Аномалии  мистика и не только

Аномалии мистика и не только

Public page
ПИРОГ ДЛЯ СТРАННИКА Больше всего на свете Лидочка любила вечерние чаепития на старенькой, уютной бабушкиной кухне. Когда она была маленькая, то каждые выходные оставалась в бабушкином доме с ночёвкой. Это были долгожданные выходные. Целый день с любимой бабушкой, прогулки в парке, новые истории, которых бабушка знала неимоверное количество. А самое главное - это вечер. Вечером на кухне творилось волшебство. Запах ванили наполнял весь дом и вылетал на улицу, заставляя прохожих останавливаться и вдыхать божественный аромат уюта. Сегодня Лидочке 22, и таких вечеров в её жизни становилось всё меньше и меньше. - Бабушка, с чем мы сегодня будем чаевничать?- спросила она, присаживаясь к столу. - С твоей любимой королевской ватрушкой,- ответила бабушка, ставя на стол только что испечённый пирог. Бесподобный аромат окутал теплотой и уютом. Бабушка порезала ватрушку и один кусок отложила на тарелку. Этот ритуал она проводила всегда, говорила, что это для забредшего странника. Тарелочка с пирогом убиралась в полку и Лидочка про неё забывала. - Бабуля, ты всегда откладываешь пирог для странника. Но я не помню, чтобы этот странник приходил. Что ты потом делаешь с этим куском? Бабушка вытерла руки о передник, разлила по чашкам чай, и села за стол. - Эта традиция в нашей семье была испокон веков. Так делала моя мама, а до этого - её мама, наверняка и бабушкина мама делала так же. В доме всегда должно быть угощение для того, кто внезапно нагрянет. После войны с угощениями было туго, но и тогда мама умудрялась печь пресные лепёшки, пару штук которых всегда откладывала для забредшего странника. И вот однажды, когда мы уже поужинали и собирались ложиться спать, в дверь постучались. На пороге стоял очень худенький мальчик. Лицо его было грязным, а одежда изорвана. - Тётенька, дайте мне кусочек хлеба, пожалуйста,- сказал он слабым голосом. Мама провела его на кухню. Налила ему стакан молока и поставила тарелку с лепешками. Он за секунду проглотил угощение. Собираясь уходить, мальчик на мгновение задержался у печки, грея озябшие руки. - Куда ты сейчас пойдёшь?- спросила мама. - В подвал. - Как в подвал? У тебя нет дома? Где твои родители? - Наш дом разбомбили. Мама умерла две недели назад. А отец наверно погиб на войне. У меня больше никого нет. Этот мальчик остался у нас навсегда. А через много лет он стал моим мужем и твоим дедушкой,- улыбалась бабушка своим воспоминаниям. - Но, всё-таки, что ты делаешь с теми пирогами, которые не дождались своего странника? - Как что? Отдаю странствующим по миру птицам. Они же тоже своего рода странники на нашей земле,- смеялась бабушка, убирая со стола. Лидочка сидела в стареньком кресле и думала о только что услышанной истории. Она знала, что дедушка рос в приемной семье, но что этой семьёй была её семья - для неё было открытием. Вдруг в дверь постучали. На пороге стоял молодой человек и виновато улыбался. - Простите бога ради, что я так поздно. Я наверное вас разбудил. - Нет, мы ещё не спим,- холодно ответила Лидочка. - Дело в том, что моя машина сломалась. А эвакуатор ждать часа два-три. В машине очень холодно сидеть, поэтому я, увидев огонёк в вашем окне, набрался смелости или наглости, как вам будет угодно, решился напроситься на чашечку горячего чаю. В дверях кухни появилась бабушка. - Лида, что же ты держишь гостя на пороге? Через несколько минут молодой человек сидел на старенькой, уютной бабушкиной кухне, и перед ним стоял тот самый кусок пирога, предназначенный для забредшего странника. И как знать чем обернется эта встреча для Лидочки... Автор: #Кружево_Слов@ 
Comments 4
Likes 22
ХАМСТВО... Сидим в компании. В которой, в основном, женщины. Неожиданно, одна из них начинает жаловаться на своего мужа. Все присутствующие внимательно слушают. Рассказчица ищет сочувствия и понимания. Её рассказ пестрит пикантными, интимными подробностями, касающихся только их с мужем взаимоотношений. Они, по большей части, носят уничижительный характер по отношению к нему. Подруги кивают головами, поддакивая. Чаще смеются над его слабостями и пороками.. В конце разговора, девушка поворачивается в мою сторону. Её интересует моё мнение. Скорее, мой положительный ответ. Мне жутко не нравится вся эта история, в принципе, и я молчу. Чувствуя напряжение, ко мне оборачиваются все присутствующие.. - Когда то был Ной,- начинаю я, - Тот, который уцелел с ковчегом..В конце концов , он спасся и оказался на суше. Не один, а вместе со своей семьёй, в том числе с сыновьями- Симом, Иафетом и Хамом. - Возделывая первый в мире виноградник и собирая урожай, Ной не знал тогда ещё о свойствах вина. И поэтому, попробовав его, он захмелел и уснул в шатре. Проходящий мимо Хам, увидел совершенно обнаженного отца и тотчас побежал к старшим братьям и позвал к их шатру, чтобы они тоже пошли посмеяться над опьяневшим Ноем.. Братья пошли, но на пороге, отвернув взгляд, зашли задом, чтобы не видеть срама и накрыли отца покрывалом.. С тех пор, имя Хама стало нарицательным. В помещении наступает тишина. Я никого не хочу судить. И даю совет девушке: - Лучше развестись с ним, чем открывать его исподнее для всех.. Хамство - одна из чёрт быдлячества. Гордая, надменная эгоистичная душа, ищет пороки в чужих, чтобы подняв и выставив на всеобщее обозрение, посмеяться и возвыситься над человеком.. Автор: #РустемШарафисламов@ 
Comments 11
Likes 174
СТАРЫЙ ПОВАР В один из зимних вечеров 1786 года на окраине Вены в маленьком деревянном доме умирал слепой старик — бывший повар графини Тун. Собственно говоря, это был даже не дом, а ветхая сторожка, стоявшая в глубине сада. Сад был завален гнилыми ветками, сбитыми ветром. При каждом шаге ветки хрустели, и тогда начинал тихо ворчать в своей будке цепной пёс. Он тоже умирал, как и его хозяин, от старости и уже не мог лаять. Несколько лет назад повар ослеп от жара печей. Управляющий графини поселил его с тех пор в сторожке и выдавал ему время от времени несколько флоринов. Вместе с поваром жила его дочь Мария, девушка лет восемнадцати. Всё убранство сторожки составляли кровать, хромые скамейки, грубый стол, фаянсовая посуда, покрытая трещинами, и, наконец, клавесин — единственное богатство Марии. Клавесин был такой старый, что струны его пели долго и тихо в ответ на все возникавшие вокруг звуки. Повар, смеясь, называл клавесин «сторожем своего дома». Никто не мог войти в дом без того, чтобы клавесин не встретил его дрожащим, старческим гулом. Когда Мария умыла умирающего и надела на него холодную чистую рубаху, старик сказал: — Я всегда не любил священников и монахов. Я не могу позвать исповедника, между тем мне нужно перед смертью очистить свою совесть. — Что же делать? — испуганно спросила Мария. — Выйди на улицу, — сказал старик, — и попроси первого встречного зайти в наш дом, чтобы исповедать умирающего. Тебе никто не откажет. — Наша улица такая пустынная… — прошептала Мария, накинула платок и