гармонии.
  • 0
Наталья Директоренко
10 Sept
Всегда восхищалась красотой этой женщины, а теперь ещё и ее выверенной позицией в жизни. Умница и красавица!!. Браво!
  • 4
Чун-дя Ли
10 Sept
  • 0
Valentina Golubeva
  • 1
Valentina Golubeva
  • 0
Valentina Golubeva
10 Sept
Обожаю всегда ...
  • 1
Валенти Вербицкая
11 Sept
Вот Лариса Вербицкая давно смотрим ее,очень похожа на нашу родню,
  • 1
Анна Белая (Крохина)
11 Sept
Очень восхищалась этой женщиной, пока не посмотрела "Последний герой"с ее участием .
  • 0
Надежда Петрова
11 Sept
Народ от темы главной отвлекаете трусАми? Кому они на ....нужны, ваши басни о перестиранных .... ?!!!
  • 0
Надежда Петрова
11 Sept
Сколько жопо.....ОВ!!! Как будто в стране  всё ок, но писец(!!!)надо отвлечься....., надо обсудить ЕЁ, больше заняться нечем....
.
  • 0
12 Sept
Все хотят войти  в историю, а кто не может войти,вляпявается неё!
  • 0
Log in or sign up to add a comment