вышла. Она пробежала через сад, с трудом открыла заржавленную калитку и остановилась. Улица была пуста. Ветер нёс по ней листья, а с тёмного неба падали холодные капли дождя. Мария долго ждала и прислушивалась. Наконец ей показалось, что вдоль ограды идёт и напевает человек. Она сделала несколько шагов ему навстречу, столкнулась с ним и вскрикнула. Человек остановился и спросил: — Кто здесь? Мария схватила его за руку и дрожащим голосом передала просьбу отца. — Хорошо, — сказал человек спокойно. — Хотя я не священник, но это всё равно. Пойдёмте. Они вошли в дом. При свече Мария увидела худого маленького человека. Он сбросил на скамейку мокрый плащ. Он был одет с изяществом и простотой — огонь свечи поблёскивал на его чёрном камзоле, хрустальных пуговицах и кружевном жабо. Он был ещё очень молод, этот незнакомец. Совсем по-мальчишески он тряхнул головой, поправил напудренный парик, быстро придвинул к кровати табурет, сел и, наклонившись, пристально и весело посмотрел в лицо умирающему. — Говорите! — сказал он. — Может быть, властью, данной мне не от бога, а от искусства, которому я служу, я облегчу ваши последние минуты и сниму тяжесть с вашей души. — Я работал всю жизнь, пока не ослеп, — прошептал старик. — А кто работает, у того нет времени грешить. Когда заболела чахоткой моя жена — её звали Мартой — и лекарь прописал ей разные дорогие лекарства и приказал кормить её сливками и винными ягодами, и поить горячим красным вином, я украл из сервиза графини Тун маленькое золотое блюдо, разбил его на куски и продал. И мне тяжело теперь вспоминать об этом и скрывать от дочери: я её научил не трогать ни пылинки с чужого стола. — А кто-нибудь из слуг графини пострадал за это? — спросил незнакомец. — Клянусь, сударь, никто, — ответил старик и заплакал. — Если бы я знал, что золото не поможет моей Марте, разве я мог бы украсть! — Как вас зовут? — спросил незнакомец. — Иоганн Мейер, сударь. — Так вот, Иоганн Мейер, — сказал незнакомец и положил ладонь на слепые глаза старика, — вы невинны перед людьми. То, что вы совершили, не есть грех и не является кражей, а, наоборот, может быть зачтено вам как подвиг любви. — Аминь! — прошептал старик. — Аминь! — повторил незнакомец. — А теперь скажите мне вашу последнюю волю. — Я хочу, чтобы кто-нибудь позаботился о Марии. — Я сделаю это. А еще чего вы хотите? Тогда умирающий неожиданно улыбнулся и громко сказал: — Я хотел бы ещё раз увидеть Марту такой, какой я встретил её в молодости. Увидеть солнце и этот старый сад, когда он зацветет весной. Но это невозможно, сударь. Не сердитесь на меня за глупые слова. Болезнь, должно быть, совсем сбила меня с толку. — Хорошо, — сказал незнакомец и встал. — Хорошо, — повторил он, подошёл к клавесину и сел перед ним на табурет. — Хорошо! — громко сказал он в третий раз, и внезапно быстрый звон рассыпался по сторожке, как будто на пол бросили сотни хрустальных шариков. — Слушайте, — сказал незнакомец. — Слушайте и смотрите. Он заиграл. Мария вспоминала потом лицо незнакомца, когда первый клавиш прозвучал под его рукой. Необыкновенная бледность покрыла его лоб, а в потемневших глазах качался язычок свечи. Клавесин пел полным голосом впервые за многие годы. Он наполнял своими звуками не только сторожку, но и весь сад. Старый пёс вылез из будки, сидел, склонив голову набок, и, насторожившись, тихонько помахивал хвостом. Начал идти мокрый снег, но пёс только потряхивал ушами. — Я вижу, сударь! — сказал старик и приподнялся на кровати. — Я вижу день, когда я встретился с Мартой и она от смущения разбила кувшин с молоком. Это было зимой, в горах. Небо стояло прозрачное, как синее стекло, и Марта смеялась. Смеялась, — повторил он, прислушиваясь к журчанию струн. Незнакомец играл, глядя в чёрное окно. — А теперь, — спросил он, — вы видите что-нибудь? Старик молчал, прислушиваясь. — Неужели вы не видите, — быстро сказал незнакомец, не переставая играть, — что ночь из чёрной сделалась синей, а потом голубой, и тёплый свет уже падает откуда-то сверху, и на старых ветках ваших деревьев распускаются белые цветы. По-моему, это цветы яблони, хотя отсюда, из комнаты, они похожи на большие тюльпаны. Вы видите: первый луч упал на каменную ограду, нагрел её, и от неё поднимается пар. Это, должно быть, высыхает мох, наполненный растаявшим снегом. А небо делается всё выше, всё синее, всё великолепнее, и стаи птиц уже летят на север над нашей старой Веной. — Я вижу всё это! — крикнул старик. Тихо проскрипела педаль, и клавесин запел торжественно, как будто пел не он, а сотни ликующих голосов. — Нет, сударь, — сказала Мария незнакомцу, — эти цветы совсем не похожи на тюльпаны. Это яблони распустились за одну только ночь. — Да, — ответил незнакомец, — это яблони, но у них очень крупные лепестки. — Открой окно, Мария, — попросил старик. Мария открыла окно. Холодный воздух ворвался в комнату. Незнакомец играл очень тихо и медленно. Старик упал на подушки, жадно дышал и шарил по одеялу руками. Мария бросилась к нему. Незнакомец перестал играть. Он сидел у клавесина не двигаясь, как будто заколдованный собственной музыкой. Мария вскрикнула. Незнакомец встал и подошёл к кровати. Старик сказал, задыхаясь: — Я видел всё так ясно, как много лет назад. Но я не хотел бы умереть и не узнать… имя. Имя! — Меня зовут Вольфганг Амадей Моцарт, — ответил незнакомец. Мария отступила от кровати и низко, почти касаясь коленом пола, склонилась перед великим музыкантом. Когда она выпрямилась, старик был уже мёртв. Заря разгоралась за окнами, и в её свете стоял сад, засыпанный цветами мокрого снега... Автор: #КонстантинПаустовский@ 
Comments 10
Likes 88
Принцесса Автор: Лана Лэнц – Самая настоящая! – заявил дракон. – Так что? Договоримся? – Точно в её царстве не осталось никого? – засомневался принц. – А чего тогда не захватили его до сих пор? – Присматриваю. Будь она бесприданницей, разве вы – принцы да рыцари – шастали бы сюда? Мне немного совестно, утащил девочку малышкой, выкуп ждал, а её царство возьми да вымри, то ли от ангины, то ли от скарлатины. Я ей теперь вроде отца, она меня папенькой зовёт, настоящих родителей не помнит, маленькая была. Кому ни попадя, сам понимаешь, не отдам. Прикипел к ней, как к дочке родной. Видишь вон там гору костей? Дракон кивнул в сторону возвышения неподалёку, из которого торчали обглоданные кости лошадей вперемешку с рыцарскими доспехами. – Это всё недостойные претенденты. А ты мне понравился. Царство у тебя немаленькое, и парень ты рассудительный. Так что с тебя мешок золота и забираешь принцессу (красавицу, между прочим) и её царство в придачу (пусть небольшое, но не полцарства, а всё целиком, к тому же места там красивые, реки чистые, рыбы, зверя полно и земля плодородная), а главное, сам живым уедешь – родителей своих порадуешь. – А посмотреть на неё можно, а то вдруг уродина? – почти согласился принц. – Да не вопрос, только ты спрячься. Нечего смущать её, молоденькая, стеснительная. Принц кивнул и шагнул за скалу. – Марьюшка, выйди на минуточку, спросить тебя хочу… – позвал дракон. – Иду, батюшка, – послышалось в ответ. Из пещеры выбежало милейшее создание – голубоглазая девица с косой цвета меди ниже пояса, в парчовом наряде и аккуратной, украшенной дорогими каменьями короной на голове. – Вы звали, папенька? – спросила она, нежно глядя на дракона. – Да, доченька, – ласково ответил дракон, – хотел спросить, на ужин принести кабана или оленя. – Это как вам будет угодно, – красавица нежно погладила крыло чудища. – Ну, тогда беги обратно, вышивай приданое, не буду мешать. Девушка убежала, а рыцарь вышел из укрытия. – Ты не солгал, – произнёс принц, как только дар речи к нему вернулся. – Я тотчас же еду за золотом. К утру вернусь. Только не отдавай её никому, а то мало ли. – Что ты, мы, драконы, слово своё держим. Но только учти, на свадебном пиру я за её отца буду. Марья мне – как дочка, помнишь? Родителям скажи, что это только к добру, я ведь защищать вас стану, в случае чего. Как только принц уехал, вышла «принцесса». – Вот видишь, я же говорил, всё получится. Парень тихий, на лицо нестрашный и царство процветает. – Папочка, ты гений! А где мы мне царство возьмём, про которое ты говорил? И откуда у тебя наряды красивые и корона? – По молодости глупый был, принцесс таскал, с рыцарями сражался... Корона с тех пор и завалялась. Наряды из обоза торговцев заморских. Хотел кое-что для тебя у них купить, а эти глупцы всё побросали и разбежались. Вот я и принёс тот обоз сюда, не бросать же на дороге посреди леса. А царство знаю одно, там людей почти не осталось, человек двадцать, не больше. Король с королевой бездетные, да их престарелая прислуга. Мы с ними в приятельских отношениях. Местность горная, дороги туда давно бурьяном заросли. Переселю их с подданными к морю, купят виллу, пусть хоть на старости поживут хорошо. Мешка золота, что паренёк завтра притащит, им наверняка хватит. Дороги его подданные расчистят, посадят князька какого-нибудь править. Так что всё нормально будет, не переживай. – Жалко, маму сожгли, – вздохнула Марья. – Порадовалась бы за меня. – Да, Агафья хорошая ведьма была. Характер – золото. – Я, папенька, не верила, когда говорили, что к ней змей огненный ночами прилетал, думала, от зависти к её талантам знахарским сочиняют. Она мне, только когда я подросла, про вас рассказала. – Счастье, что она успела тебя ко мне отправить, до того как… ну ты понимаешь. Дракон вздохнул. – Без обид, дочка, но у тебя сестра есть, Настенька. Она ещё маленькая. Когда мама твоя сказала, что нам опасно встречаться, я вынужден был её покинуть. Жаль, что не помогло. И я не знал, не спас её. А потом с мамой Настасьи познакомился. – Что ты, папочка, разве я могу на тебя сердиться. Ты меня с сестрёнкой потом познакомишь? – Конечно. Завари-ка нам чая травяного, такой вкусный чай только твоя мама делать умела. Ты красотой и талантами вся в неё. Что ж, тебя, моя красавица, считай, пристроил. Надо будет теперь для твоей сестры царство подыскать. #сказки 
Comments 2
Likes 6
Охотник «Дяденька, помоги!» Мистика
Comments 11
Likes 37
Моня! Прикрой форточку... - Моня! Прикрой форточку, а то меня продует… Мой радикулит, таки придёт ко мне раньше, чем этот сквозняк… - Ой, Сара, не морочь мне голову! Встань – и прикрой! - Ша! Не надо так орать! Я всё слышу. В отличие от тебя. - Я не могу уйти с кухни, Сара – у меня закипает… - Моня, если закипает у тебя, то, что ты делаешь на кухне? А если закипает на кухне, то тебе всё равно, это придётся когда - то - отливать! - Сара! У меня есть мечта всей моей жизни… иметь глухонемую жену! - Тонкий юмор, ничего не скажешь! Или ты, Моня, прикрываешь форточку – здесь, где я сижу, или в противном случае, закрываешь свою, но там, где стоишь, причём - на всю оставшуюся жизнь… Ты что, не видишь, что я - в педикюре и с накрашенной головой? - И шо? - А то! Если я, хоть как то, смогу «дошкандыбать» на своих «напедикюренных» пятках до окна, то, краской, что на моей голове - я таки – измажу тюль… Оно тебе надо! Слушать потом целый день, какой ты - поц, потому, что не захотел сам закрыть форточку! Потом – снимать тюль, потому, что его надо стирать. А раз, ты уже залез наверх, то и карниз протереть желательно… Далее, после стирки в нашей машинке, которая ещё и не отжимает, моим врагам таких по две штуки, нужно гладить этот тюль. Конечно, если ты его не спалишь, своими подслеповатыми глазами, поставив утюг - не на тот режим … то потом – нужно вешать этот тюль – обратно… Но, я знаю точно, что с твоим еврейским счастьем - ты обязательно грохнешься со стремянки! - Всё! Ша! Я уже иду к твоей форточке, я уже здесь…А то из-за этого куска стекла в полущенной раме, ты сочинила, прямо таки - сюжет для мексиканского сериала! - А я о чем говорю? Встал – и закрыл. Ты видишь – я занята… - А ты что, Сара, не могла накраситься в салоне? - Конечно, могла, если бы ты - дал мне на это деньги. Знаешь, сколько это будет стоить? - Ну? - В том то и дело, что – ну! В пересчёте на «твою» валюту - ящик водки! - За краску? Ящик? Ничего себе…Да, ты мне – после ящика водки - краше Анны Семенович будешь казаться! Да за эти деньги, в парикмахерской, каждую прядку твоих оставшихся волос – золотом покрыть должны… - Моня! Если бы мне покрыли голову золотом, то твой лысый череп, пришлось бы посыпать – пеплом. Тебе нужно стать Султаном, чтобы оплатить счёт за эти услуги, это ещё не считая – чаевых… - О, если б я - был Султан… - Аллё! Султан – Моня! Ты ещё здесь или уже в гареме? Мечтай – мечтай… Наложниц надо обслуживать, дорогой! Для этого дела, каскадёров – не приглашают! Ты не забыл, что имея молоденьких жён, у мужчин, должно подниматься… не только настроение… Что ты, Моня, так на меня смотришь? Что я сказала? Только одно: «Прикрой форточку…» Лариса Финкель. Радмила Вержбицкая #РАССКАЗЫ 
Comments 15
Likes 99
Пикник во время солнечного затмения Приближался день солнечного затмения. Да не какого-нибудь, а самого редкого — полного затмения. И погода обещала быть безоблачной, просто идеальной для наблюдения. Марк — кореец по матери, европеец по отцу, — стоял у витрины с мясом и задумчиво разглядывал продукцию. — Бери свинину и куриные ноги, — сказала его жена, заправляя обратно выбившуюся прядь светлых волос из пучка. — Бабушка ведь не против шашлыков? — Да, конечно, — ответил Марк, забрасывая в телегу упаковки с мясом. — Она любит шашлыки. Ещё давай возьмем говяжьего фарша и сосисок. — Ты там армию кормить собираешься? — улыбнулась девушка. — Ну, Джек придёт со своей подругой, Карсон с женой, Джим и Генри… Энн, ты что делаешь? — спросил он, увидев, как та достала телефон и начала быстро набирать текст. — Отсылаю им список продуктов, чтобы было полегче нашему бюджету, — девушка с нежностью погладила круглый живот. — Нам надо откладывать каждую монетку на ремонт дома. — Да не переживай ты так, успеем, — успокоил её Марк, отправляя в тележку упаковку хот-догов и говяжий фарш. — Им ещё четыре месяца всё равно сидеть. Успеем, и эти дополнительные двадцать баксов нас не обанкротят. — И всё же, — Энн вздохнула, но продолжать мысль не стала и убрала телефон, так и не отправив сообщения. — Думаешь, сегодня сказать бабушке, что у нас мальчик и девочка, или завтра, на пикнике, вместе с остальной роднёй? — Не вижу смысла ждать, если честно, — Марк отправился в отдел хлеба за булочками для гамбургеров и хот догов. — Скажем сегодня, пусть она порадуется. *** — Я же говорила, что сразу и мальчика, и девочку! — ликовала бабушка. На самом деле она была прапрабабушкой, но Марк привык её звать бабушкой.— У меня нюх на это всё! И хочешь, что ещё скажу? Пацанчик родится похожим на папаню, а девочка — на меня! Копия моя будет, особенно глазами!.. И дар мой целительный переймёт! Энн непроизвольно устремила взгляд на глаза бабушки. — Значит, разноглазой будет? — не без скептицизма уточнил внук, наблюдая за действиями бабушки. — Посмотрим. Старушка лишь шутя погрозила пальцем и достала из нижнего шкафа тазик из нержавеющей стали. — Ты мне так и не доверяешь до конца, не так ли? — без намёка на обиду поинтересовалась она. — Ну вот сам и увидишь. Давай сюда мясо, внучок. Будем мариновать по моему рецепту. Марк наблюдал, как сухонькая маленькая старушка с лёгкостью забралась на табурет, чтобы дотянуться до полки со специями. В свои приблизительно сто десять лет бабушка отличалась крепким здоровьем, ясным умом, густой шевелюрой белых волос и даже умудрилась сохранить все зубы. У неё было пятеро сыновей, двадцать внуков, восемьдесят правнуков, столько праправнуков, что она уже и со счёту сбилась… И ни одной внучки. Или правнучки. Или пра- и так далее -внучки. Дочка Марка станет первой и единственной девочкой в их роду, и бабушка безмерно радовалась этой новости, пророча девочке невероятные таланты и дарования и радуясь, что сможет передать той свои знания. И, если честно, Марк не был против, чтобы его дочь походила характером на свою много раз прабабушку. Старушка хотя и была немного чудаковатой: верила в демонов, домовых, ставила ловушки от злых духов и обереги на дом, — в целом обладала лёгким непринуждённым характером, ясным умом и, главное, добрым сердцем. Правда, был раз, когда Марк вывел бабушку из себя, но то было заслуженно. Марку было около тринадцати. Он был мрачным, замкнутым подростком, желающим остаться дома и играть на компьютере в свой законный выходной, но батя этого не позволил и взял с собой, чтобы проведать прабабушку в день её рождения. Родственников было в этот день много: гости не умолкая болтали с бабушкой, готовили барбекю, дети играли, подростки сбились в стайку и обсуждали что-то своё. Марк же остался в гордом одиночестве и скучал: мыслями он был у компьютера, где сражался в команде с друзьями в любимой онлайн-игре. Дабы подчеркнуть, как ему здесь плохо, он мрачно осматривал своих родственников, отвечал односложно и всем своим видом выражал, что не хочет здесь находиться. Когда подросток понял, что родителям глубоко начхать на страдания своего чада, то отправился на улицу. Был поздний август. Старая яблоня, растущая у дома прабабушки, была усыпана спелыми золотыми яблоками: сладкими, хрустящими, такими ароматными. Странная это была яблоня: яблоки с неё никогда не падали, пока бабушка не подойдёт и не начнёт трясти, словно ждали её. А съеденное яблоко всегда улучшало самочувствие. Бабушка любила рассказывать, что после того, как она отказала какому-то яблочному магнату в продаже своей яблони, тот её украл. Но дерево не прижилось и погибло. Говорила, что это фея, живущая в яблоне, вернулась к ней. У бабушки же быстро выросло новое дерево, точь-в-точь как старое. Была ли то правда, никто подтвердить не мог, так как история случилась много десятилетий назад, когда ещё её собственные дети были малышами. Она была известной целительницей, и многие люди приезжали к ней за лечебным снадобьем даже из других стран. Однажды снадобьем заинтересовался известный институт, но, изучив его состав, учёные не обнаружили в нём никаких особых химических соединений, придававших напитку исцеляющие силы, и пришли к выводу, что на людей воздействует эффект плацебо. Бабушка, услышав эту новость, лишь снисходительно пожала плечами: раз плацебо, значит плацебо. И она никогда не запрещала родным брать яблоки, всегда с удовольствием дарила спелые плоды. А ещё яблоня плодоносила несколько раз в году, яблоки даже вызревали зимой, благо та была тёплой в здешних краях. Марк знал, как сильно бабушка любит своё дерево, и единственным правилом, которое она строго велела соблюдать, было никогда не лезть на яблоню. Но в тот день подросток решил, что лучший способ свалить отсюда — это нарушить правило. Он резво взобрался на дерево, надеясь, что кузены, увидев это, побегут жаловаться бабушке, и та его сама прогонит. Чего Марк не ожидал, так это хруста ветки, на которой сидел. Парень побледнел. Он сломал дерево! Подросток попытался осторожно слезть, но в этот момент огромная тяжёлая ветка окончательно надломилась, и он кубарем упал вместе с ней на землю. На какой-то момент парень перестал ощущать окружение. Огромный пласт вины начал давить его. Он сломал драгоценное бабушкино дерево! Ради какого-то эгоистичного желания! А потом увидел бабушку, спешащую к нему. Следом — отца. Сурового, здоровенного, хмурого. — Ах ты ж, едрить твою налево! — воскликнул он. — Марк, какого хрена?! — Не кричи! — строго оборвала его бабушка и подскочила к праправнуку, чтобы проверить, в порядке ли он. — Что произошло, Марк? — Извини, — буркнул парень, поднимаясь с земли. — Я это… домой пойду. — Ты мне яблоню сломал, — тихо сказала бабушка, сверля его взглядом. — Мою соратницу. Мою дочку! — Ну, я это… — Ты домой хотел, не так ли? — бабушка жестом остановила отца, который было начал идти на своего незадачливого сына. — И решил привлечь к себе внимание, нарушив единственное правило? Марк хмуро посмотрел в глаза прапрабабушки и кивнул, пытаясь скрыть, как ему стыдно за свой поступок. — Ах ты ж гадёныш! — воскликнула она и начала бить его полотенцем на потеху родственникам, полностью одобрившим бабушкин подход. Хоть бабушка и была лёгкой как хворостинка, била она мокрым полотенцем очень больно, но парень даже не пытался себя защитить, так как полностью осознавал свою вину, и только просил его простить. А потом она заплакала. И Марку стало ещё хуже. Он обнял бабушку и сам разревелся на глазах у многочисленной родни. Бабуля только тяжело вздохнула, махнула рукой и спросила, нужны ли кому-нибудь свежие яблоки… Давно это было. Много лет спустя, когда парень вырос, он познакомился в колледже с Энн, на которой вскоре женился. Марк и Энн мечтали о детях, но, сколько ни старались, Энн не могла выносить. Врачи разводили руками: современная медицина была не в силах им помочь. Бабушка, услышав печальные новости, принесла бутыль с яблочным снадобьем и велела Энн принимать каждый день в течение месяца, гарантируя, что девушка сможет забеременеть и выносить двойню. И чудо случилось. Энн после этого практически стала боготворить бабушку, Марк же допускал мысль, что это могло быть совпадение, и долгое лечение в клиниках дало результат. Не может же действительно существовать универсального лекарства от практически любой хвори! — Бабуль, тебе с чем помочь по дому? — спросила Энн, наблюдая, как старушка кружится по кухне. — Да… — бабушка оглянулась по сторонам и пожала плечами: дом был в идеальном порядке. — Вроде у меня всё уже схвачено… Потом как-нибудь поможешь… Лучше скажите, из-за чего весь этот сыр-бор с пикником? Для бебишоуэра же ещё рановато. — Так завтра же полное солнечное затмение! — сказал Марк. — Вот решили совместить приятное с полезным. «Затмение», — повторила пожилая родственница. И строго посмотрела на праправнука: — И вы пришли ко мне? — Да, — подтвердил Марк. — Устроим вечеринку. На твоём пути как раз будет полное, с самой длинной фазой. Ещё пара кузенов придут с жёнами. Бабушка сотворила смачный фейспалм и покачала головой: — Марки-му, внучок, вот скажи мне, ты ведь знаешь моё отношение к этому «празднованию». Опасно это. — Баб, опять ты со своими суевериями! — мужчина едва сдержался, чтобы не закатить глаза. — Ну же! Давно известно, что это просто физическое, материальное явление! Так совпадают солнце и луна. И всё! — …И высвобождается огромное количество магии, которая может нарушить тонкий баланс между внутренним и внешним слоями нашего мира, могут появиться разломы, через которые полезет всякая бесовщина, — быстро протараторила старушка.— Ну ладно, стой. Если что произойдёт, будешь мне помогать отбиваться, а Энн и остальных отправим в дом. Марк снисходительно улыбнулся и крепко обнял прапрабабушку: — Обещаю, что если случится разлом, я буду сражаться рядом с тобой плечом к плечу… За то, что остальные спрячутся в доме, ручаться-таки не буду… Однако позволь узнать: почему именно я? — Потому что ты самый старший из моих праправнуков, — ответила бабушка. ~*~ Утро следующего дня прошло в радостном предвкушении для Марка и Энн. Они носились вокруг гриля, который построил ещё прапрадедушка, планируя, когда и какое мясо начать жарить, раскладывали очки для наблюдения за солнечным затмением, созванивались с родственниками, дабы убедиться, что те успевают. Бабушка же сидела дома у окна, вспоминая, как много лет назад познакомилась со своим мужем. Это тоже произошло в зоне солнечного затмения. И хотя знакомство с Дейтоном было счастливым событием в её жизни, в этот день она навсегда утратила связь со своими близкими… Дейтон до конца своих дней рассказывал, что влюбился в Хайли с первого взгляда, сначала в её красоту, а потом и в характер. Такой был романтичный, словно сошедший со страниц женского романа, был поддержкой и опорой до конца своих дней… Старушка выглянула в окно, как раз вовремя, чтобы заметить, как несколько автомобилей припарковались во дворе. Из них вышли её потомки: уже взрослые праправнуки со своими половинками. Марк их радостно встретил, познакомил со своей женой… Время летело незаметно: молодежь развлекалась во дворе, празднуя затмение, фотографировалась, восторгалась причудливыми тенями в форме полумесяцев, которые отбрасывала листва яблони. Хайли сидела дома под предлогом того, что на улице слишком жарко, а дома прохлада от кондиционера. Марк заходил только дважды: один раз, чтобы принести бабушке еды с гриля, второй — чтобы вынести остальным холодных напитков. — Ну что она там? — спросил Генри, самый младший из компании (ему недавно исполнилось восемнадцать). — Сидит в обнимку с кондиционером. — Может, позовёшь её? Солнце почти скрыто за луной, вообще не печёт. На улице было значительно темнее обычного. Солнце светило тускло, уже не приходилось даже щуриться. Марк пожал плечами. Бабушка боялась затмения, он это понимал и спокойно относился к её причудам. — Для неё это, наверное, не такое и новое явление, — хохотнул Марк, откупоривая бутылку холодной воды. Стало ещё темнее. Зажглись уличные фонари. — О, Марк, почти полное затмение! — пропищала в восторге Энн, подлетая к мужу и обхватывая его за локоть. — Не пора ли за бабушкой? Мужчина только махнул рукой, надел защитные очки и посмотрел на солнце. Остался лишь тоненький серп, который через мгновение исчез. Вспыхнула солнечная корона. Восторженный вопль разнёсся по двору. Марк снял очки и осмотрелся. По всему горизонту растекалась заря. В небе сияло огненное кольцо. Было необычно, красиво и совсем не страшно. Он пожалел, что бабушка не хочет выходить, чтобы своими глазами увидеть это редкое явление. Вдруг посреди двора в воздухе зависла молния. Яркий пучок света словно замер, а затем начал медленно расходиться в стороны. Внутри показался какой-то дикий, незнакомый лес с огромными деревьями, из него повеяло холодом. Компания потеряла дар речи, наблюдая какое-то нереальное в своей дикости явление. Это мираж?! Внутри что-то шевельнулось, и затем, к ещё большему изумлению, наружу высунулась серая, тощая, словно у мумии, огромных размеров рука. Она тут же потянулась к Генри, который стоял ближе всего к разлому. Парень с воплем отшатнулся, но оступился и упал. Рука, не упуская своего шанса, потянулась, чтобы схватить его, но вдруг раздался выстрел из ружья. Пули попали точно в руку, монстр взвыл и дёрнулся прочь от Генри. Парень, не теряя времени, отполз прочь, поднялся и с воплем кинулся в дом. К разлому бежала бабушка: распущенные волосы, перехваченные на лбу красной лентой, широкий шаг, гневный взгляд, двустволка, нацеленная на продолжающий расти разлом, — воплощение могучего воина в виде сухонькой старушки. — Все, кроме Марка, в дом! — скомандовала Хайли. — Марк, помни о своём обещании! Рядом! Марк послушно поравнялся с бабушкой, но тут же трусливо спросил: — Бабуль, ты уверена, что я тот, кто тебе нужен? — Конечно! — бабушка бросила на него строгий взгляд. — Теперь давай, когда гигант полезет, отбивай его своей силой! Марк ходил в спортзал и был в неплохой форме, но был убеждён, что вряд ли победит монстра в рукопашной. Он озвучил свои опасения прапрабабушке. — Да не рукопашной! А что у тебя за сила в снах? Вот ей и бей! Бабушка явно бредила. Какая сила из снов? Он владел во сне какой-то силой, мог наплавленным хлопком создавать ударные волны, но это во сне! А монстр вновь попытался вылезти через растущий разлом. Длинная серая нога, длинное туловище с острыми рёбрами. Сплющенная голова с обнажёнными острыми зубами и носом как у летучей мыши, затянутые кожей глазницы. Марк оторопело разглядывал чудовище, пока бабушка не треснула его по затылку. — Что ты делаешь! Не допускай его на эту сторону! Работай давай! — А, да, — испуганно повторил Марк и вытянул перед собой ладони. Он мгновение неуверенно смотрел на свои руки и вдруг понял, что нужно делать. В руках появилась странная лёгкость, ладони сами соединились хлопком и в тот же момент мощная ударная волна полетела в сторону разлома, сбивая монстра с ног. Бабуля добавила несколько выстрелов из ружья. И разлом начал быстро закрываться, а затем и вовсе исчез. Начало светлеть. — Фух, — сказала бабушка, вытирая пот со лба и глядя на опешившего праправнука. — Ведь я предупреждала. Ну что стоишь, пошли в дом, я всё расскажу. Надеюсь, в этот раз вы все мне поверите. … Некоторое время бабушка успокаивала своих потомков и их девушек, а потом начала рассказ. — Я из другой земли. Из Ургарда. А ваш мир — Мидгард. Я гуляла в лесу, не подозревая, что то был день солнечного затмения. И вдруг резко потемнело. И со всех сторон начали сыпаться эти гиганты. Они в наших местах куда чаще встречаются, чем у вас. Я начала убегать от них, и тут появился разлом, шанс на спасение. — Она махнула рукой. — Так я сюда и попала, по глупой случайности… Иначе бы они меня растерзали… И на этой стороне я познакомилась с вашим прапрадедом… — Бабуль, — подал голос Генри, — а наши заострённые уши — признак принадлежности к миру Ургарда? Там все люди с такими ушами? — А, уши… Это просто потому, что мы частично эльфы, Генри. Мой дед по отцу был эльфом. Мы и долголетие от него переняли. У вас уши ещё нормально выглядят, почти как вариант человеческого уха. — Она отодвинула волосы, которые всегда закрывали её уши, и потомки с изумлением отметили, что ухо прапрабабушки было несколько длиннее, чем их, более «эльфийское». Она посмотрела на Марка: — Не переживай, что у дочки могут быть такие же. Мир сейчас другой, люди воспримут подобный вариант как крутую особенность… Так вроде называется на вашем сленге, да? Марк молча кивнул, всё ещё переваривая полученную информацию. — А в Ургард можно попасть? — спросил Джек. — Можно, — кивнула бабуля. — Но нужно ли? Туда случайно до сотни в год попадает. И не только людей. Ещё туда попадают животные… Помнишь, в десять лет твой пёс вдруг исчез? Может, он попал в Ургард. — Не, его машина сбила, — мрачно вздохнул Джек. — Нашли его недалеко от перекрёстка в кювете недели через две. Бабушка вскинула брови и сочувственно кивнула. — Да норм, вроде, — продолжил праправнук. — Уже одиннадцать лет прошло… — Ну ладушки, — сказала бабушка. — Вроде я ответила на все вопросы? — Кроме одного: откуда ты знала, что у меня есть волшебные силы? — Ну они же тебе снились. Будь ты на стороне Ургарда, ты бы ими точно обладал… А разлом открылся, потому что в воздухе был переизбыток магии, а значит, и ты мог свою силу использовать в полной мере. ~*~ Прошло четыре года. У дома прапрабабушки припарковался семейный автомобиль. Энн открыла заднюю дверцу и помогла выбраться из автокресла своему сыну, который был внешне так похож на отца. Марк же держал на руках очаровательную светловолосую девочку, обладательницу редкой комбинации глаз: один голубой, другой — зелёный. Все говорили, что она — копия своей прапрапрабабушки. Они направились к дому бабушки Хайли, чтобы проведать её в этот тёплый августовский день, на её сточетырнадцатилетие… Инг Бъорн  #авторскиерассказы 
Comments 1
Likes 2
Как избежать тюрьмы или пиджак покойника (жуткая история) У нас в марийских лесах много чего бывает странного и загадочного. История записана со слов местной жительницы, с некоторыми художественными вольностями, но в основном - правда. Деревня у нас прямо скажем небольшая – всего-то три улицы, две вдоль, одна поперёк. Так что все на виду, все друг про друга всё знаем. Я тебе про соседку свою расскажу. Вот было дело-то… Как-то муж её в переделку попал. В школе трудовиком работал, да и проворовался – не иначе, бес попутал. И по всему выходило, должны были его посадить, уж больно по-крупному проштрафился. Даже адвокат сказал, что мол пойдет мужик в суд своими ногами, а оттуда – прямиком в каталажку увезут. Так что жди, мол, тётка, мужа своего не один год после того суда. Баба сильно расстроилась – ну как без мужика в деревне? Скоро картошку копать, грибы заготавливать, овец стричь, да и дом ремонта требует. Чует – никак ей не справиться в одиночку. Да ещё и не на один год морока. И пошла она к колдуну. Веришь, нет – а колдуны у нас и в двадцать первом веке есть. Ну совсем никак без них, вашей-то наукой всё не объяснишь. То ли местность какая аномальная, то ли что. Не знаю. Колдун на бабу только глянул – у ней душа сразу в пятки провалилась, покумекал маленько, да и говорит: - Помогу я тебе, совет дам. Сделай вот что: иди-ка ночью на кладбище, найди могилку, где недавно мужика похоронили, раскопай её, сними с покойника пиджак, надень на себя и домой иди. А утром твой муж пусть в этом пиджаке на суд и едет – не осудят его. И знать он не должен, что ты тут затеяла. Только я тебе вот ещё что скажу: будет тебе казаться, что лошадь за тобой скачет – не оглядывайся, будут тебя за пятки хватать – не оглядывайся, будут по имени звать – даже и не вздумай оглянуться, не то беда будет. Страшно бабе, слов нет как, а мужика спасать надо. Она к подружке. И давай соображать вместе, где на днях мужика схоронили. По всему выходит – пять вёрст через лес на кладбище идти. Баба-то как на духу подружке всё и рассказала – все слова колдуна в точности передала. И вот прихватили они лопаты, да и пошли на ночь глядя на кладбище. Всё, как колдун велел – сделали. Свежую могилку нашли, раскопали, пиджак с покойника сняли. А покойника-то ещё и обратно на место положили – хоть и жутко, а совестно непотребство такое оставлять. Порядок навели. В обратный путь пора. А уж темным-темно, какое электричество на кладбище в лесу? Накинула баба покойницкий пиджак себе на плечи, и побрели они с подружкой домой. Идут так, идут – уж было думали, пронесло, зря колдун стращал. Как вдруг – будто лошадиный табун несётся сзади. Топот такой, аж земля дрожит, вот-вот затопчут! Тётки от страха холодным потом покрылись, но идут себе и не оглядываются. Стих конский топот. Идут дальше, уж деревня близко – и как давай их кто-то за пятки хватать! Тётки аж вприпрыжку скачут, а помнят – не оглядываются. Почти уж к деревне подошли, и тут кто-то как давай их звать, каждую по имени – сначала тихо, жалостливо. Потом всё громче да надрывней, соседка-то кремень, идёт не оглядывается! А подружка не выдержала – оглянулась. А только никого и нет. Вот так, худо-бедно до дому и добрались. Наутро баба в зеркало на себя глянула, прядь седую, что за ночь появилась, под платок спрятала – мужа надо собирать, чтоб в суд ехать. И пиджак-то ему подаёт. Он ещё было ерепениться пытался, мол – чай свой пиджак есть, чего это я в чужом пойду, может ты его мол с какого пугала огородного сняла. Баба только цыкнула на него и таким взглядом одарила, что у мужика аж поджилки затряслись, и надел он покойницкий пиджак безропотно. Да и в суд поехал, в райцентр. И к вечеру вернулся. Полностью оправдали. Адвокат аж глаза вытаращил, так удивился. А мужик-то уже сухарей насушил и к тюремной жизни худо-бедно приготовился. Ан нет! Пришлось и дом чинить, и картошку копать, и в лес за грибами, и овечек стричь. Может, оно и к лучшему. А у подружки-то через неделю коза сдохла. Потому что колдуна слушаться надо. Они, колдуны, попусту не болтают.
Comments 8
Likes 21
ЛЮБВИ ВСЕ ВОЗРАСТЫ ПОКОРНЫ... У нашего сына очень сильный характер. Два года подряд он выносил нам мозг своей личной жизнью. Белые гольфы девочки Алисы заняли все его мысли. Алисины ноги мерещились сыночку со времен старшей группы детского сада. Арсений Сергеич перенес, вроде бы, расставание с этой кокоткой, как мужчина. Но прошли годы, аж два, как болезнь обострилась. Кровавая рана рубцеваться не собиралась даже во втором классе. Алиса, артефакт сопливой юности, никак не забывалась. Арсений Сергеич был неоднократно застигнут над рассматриванием выпускного альбома с дошкольного учреждения со смурной мордочкой и в мёртвых лейкоцитах - слезах, тоисть. И наши принципы дали трещину: не выбирать невесту смолоду и вообще не вестись на поводу у детей, яжемать. Я, конечно, женщина - кремень, завещать свои фамильные бриллианты этому белобрысому кейт мосс я не собиралась. И чисто из интереса (Господи, прости меня, я же типическая свекровь), я посмотрела профайл этой Алисиньи на Одноклассниках. Ну, что скажу: я и верблюд в Тунисе, я и рыба с красным хвостиком, я и платье в пол, я и стразы, я и я (с зеркалом). И это ж оно еще полностью не выкуклилось в женщину! Мне стало как-то тревожно… В общем, неправдами, угрозами, прямой лестью и взятками мы добыли Алисин телефон. Заведующие детсадов тоже (любят коньяк) люди. Арсений Сергеич краснел, бледнел, заперся с котом в детской – советовался, видимо, и таки отправил ей смс. Лучше присядьте. «Привет это я ар. Сений из деского я тебя помню как дила. Видел тебя на интернете. Скоро» И отправил сообщение маме Алисы. Оказалось нас попутали, под коньяком, и дали телефон мамы. Данная цидулька напомнила мне одну надпись на заборе в родном городе. Там встревоженные гибелью кумира и водкой, фрустрированные подростки написали: «ЦОЙ ТЫК НАМИ ВЕР». Очень трогательно. Совсем недолго, минут пятнадцать, мы объяснялись с мужем Алисиной мамы на предмет данной прокламации, пока не просмеялись. Оказалось, Алисины родители тоже нормальные люди: иногда ржут над собственным ребенком, как кони. Или, например, смотрят в стену блестящими лживыми глазами, убегают в уборную, а после оттуда уже гулко хохочут. Отношения завязались. Алисинья позвонила, Арсюша рассказал, что он мастер мира по спорту - айкидо. При этих словах бабушка прошептала: - Лживость - это у него в твоего папашу. (мы, конечно же, подслушивали). Потом рассказал, что знает четыре языка (!), умеет съезжать с горы на одной ноге и шевелить носом. Конечно же, Алиса пообещала перезвонить – он шевелит носом! И вот тут Арсений интуитивно поступил, как завзятый пикапер. Он не перезвонил. День не перезвонил, два, три. «Лопни мои глаза, - подумала Алиса и сделала маме моральную сеппуку. На четвертый позвонила Алисина мама и разрыдалась. Немного успокоилась и пригласила сыночка на свидание. Говорит, мы сами заедем, заберем, погуляем и обратно привезем. В ответ на что, я немедленно почувствовала себя кото заводчиком. Пишут, что в бюджете Зимбабве осталось 217 долларов, а мы вчера купили сыночку новые джинсы дудками, с карманами ниже попы и рубаху под цвет глаз. Стыдно. Но надо ж было показать, что родители со стороны жениха не жмоты. Хорошо, что они не видели, как мы из-за ребенкиной новой кепки прямо у касс громко сквалыжничали. На свидание Арсений опоздал. Пока одевался, скакал, болтал - забыл про подарок напрочь. А все знают, что негоже к женщине без подарка ходить, даже если это сто двадцать сантиметров хитрости и коварства. Прибежал, запыхавшись, увидел Алису и обомлел. Алиса такую юбку специальную надела, типа тюльпана, как будто под ней есть попа, и розовые колготки – вообще запрещенный прием. А когда прощались, лучшая девчонка на районе взяла сыночка теплой ладошкой и что-то прошептала. В машине Арсений задумчиво сказал: --Знаешь, мама, мне нужны новые плавки. Я с превеликим трудом изобразила покерфейс, заиндевев желудочно. Сынок снисходительно пояснил: - Мы с Алисой в субботу решили в аквапарк идти. И тут у меня случился нервный тик. «Приехали, - подумала я. Пока что Арсений холост. Мне, как яжематери, ясно видно - заводить девицу ему еще рановато. Сердобольная бабушка кормит эти восьмилетние иже херувимы по утрам завтраком с мельхиоровой ложечки, зато на уроках Основы здоровья он врёт, что сам заправляет постель, пылесосит комнату и смотрит новости вместо Футурамы. Раньше Арсений любил кота, Chicken Invaders 4 (игра такая для маньяков, где кур убиваешь разными способами) и кетчуп. Теперь он любит Алису, Chicken Invaders 4 по-прежнему и панк-рок. Мамма… А вчера Арсюша сказал, что хочет стать полицейским. Посмотрел на родителей с бурным прошлым, которые замерли с выпученными глазами и выпавшими из ослабевших рук бутербродами, и добавил: - Ну хорошо, полицейским в Германии... Автор: #Ольга_Счетовод@ 
Comments 7
Likes 32
Взгляд с другой стороны. Кум: Сeгодня с утра показывали "Ну погоди". И вот пpикинул я, чем занимался Волк до всeй этой карусели с Зaйцем... Чисто нaблюдая, как он себя ведет. По моим пpикидкам, в первой серии лeт ему 20-25. Нaверняка отслужил в армии. Причем служил отнюдь не в стройбате, а кaк минимум в ВДВ. Откуда? А давай поcмотрим. Я: Интeресно. Излaгай :) Кум: Прeкрасная техника владения оружием. Причем нестандартным. С гaрпуна по движущийся мишени перeбить веревку. Использовaние лассо. Прекрасная физичeская подготовка. Смог кочeргой обезоружить противника, вооруженного холодным оружием. Рaзбирается в оружие прошлого (катапульта) Спокоeн под обстрелом (сцена в музее). И это только начало... Я: Продолжай Кум: Водит прaктически все, что ездит и плавает/летает... Мотоцикл, гоночный aвтомобиль, каток, экскaватор, тeлежку из аэропорта, катер... Я: Нaш ответ Джеймсу Бонду? Волк-007??! Кум: Да ДБ смирeнно завидует в сторонке! Вот ДБ прыгал бeз парaшюта? А Волк легко. Ни капли не сомневаясь. И, зaметь, какая тeхника планирования! Это же каким глaзомером и чутьем воздушного потока нужно обладать, чтобы рaссчитать траекторию движeния по трём куполам! Опять же... Это отношeние к ментам. Этакое снисходительно-издевательское... У нас такое только десaнтники 2-го августа себе позволяют. Я: И развязное поведение. Кум: Оттож. Так что ставлю на капитана ГРУ. Уволен, скорeе всего, за склочный характер. А судя по тому, что Заяц натуральный мажор (чуть ниже почему), то скорeе всего поцапался с чьим-нибудь сыночком. Почему Зaяц мажор? Итак. Вродe пацан еще, но своя квартира. Постоянно на вeдущих ролях. Шо на концерте, шо на телевидение. Нигде не работает, но вeзде его встречают, пропускают. Даже учaствовал на встрече иностранцев на Олимпиаде-80. А это уже ого-го... Я: Вот я тоже о ГРУ думал. Но повeдение сявотское… Не то воспитание. "Участвовал на встрече инострaнцев на Олимпиаде-80.... А это уже ого-го..."+1 Кум: Но поведение сявотское…Это напускное. Прикинь, что ты элита! А тут бац! и тебя "на заслуженный отдых". Я: Не знаю, не знаю. Кум: Еще в копилку. Прекрасное поведение в толпе. Обучен слежке и распознаванию противника. Вспомни, как быстро отыскал Зайца в многолюдном парке с колеса обозрения. Весьма вероятна снайперская подготовка. Я: Да, набор качеств и умений неординарный Кум: Может работа за кордоном под прикрытием? © Snapius #рассказы 
Comments 9
Likes 136
#НЕОТКРЕПЛЯТЬ! ПРАВИЛА ГРУППЫ : ЧИТАТЬ ВСЕМ!!! НЕЗНАНИЕ ПРАВИЛ ГРУППЫ - НЕ ЗАЩИЩАЕТ ОТ БАНА!!! В группе КАТЕГОРИЧЕСКИ запрещено: 1. Оскорбление участников и администрации. 2. Использование ненормативной лексики. 3. Разжигание межнациональной и религиозной розни, пропаганда насилия. 4. Ссылки (репосты) на другие сайты, группы или аккаунты. 5. Размещение религиозных тем, любой направленности. 6. Открытие новых тем со ссылками на другие сайты в названии, заголовками выражающими эмоции автора, та
Пикник во время солнечного затмения Приближался день солнечного затмения. Да не какого-нибудь, а самого редкого — полного затмения. И погода обещала быть безоблачной, просто идеальной для наблюдения. Марк — кореец по матери, европеец по отцу, — стоял у витрины с мясом и задумчиво разглядывал продукцию. — Бери свинину и куриные ноги, — сказала его жена, заправляя обратно выбившуюся прядь светлых волос из пучка. — Бабушка ведь не против шашлыков? — Да, конечно, — ответил Марк, забрасывая в телег
Принцесса Автор: Лана Лэнц – Самая настоящая! – заявил дракон. – Так что? Договоримся? – Точно в её царстве не осталось никого? – засомневался принц. – А чего тогда не захватили его до сих пор? – Присматриваю. Будь она бесприданницей, разве вы – принцы да рыцари – шастали бы сюда? Мне немного совестно, утащил девочку малышкой, выкуп ждал, а её царство возьми да вымри, то ли от ангины, то ли от скарлатины. Я ей теперь вроде отца, она меня папенькой зовёт, настоящих родителей не помнит, мален
Nigredo — Поговори со мной, Донни. Мне так жаль... если б только я могла переиграть все сначала. На скалистой вершине утеса завывал ветер, и зловонная река раскатисто шумела внизу. Никто, конечно, мне не ответил. — Знаешь... этот день, наверное, засядет в памяти. Нечасто… — мне перехватило дыхание от нахлынувших мыслей и образов, и несколько секунд я не могла говорить. Как согрели бы меня сейчас слова поддержки, но сказать их было некому. Ведь я стояла над водой совсем одна. Я покрепче прижа
ЛЮБВИ ВСЕ ВОЗРАСТЫ ПОКОРНЫ... У нашего сына очень сильный характер. Два года подряд он выносил нам мозг своей личной жизнью. Белые гольфы девочки Алисы заняли все его мысли. Алисины ноги мерещились сыночку со времен старшей группы детского сада. Арсений Сергеич перенес, вроде бы, расставание с этой кокоткой, как мужчина. Но прошли годы, аж два, как болезнь обострилась. Кровавая рана рубцеваться не собиралась даже во втором классе. Алиса, артефакт сопливой юности, никак не забывалась. Арсений С
ВОСПИТАТЕЛЬ Вот уже пятнадцатый год Клавдия Ивановна работала в детском саду. На работу прибегала к семи, проветривала группу и поливала хойю. Складывала кубики и беличьи кисточки. Встречала Машу, Петю, Олимпию, Эдварда и Карамель. В девять на завтрак - ведро молочной каши и хлеб с кубиками масла. Затем грамота и прыжки на одной ноге. Поиск шапок и шнуровка ботинок. Прогулка вдоль венгерской сирени, черной смородины и черемухи со странным названием Маака. Обход плодово-ягодного сада и полив ки
ПИРОГ ДЛЯ СТРАННИКА Больше всего на свете Лидочка любила вечерние чаепития на старенькой, уютной бабушкиной кухне. Когда она была маленькая, то каждые выходные оставалась в бабушкином доме с ночёвкой. Это были долгожданные выходные. Целый день с любимой бабушкой, прогулки в парке, новые истории, которых бабушка знала неимоверное количество. А самое главное - это вечер. Вечером на кухне творилось волшебство. Запах ванили наполнял весь дом и вылетал на улицу, заставляя прохожих останавливаться и
ПОЛЕВАЯ КУХНЯ (КАК МЫ С ВОВКОЙ) На следующий день, когда уже наконец-то избавились от всех котов, бабка нас с Вовкой взяла с собой в поле. — Нехер вас дома одних оставлять. Ещё чего гляди отправитесь коз или коров истреблять. И мы отправились в поле, истреблять сорняки. Бабка нам выделила грядку и сказала, что домой мы вернёмся только тогда, когда доползём до конца поля или тогда, когда мы сдохнем. Но конца поля отсюда не было видно и мне так показалось, что домой мы не вернёмся уже никогда, но
Никогда не проси чужой судьбы. Завидовать - грех. А сравнивать и просить чужую судьбу - несусветная глупость. Вместе с судьбой даётся и предопределение. Кадар и када даются вместе, в утробе матери, - так считается. Но одна женщина об этом не знала. Завидовать - страшный грех! Она и не завидовала. Она просто хотела такую же судьбу как у Амиры. Мечтала о ней. Фатима родилась в бедной семье у грубых и жестоких людей. Потом отец умер и пришла нищета. Побои, плохая пища, за младшими детьми надо ух
ДЕРЕВЕНСКИЙ РАССКАЗ Жила Марья Викторовна и не тужила. Хутор, хозяйство, мужик, хоть и пьющий, но работящий. Работала в местном колхозе ветеринаром. Уважаемым человеком была.По всем вопросам сельчане к ней бежали. Да помер муженек по весне. Почки отказали. Трудно стало Марье одной. Распродала скотину, да и колхоз совсем захирел. Переманили дети Марью в город. Комнату в коммуналке купили. Приезжай, мама, и мы ближе, и поживешь хоть в условиях цивилизации. Перебралась Марья в город. Загрустила
Вой Поляну освещал мягкий свет костра. Огонь мирно жевал бревна, оплетая жадными огненными руками и аппетитно слизывая остатки не прогоревшей коры. - А вы слышали, что тут мертвяки водятся? - Будничным тоном спросил Сенька. - Серьезно? И ты молчал когда мы сюда собирались? - Катя истерично заметалась по полянке, заставив костер изумлённо замереть, а потом так же флегматично продолжить трапезу. - Катюх, он же шутит. Успокойся и сядь назад. - Егор, муж Кати, лениво потянулся, подставив босые н
Show more
About page
Все непонятное и мистическое. Страх. мистика. ужас. юмор. авторские рассказы. Аномальные и мистические новости. происшествия. космос. магия . истории и смешные рассказы. Все материалы которые размещены в группе, получены из открытых общедоступных источников. Права на материалы, представленные в группе в полном объёме принадлежат их законным владельцам. Мы ни в коей мере не претендуем на обозначение нашего авторского права на указанные материалы. Вся информация размещенная в группе имеют целью только удовлетворить любопытство уважаемых посетителей
Photos from albums
Links to groups
Link to the group has been deleted
Link to the group has been deleted